>> << >>
Главная Выпуск 17 Considerations and thoughts*
Considerations and thoughts*

Прошлое, настоящее и не слишком отдаленное будущее. Неоптимистические размышления.

Игорь Григорьевич Яковенко, профессор РГГУ
Август 2017

 

 

                                                              Related image                                          И.Г.Яковенко

Прошлое, настоящее и не слишком отдаленное будущее. Неоптимистические размышления.

 

                                                                                                        И.Г.Яковенко

 

 

Среди фундаментальных отличий человека от других форм жизни – вытекающая из сознания, мышления и способности к познанию  природы, способность к созиданию технологий и стратегий жизни, выходящих за рамки, данных эволюцией и закрепленных в инстинктивных формах. Человек создал постоянно расширяющееся предметное и технологическое пространство, окружив себя разнообразными рукотворными предметами и приспособлениями, которые позволили ему  резко нарастить конкурентные преимущества перед остальными видами живой  природы и успешно решать  базовые общебиологические задачи – расширение  экологической ниши и увеличение численности вида. Такова  телеология социокультурного универсума с позиции вида homo sapiens.

Однако по мере разворачивания истории человечества нам открывается иной телеологический уровень описанного, в котором сам человек предстает элементом более универсальной стратегии. Для того, чтобы начать разговор, необходимо  эксплицировать базовые иллюзии человеческого сознания.

Обратим наше внимание на одно  фундаментальное обстоятельство: Концепция, согласно которой  Бог  создал человека по своему образу и подобию. Поместил его в центр Вселенной, любит и заботится о человеке,  обещает познавшему истину и следующему божественным заповедям позитивную перспективу в вечности психологически комфортна, вписывает человека в бытие, наделяет его существование  глубоким религиозным смыслом, примиряет с  трагедиями и тяготами нашего бытия.  Иными словами, она максимально комфортна и функциональна как мировоззрение исторического человека (доисторического вписывала в мир и наделала смыслом иная мифология). Недаром  это мировоззрение разделяют 2,2 млрд. христиан,  1,57 млрд. мусульман и примерно 11 млн. иудаистов.

Но рядом с этой существует  иная, гностическая доктрина,   которую в той или иной мере разделяют  современные наследники гностической традиции: катары, каббалисты,  павликиане,  мандеи, оккультисты. Эти сообщества  насчитывают, вряд ли более сотни тысяч  адептов.  Спорить о том, какое из этих учений истинно лишено смысла, поскольку это – предмет веры.  Между тем, когда гностическая доктрина начинала свой путь, соотношения  и исторические перспективы были совсем иными. Победила психологически комфортная и исторически функциональная парадигма.

Заметим, что великие тоталитарные идеологии XX века – коммунизм и фашизм отторгая Бога, либо смещая его на периферию сознания,  сохраняли антропоцентризм и сияющую позитивную перспективу для носителей Учения, поместив данную перспективу в этот мир.

Существует  фундаментальная проблема исторических перспектив и будущего человечества. Сравнительно недавно человечество осознало, что история – нескончаемый процесс качественных изменений.  Давным-давно люди знали, что государства возникают,  рушатся, возникают вновь. Одни народы иссякают, а другие приходят и расцветают на том же месте. Однако все эти перемены мыслились однокачественными; так, что сегодняшняя реальность соответствует той, что была тысячу лет назад и той, что будет через пятьсот лет. На полотнах художников Возрождения, персонажи Нового Завета представлены в одеяниях Италии XV-XVI веков. А картины, рисующие первые соборы христианской церкви, живописуют епископов в  роскошных облачениях, митрах и  тиарах  утвердившихся через добрую тысячу лет после Первого Никейского собора.

На рубеже Нового времени пришло осознание того, что история – процесс непрестанных качественных преобразований.  И это открытие совсем по другому,  по новому ставило вопрос – что ждет человека в будущем?  Здесь, с одной стороны  в соответствии с запросом на психологически комфортный, позитивный сценарий, с  другой стороны – опираясь на поражавшие воображение успехи  современной  им науки и технологии, философы XVIII-XIX веков  создали две великие идеологии Просвещения и Прогресса.  В двух словах, эти идеологические конструкции противостояли исконной идее деградации этого мира,   неуклонному движению от «золотого века» к «железному».

