>> << >>
Главная Выпуск 21 NewConcepts Chapters

Иоанн VI - первая жертва цареубийства в истории России

Артем Кречетников 

Предисловие редакционной коллегии журнала Новых Концепций.

Великолепно написанная статья об убийстве царя Ивана Антоновича, в которой есть только один недостаток. Убийство правнука Ивана V, соправителя Петра Первого, в заголовке и далее называется "первой жертвой цареубийства в истории России". Тогда как первым убитым коронованным Российским Монархом являлся Дмитрий Первый, или Самозванец Дмитрий Первый. Который был коронован «венцом» Годунова, приняв его из рук  патриарха Игнатия. Которому бояре поднесли скипетр и державу, присягнув на верность. Путь которого после коронования от Успенского собора был устлан златотканым бархатом, а когда царь Дмитрий Первый появился на пороге, бояре осыпали его дождём из золотых монет, по традиции завершавшим коронование. Почему автор игнорирует убийство коронованного царя Руси Дмитрия Первого? Только потому, что он являлся (или же был объявлен - вопрос не до конца выясненный) самозванцем? Но ведь ему была принесена присяга, он был коронован и правил Россией до тех пор, пока не был убит!

Объявляя убийство Иоанна VI первым цареубийством, автор игнорирует также убийство царя Бориса Федоровича Годунова (успевшего за свое недолгое царствование составить первую карту Российского Государства), которому (после внезапной смерти отца, Бориса Годунова во время похода против Дмитрия, помянутого в предыдущем абзаце) успели принести только присягу (включавшую помимо Царя имена его матери Марии и сестры Ксении Борисовны, и клятву «не хотеть на царство Симеона Бекбулатовича» и «злодея, именующего себя Дмитрием») но короновать не успели, поскольку убили. Оба эти цареубийства в государстве Российском автор цареубийствами не считает.

Иоанн VI был первым убитым российским императором (как правильно говорится в тексте), но не первой жертвой цареубийства в России (как утверждает заголовок статьи). 

В остальном же статья Артема Кречетникова написана блестяще и исторически безупречно.

 

 

Иоанн VI - первая жертва цареубийства в истории России

  • 16 июля 2018
"Мирович перед телом Ивана VI" (автор Иван Творожников, 1884 год)Правообладатель иллюстрацииPUBLIC DOMAIN
Image caption"Смерть Иоанна VI" ( картина художника Ивана Творожникова, 1884 год)

17 июля исполняется 100 лет со дня убийства семьи и приближенных последнего русского царя.

Из 14 российских императоров пятеро погибли насильственной смертью. Николай II - последний в этом ряду.

В 1920-е годы говорили: а что особенного случилось? Почему "господам гвардии" можно лишать жизни государей, а пролетариату нельзя?

Ну, положим, придворные заговорщики и народовольцы ставили на кон собственные жизни, а большевики расправились с беззащитными людьми, всецело находившимися в их власти.

Однако самое первое русское цареубийство с моральной точки зрения было пожалуй, еще хуже.

 

Иоанн VI царствовал в младенческом возрасте чуть более года и не успел сделать вообще ничего - просто мешал династическим конкурентам фактом своего существования.

Кстати, погиб он практически день в день с Николаем II и его семьей - 16 июля.

Забытый император

Государыня Елизавета Петровна запретила произносить имя предшественника под страхом кнута и ссылки. В документах его именовали "известной персоной", изображения уничтожали, монеты с его именем отправили в переплавку, а их хранение объявили уголовным преступлением.

Серебряных рублей Иоанна VI в мире сохранилось всего пять. Один из них был в 2012 году продан с аукциона в Швейцарии за 4,4 миллиона долларов.

Михаил Ломоносов, успевший сочинить оду в честь царственного младенца, впоследствии никогда об этом не вспоминал.

Во время юбилейных торжеств 1913 года Иоанна VI, единственного из российских императоров, пропустили и на Романовском обелиске в Александровском саду, и на яйце Фаберже "300-летие дома Романовых".

Историк Василий Ключевский написал: "Екатерина совершила двойной захват: отняла власть у мужа и не передала ее сыну", - не упомянув о третьей жертве, Иоанне VI, - настолько прочно тот был забыт.