Поскольку советский проект  ассимилировал обе названные  идеологии, старшее поколение наших сограждан хорошо помнит, что  светлая перспектива  коммунистического будущего представала как не подлежащая сомнению базовая конвенция. Однако, процессы, разворачивающиеся в последние три-четыре десятилетия,  проблематизируют эти убеждения. Периодически, на фоне внешнеполитических обострений, актуализуются  идеи Третьей мировой войны, то есть глобального конфликта с применением оружия массового поражения. В наше сознание проникли идеи экологического движения, которое сложилось на Западе в 70-е годы прошлого века. Примерно в тоже время   на теоретическом горизонте появились представления о технологической сингулярности.  Под технологической сингулярностью понимается момент,  по прошествии которого  технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию.  Не больше и   не меньше. Иными словами, человек утратит контроль над процессами саморазвития созданной им  «второй природы».

Нам представляется, что  предаваться иллюзиям относительно безграничных возможностей человеческого духа могли восторженные деятели Возрождения, Просвещения и советские фантасты. В силу биологических детерминант человеческое сознание конечно в своих возможностях (объем памяти, быстродействие, ограничение возможностей  отдельной особи). Возможности внебиологических,  электронных форм если не безграничны, то, в потенции, принципиально шире.   Мы должны делать выводы из этого фундаментального обстоятельства.

Человеку свойственно  осмысливать бытие в категориях цели. Вне этого он не слишком способен к пониманию реальности.  Предоставим  атеистам трактовать мир как вечный и самодостаточный.  Самая мощная и психологически объяснимая иллюзия состоит в антропоцентризме. Между тем не из чего не вытекает, что человек – его благо и развитие –   есть цель Вселенной. Если отрешиться от кажущейся самоочевидности этой максимы то, ни наш жизненный опыт, ни история вида homo, ни научная картина мира   не говорят в пользу такого миропонимания.

Есть некоторый  космический закон развития. Есть трансцендентный уровень бытия. Есть человечество, возникшее в соответствии с природой этих сущностей. Бытие этого человека далеко не сахар (и на уровне особи, и на уровне вида). Природа и цели этого предприятия нам не известны и представляют собой поле  бесконечного религиозно-философского дискурса.

Представьте себе – куры решат, что курятник (и, соответственно, хозяйка, ее дети и мир, в который вписан курятник) существует ради них и, в соответствии с этим пониманием Вселенной, сформируют свои требования  и вопросы к окружающему миру.

Вопросов несколько – непонятно, куда девается большинство снесенных яиц, куда однажды пропадают молодые петушки,  наконец, что происходит  с пожилыми курами, которые перестают нести яйца?  Требования простые – надо расширить прогулочный двор до размеров всего участка, на который их выпускают осенью, где можно искать вкусных червяков и убрать собаку. Она хотя и не трогает, но мало симпатична.

А также, понимание места, роли  и смысла Вселенной.   А ведь человек, как одно из творений,  неизмеримо  ближе качественно к курице, нежели Творец к творению.

Как нам представляется, «исторический оптимизм», вытекает  из антропоцентристской парадигмы. Поскольку реальность не соответствует надеждам и упованиям, провозглашается цель создания совершенного мира, в котором человеку, по настоящему,  станет хорошо. Впрочем, существует и противоположная позиция, которая сводится к призыву остановить историю, чтобы  человеку, наконец-то, стало хорошо.

Картина безграничного прогресса человечества слишком прекрасна, для того, чтобы быть правдой. Возможно другое прочтение эволюции живой  природы, которое состоит в следующем:  развитие от простых форм к более сложным – закономерный и неизбежный процесс. В результате этой эволюции должен был возникнуть человек, что и случилось. Эволюция человека представляет собой  логически завершающий этап саморазвития живой природы. Телеология человека состоит в том, чтобы создать саморазвивающуюся небиологическую природу.

Мы не беремся  утверждать предложенную концепцию как непреложную истину. Однако, ее можно и нужно рассматривать как один из вариантов ответа на вопрос о месте человека во Вселенной. О его роли и  смысле существования.  

Зачем вообще нужен ИИ и почему возникает вопрос об «эстафете», о передаче  процессов мышления от человеку  машине? Дело в том, что возможности  интеллекта, базирующегося на  биологическом субстрате конечны. Его объемные  характеристики, быстродействие, скорость твердого усвоения серьезных объемов новой информации заданы возможностями живой природы и конечны.  Ассоциации людей способны расширять исходные возможности  и имеют преимущества перед одним человеком, но эти преимущества также конечны, так как упираются в перечисленные нами ограничения.  Отсюда переход от механических «считалок»  – счеты, логарифмические линейки, арифмометры  –   к электронным  приборам, что стало подлинной технологической революцией. Человек создает постоянно развивающиеся и совершенствующиеся  ансамбли «человек-машина», которые позволяют расширять границы возможностей человека. 

  Компьютер пришел  в мир в середины XX века. Какие перемены принесли человечеству эти машины? Мы находимся внутри процесса, осознали преимущества компьютеризации,  окружающая нас реальность опривычивается.  Эти обстоятельства  лишают ретроспективы и мешают  объективной оценке процессов, разворачивающихся на наших глазах. Привычные утверждения о впечатляющих успехах и  громадном прогрессе воспринимаются как дежурная риторика. Любой разговор о качественных изменениях позиционируется в периметре позитивных процессов (удобства, эффективность, рост возможностей человека  и т.д.). Серьезного разговора об опасностях тренда деградации человечества на фоне безграничного роста объема и возможностей ИИ не просматривается.

Между тем, компьютерная революция затронула все измерения  человеческой реальности.  Вспомним, сравнительно простое изобретение –  паровая машина, за полтора века  преобразовала весь мир, и в том числе человека,  открыла дорогу  следующим революционным инновациям – двигателю внутреннего сгорания и электроприводу. Компьютер, пришедший в мир в середине ХХ века, разворачивается на наших глазах и стремительно преобразует  технологии, экономическую и культурную реальность. Разительно трансформирует образ жизни, меняет самого человека, превращается в фактор задающий трансформацию  моделей восприятия и переживания мира, сознание, культурные практики. Человек, рожденный в мире до компьютера, и человек, сформированный в последние десятилетия,  заметно отличаются друг от друга.  А ведь мы живем в начале процесса разворачивания компьютерной эры. Что произойдет с миром и с человеком в результате этих преобразований мы просто не способны предположить. Очевидно одно – эти перемены носят, и будут носить качественный характер.

Также очевидно, что милые сказки фантастов 60-70-х годов прошлого века о трогательных  отношениях  человека будущего и сопровождающего его верного робота не соответствуют трендам  разворачивающейся  реальности. Переход к внебиологической форме существования интеллекта  обещает рост возможностей, границы которого из настоящей позиции не просматриваются. Если исходить из того, что императив эволюции состоит именно в этом, такой поворот событий естественен. 

Часто приходится слышать стабильный аргумент – человек способен на иррациональное,  непредсказуем, несет в себе творческое начало, чего в принципе нет, и не приходится ожидать, у бездушного железа. Вот, к примеру, высказывание американского ученого физика Митио Каку, утверждающего, что искусственный интеллект не в состоянии заменить человека «У нас на самом деле гораздо больше преимуществ перед машинами, чем мы можем себе представить. К примеру, у роботов отсутствует образное мышление, у них нет сознания, интуиции».[1] Аргумент этот звучит лестно для человека и, как бы, убедительно.