Лихое время

"Шестой" - потому что первым Иоанном на русском престоле считается Калита, вторым - его внук Иван Красный, третьим - создатель централизованной державы и дед Ивана Грозного, правивший во второй половине XV века, четвертым - сам Грозный, пятым - слабый здоровьем и разумом брат Петра I, одно время формально царствовавший наравне. Иоанн VI доводился ему правнуком.

Пожалуй, самое увлекательное время в России - первые 15 лет после смерти Петра Великого. По сравнению с ним, во Франции эпохи мушкетеров царил скучный застой: ничего интересного, кроме истории с алмазными подвесками, да и той, скорей всего, на самом деле не было. Зато современникам в нем жилось некомфортно.

Петр оставил Россию в династическом кризисе.

Перед смертью начертал на доске для письма: "Отдайте все…", выронил грифель и в сознание более не пришел.

Люди до сих пор гадают, кого имел в виду император. Скорее всего, просто понимал: отдавать некому. Имел бы мнение, высказал бы, не дожидаясь агонии.

Старшего сына Алексея он убил, младший, Петр Петрович, прожил три с половиной года. Единственным легитимным наследником оставался 10-летний сын Алексея, будущий Петр II.

Меншиков со товарищи, выведя на улицы гвардию, посадили на престол вдову Петра Екатерину I, но она прожила всего два года. Сменивший ее Петр II - три.

Не существовало ни законов, ни обычаев. У кого сила, тот и прав, как сильные между собой договорятся, так и будет.

Сохранилось сообщение кабинет-секретаря Макарова московскому градоначальнику Мусину-Пушкину: "По Ее Императорского величества [Екатерины I] тестаменту наследственному государю Петру Алексеевичу учинено избрание".

Так на каком основании сделался императором Петр II: по наследственному праву, по завещанию предшественницы, или по решению сановников?

Династия из провинции

Когда умер царь-подросток, вельможи почесали затылки и обратили взор на Анну - дочь ранее упомянутого царя Ивана.

Петр выдал племянницу за герцога Курляндии - крошечного, но стратегически важного государства на юго-западе современной Латвии. Молодой супруг скончался через несколько дней после свадьбы, не выдержав алкогольного состязания с новым родственником.

Ровно 20 лет Анна Иоанновна пребывала в нужде и забвении. Сидела на краешке стула в приемных Меншикова и других петербургских "тяжеловесов", выпрашивая немного денег, а еще лучше - позволения вернуться. Петр выпроваживал ее в Курляндию обеспечивать российские интересы. Выучить немецкий Анна так и не сподобилась.

Не избалованную жизнью принцессу пригласили на престол, полагая, что ею легко будет управлять. Еще в 1730 году Россия могла получить ограниченную монархию и конституцию. Отчего не вышло - разговор отдельный.

Анна в очередной раз доказала, что нет горшего тирана, чем бывший лакей, и развязала террор, сравнимый по масштабам и жестокости с опричниной.

Между тем, детей у нее, опять же, не было. Императрица вспомнила про родную сестру Екатерину, в свое время тоже отданную за немецкого герцога, только не Курляндского, а Мекленбургского.

Их 15-летнюю дочь привезли в Россию, объявили наследницей, окрестили и нарекли Анной Леопольдовной.

Отношения между теткой и племянницей не задались. Анна Леопольдовна любила уединенные прогулки в парке, фарфоровые безделушки и куртуазные романы, а многолюдных пьяных застолий и забав вроде первой брачной ночи шутов в ледяном доме не любила. Анна Иоанновна считала, что облагодетельствовала бедную родственницу, а та нос задирает.

Российские дипломаты нашли Анне Леопольдовне подходящего жениха, герцога Брауншвейгского Антона-Ульриха - красивого юношу, имевшего репутацию мягкого и слабовольного, - что и требовалось.

Банановая империя

Император Всероссийский Иоанн VI (портрет кисти неизвестного художника XVIII века)
Правообладатель иллюстрацииPUBLIC DOMAIN
Image captionИмператор Иоанн VI. Неизвестный художник нарисовал его старше, чем он был на момент свержения

Государственный переворот был тогда в России обыденным делом. За 37 лет их случилось пять.

В августе 1740 года у супругов родился сын Иоанн Антонович. Императрица тут же решила: он и будет наследником, ее многолетний фаворит Эрнст Бирон - регентом, а племянницу с мужем побоку.

Последними словами Анны, обращенными к Бирону