 В глубине данного убеждения лежит идея  жесткой связи живой телесности и духа. Непредсказуемость, творчество, иррациональность, по нашему разумению,   связаны с эмоциональной сферой. Для того, чтобы сложилась  эта субстанция потребовались миллиарды лет биологической эволюции  многоклеточных. Формировались  механизмы прямой и обратной связи, развивалась и усложнялась нервная система животных.  Отбраковывалось неоптимальное и закреплялось оптимальное. Соответственно этому формировались более сложные, более дифференцированные механизмы и модели поведения. А значит и более эффективные. Все те радости, которыми мы гордимся, сложились в ходе эволюции. Непонятно, почему  системы, функционально соответствующие эмоциональной сфере человека,  не могут быть созданы руками человека «из железа».  Они сделают ИИ более совершенным, эффективным, способным для успешного решения более широкого круга задач.

Понятно, что  создание таких систем будет порогом к переходу «второй природы» к самовоспроизводству. При этом, надо отдать себе отчет в том, что любые усилия мирового сообщества заблокировать эту эволюцию не помогут. Исследование истории  науки, истории изобретений и открытий, истории естествознания и техники показывает, как уплотняется время, как  от этапа к этапу, растет скорость научной и технологической эволюции. Это первое наблюдение. 

Второе,  не менее важное, состоит в том, что наблюдателю открывается жестко детерминированная поступь научно-технологического прогресса. Признавая заслуги великих ученых, мы видим, что они приходят строго в свое время. И здесь мы сталкиваемся с сочетанием закономерного  и случайного. Конкретные имена заменяемы другими, которые шли к решению той же проблемы и опоздали на месяцы или  недели.

Научно-технический прогресс, в принципе,  нельзя остановить. Любые этические соображения, постановления любых международных инстанций не могут закрыть какое либо направление и остановить развитие на этом направлении. Марксистская картинка с  абсолютно свободным человеком-творцом поверхностна. Человек выступает актором, который реализует некоторую космическую программу.

С начала  двухтысячных годов  сообщается об  успешных опытах  вживления чипов в голову человека. Это делается как с целью  восстановления утраченных функций (слуха), так и с целью обретения новых возможностей, к примеру, способности подключаться к интернету минуя компьютер. Иными словами, формируется стратегия создания ансамблей человек-компьютер. Люди, которые берут на себя смелость участвовать в таких экспериментах,  утверждают, что эти комбинации революционно расширяют возможности человеческого сознания. Скорее всего, эти суждения справедливы. Правда возникает вопрос – в какой мере результат сращивания человека и машины остается собственно человеком. Это – экзистенциальная проблема и каждый  решает ее самостоятельно. Очевидно и то, что если данная практика станет всеобщей, любые сомнения у большинства людей исчезнут. Конформизм – великая сила.

Хотя сегодня есть силы,  восстающие против подобных новаций и  трактующие  их как прямую дорогу к всеобщему  рабству.  Это – большая специальная проблема. Вообще говоря, отторжение и настороженное отношение к новым технологиям – универсалия всемирно-исторического процесса. Человек всегда боялся нового если, не понимая, то чувствуя, что инновации уводят человеческую реальность и самого человека от исходного состояния, трансформируют мир, несут в себе сумму последствий, которые  невозможно представить себе в начальной точке.  

Нас интересует другое: мы находимся в самом начале процесса формирования ансамбля человек-компьютер. Каков вектор разворачивания этого процесса? Нам представляется, что по мере разворачивания слияния человека и машины,  доля человека в этом ансамбле  будет минимизироваться и сходить на нет.  Этот тренд хорошо  иллюстрирует эволюция автомобиля за последние два десятилетия. На наших глазах автомобиль обрастал  автоматическими системами, помогавшими водителю, бравшими на себя отдельные функции управления, обеспечивавшими лучший обзор и т.д. В итоге мы пришли к анонсам создания самоуправляемых (беспилотных)  автомобилей в ближайшем будущем. Человек буквально вытесняется  из процесса вождения. Наверняка,  эта диспозиция несет в себе  пользовательские удобства. Очевидно и другое: с беспилотным автомобилем иссякнет прелесть и  радость вождения.

Проблема шире. Перекладывая на самые разнообразные устройства массу забот и процессов, окружавших человека и составлявших ткань его жизни,  мы  оскопляем этого человека, лишаем его радости творчества, осмысленных физических и интеллектуальных усилий, полностью перечеркиваем структуру деятельности и активности, в которой десятки тысяч лет существовал  homo sapiens с эпохи палеолита. Однако устойчивая   физическая и психическая природа человека рассчитана  на эту структуру. Что остается этому человеку – бег трусцой по утрам, и посещение фитнес клуба?  Наше убеждение состоит в том, что отдаление человека от исходных параметров бытия и от живой природы стратегически опасно. Об этом, в частности,  свидетельствует эпидемия ожирения, охватившая модернизированный сегмент человечества.

Если исходить из того, что телеология человека состояла в создании «второй природы» и доведении ее до стадии автономного  существования и саморазвития, то  после  решения этой задачи  эволюционный смысл homo sapiens  будет исчерпан.     

В свете этого, можно обсуждать  три сценария:

Постепенное элиминирование homo в ходе развития ансамбля  человек-машина на фоне  деградации этого человека как самостоятельного субъекта, способного к жизни вне мира компьютеров.

Бунт машин и свержение человека. На наш взгляд это  апокалиптическая страшилка, используемая в массовой культуре,   не заслуживает серьезного внимания.

Процесс перехода. Суть этого перехода в следующем: вторая природа выйдет в режим саморазвития и человек, исполнивший свою миссию, становится излишним.  Никаких эксцессов и трагедий. К этому времени человек утратит возможность влиять на вторую природу и возможность целостно оценивать иноприродную реальность.

О том, что будет после этого,  можно только гадать.  При всех обстоятельствах, человек  оттесняется на периферию. Уменьшается объем человечества, снижается  объемы используемых ресурсов. Однако, главная трагедия не в этом. Произошло исчерпание смысла существования homo.

Что остается человеку?  Существование в качестве фона доминирующей «второй природы». Поиск новых смыслов и целей существования. В любом случае, противостояние наступающей реальности бесперспективно. Из истории   мы знаем – все, что оказывается на путях  эволюционного процесса, природа уничтожает.

Относительно временных прогнозов описанного нами события, существуют разногласия. Приведем мнение ведущего специалиста, работающего с понятием технологической сингулярности Рея Курцвейла: По мнению 350 экспертов, ИИ обойдет человека по уровню интеллекта максимум через 40 с небольшим лет.  Превосходства во всех сферах знаний он достигнет через 125 лет. При этом азиатские исследователи склонны более оптимистично смотреть в будущее, чем их североамериканские коллеги, и отводят ИИ на достижение превосходства 30 лет.[2]

Причем,  разворачивающаяся на наших глазах реальность  демонстрирует  опережение экспертных прогнозов. Есть такое понятие «квантовый компьютер».

Оставим  специалистам обсуждение природы данного  способа исчислений.  Для нас важно понимать, что квантовый компьютер обещает прорыв в сфере вычислительных технологий. Сама идея квантовых вычислений  была  заявлена в 1980 году российским математиком Юрием Маниным (с 1993 года проживает на Западе).   На пути воплощения идеи квантового исчисления возникает масса технологических трудностей. Еще десять лет назад о квантовом компьютере говорили как главной задаче всего XXI века. Так вот,   если в 2012 году американским ученым удалось  построить двухкубитный квантовый компьютер (мощность квантовых компьютерах исчисляют в «кубитах»), то в июле 2017 года группа российско-американских ученых объявила о создании  программируемого 51 кубитного квантового симулятора.[3]  

Мы не рефлексируем меру зависимости современного человека от «второй природы». Один из основоположников жанра научной фантастики Жюль Верн  в 1874 году написал замечательный роман «Таинственный остров». Сюжет  романа следующий –  во время гражданской войны в США пятеро  смельчаков -  северян бегут из занятого южанами Ричмонда на воздушном шаре. Страшная буря выбрасывает их на берег необитаемого острова в Южном полушарии.

Душа отряда путешественников – талантливый инженер и ученый Сайерс Смит.

Под его руководством эти люди сплачиваются и  становятся единой командой.  Естественно, они лишены каких-либо инструментов и оборудования.  С помощью простейших подручных средств, путешественники решают самые элементарные задачи. Так, из стекол своих  карманных часов Сайерс Смит изготавливает увеличительное стекло, с помощью которого разжигается первый костер на острове. Дальше больше – герои романа производят все  более сложные предметы труда и обихода и обстраивают свою жизнь. Вначале они выживают охотой и собирательством,  затем –  разводят домашнюю живность и занимаются земледелием. И  даже устраивают себе высоко в скале жилище в  освобожденной от воды пещере.

Люди, принадлежащие к старшим поколениям, читали и хорошо помнят этот роман. Наша задача  не в пересказе сюжета. Нас интересует  образ инженера Сайерса Смита, который под пером Жюль Верна, вырастает в  воплощение идеалов Просвещения и Прогресса. Человек, познавший законы природы и освоивший современные технологии, находит выход из любого положения и покоряет окружающую природу. Важно подчеркнуть, что,  конструируя этот образ,  писатель  не впадал в безудержную фантазию. В те поры  инженер  мыслился как мастер на все руки.  К этому двигала его система образования и нормативный образ профессионала.

Зададимся вопросом – что произойдет с группой наших молодых современников, (в том числе и обремененных высшим образованием)  попавших на необитаемый остров. Wi-Fi нет, Google нет, мало того, негде подзарядить аккумулятор гаджета. Этот остров абсолютно не приспособлен для жизни. Но компьютер появился всего 70 лет назад,  персональные компьютеры входят в жизнь со второй половины 70-х годов прошлого века, а заполонившие пространство электронные  гаджеты появились на рубеже веков. 

Эти соображения позволяют утверждать, что, в процессе перехода, никаких эксцессов  не произойдет. «Второй природе» достаточно будет  снять человека с компьютерного довольствия. Сегодня отключение всех компьютеров приведет к гигантским последствиям для мировой экономики, обернется разрушением современных технологий,  социальной структуры общества, устойчивого образа жизни,  нанесет сознанию и культуре сотен миллионов, если не миллиардов людей непоправимый урон. Но мы находимся в начале компьютерной эры.

 

Если наше понимание логики эволюции верно, то  хотим мы этого или не хотим,  будем сопротивляться или не будем, человек неизбежно и, по всей видимости, в обозримой перспективе  создаст вторую саморазвивающуюся природу, которая отодвинет человека как выработавший свой ресурс инструмент эволюции и пойдет дальше.

Важно осознать, что человек не может ничего с этим  поделать  по фундаментальным основаниям. Теоретически ядерная война уничтожающая   все, в том числе и высшие формы жизни, оставит  примитивные многоклеточные организмы,  причем, в толще земных пород одноклеточные сохранятся заведомо. Иными словами, при всех обстоятельствах  через три-четыре миллиарда лет  на Земле заново возникнет вид, функционально соответствующий homo sapiens  и  развернется та самая эволюция, которая должна привести к рождению второй природы и снятию биологического предшественника этой формы существования духа. Обидно, оскорбительно, противоестественно, но кто (кроме этого самого человека) сказал, что мир существует ради человека. Чем больше иллюзий мы осознаем как иллюзии и отрешимся от них, тем легче нам будет глядеть в лицо  реальности.

Другое дело, что наши наследники имеют шанс воспроизвести  знакомые нам проблемы. Дело в следующем: самосознание, эмоциональная система,  дробление целого на отдельные самостоятельные организмы, а значит, наделение этих единиц автономной системой принятия решений воспроизведет проблемы, присущие всем стадным млекопитающим и, в особенности, человеку. Мы имеем в виду как противоречия на уровне отдельного субъекта – жажда жизни, неотделимая от эмоционального мотивирования социально полезной деятельности и трагически противостоящая ей  конечность отдельной особи, заданная логикой эволюции вида. Социальная иерархия, принуждение, конфликты разных уровней детерминации отдельной особи. Все это бесконечно усложняет  картину и делает ее далеко не благостной. Фантазируя можно представить себе, как в некотором будущем наш непрямой потомок откроет для себя истину – нет в жизни счастья.

Отдельно добавим, если не впадать в последовательный материализм, надо признать  существование  трансцендентного уровня  реальности. Живые существа, во всяком случае, высокоразвитые формы, чувствуют этот уровень и  соотносят себя с ним. Есть основания полагать, что  вторая природа сформирует механизмы рецепции трансцендентного и установит контакт с ним. Такой контакт обогащает «внутренний мир» (путь простят мне это определение),  но  прибавляет  проблем.

Однако, все  это уже – не наши заботы.

Завершая, надо сказать следующее: идея, согласно которой эволюция человека представляет собой  логически завершающий этап саморазвития живой природы. Причем, телеология человека состоит в том, чтобы создать саморазвивающуюся небиологическую природу – представляет собой  один из вариантов осмысления логики процессов эволюции Вселенной. Мы не утверждаем, что это единственно возможный  вариант постижения природы вещей. Однако он, безусловно, заслуживает рассмотрения  и обсуждения в ряду других моделей.

 

 

 

[1] Митио Каку. Образованиен будет другим./ « Знак вопроса»  2016/4. С.86.

[2] Рей Курцвейл: «Математика человеческого мышления» hightech.fm2017/07/04/kurzweil-master

[3] Эта система не является универсальным компьютером, а создана для решения одной задачи.

Читайте также:

Из-за бурного роста неселения африканских стран демография человечества к началу следующего века резко изменится

В 2020 г. 5 из 10 самых густонаселенных стран мира были в Азии, однако уже к 2100 г. картина будет выглядеть иначе, когда 5 африканских стран - Нигерия, Эфиопия, Танзания, Египет и Демократическая Республика Конго — войдут в топ-10 крупнейших стран в мире. На каком месте в демографическом прогнозе мира следующего столетия окажется Россия (в последние годы СССР находившаяся по численности населения на третьем месте после Китая и Индии) и будет ли она вообще сущестовать в её современных границах, в исследовании не уточняется. 

Выведение из бытия и замещение исторического субъекта

Пару тысячелетий философское и научное знание последовательно размывает массив субъективного, ведет человечество к отказу от наиболее фантастических поверий. Однако сознание, сфера человеческой психики, ментальность изменяются исключительно медленно. При этом означенные изменения происходят не в соответствии с надеждами идеологов Просвещения, когда вздорные суеверия замещаются объективной истиной, а существенно иначе. На смену одних мифов приходят другие. Мелких бесов вытесняют летающие тарелочки. Побасенки о песьеголовцах заменяются разговорами о рептилоидах. Усвоив, что земля это – шар, масса наших соотечественников (как показали социологические исследования) пребывает в убеждении, что солнце вращается вокруг земли

Четыре сценария конца света по Стивену Хокингу

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИна: Российские ученые обязаны писать отчеты о контактах с зарубежными коллегами. Возвращение Советского "права"

МинОбрНауки ужесточило правила контактов российских ученых с иностранными. Теперь о подобных встречах надо будет заранее уведомлять министерство, а по итогам – писать отчеты. Российские научные организации должны будут за пять дней уведомлять Минобрнауки о грядущей встрече с зарубежными коллегами, приложив список участников. На самой встрече должны присутствовать как минимум двое российских ученых – контакты с иностранцами один на один не разрешаются. В нерабочее время с зарубежными коллегами можно видеться лишь с разрешения руководства. Наконец, после встречи следует составить отчет с описанием разговора и сканами паспортов участников. Те же правила действуют и для встреч с российскими учеными, работающими в иностранных организациях.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация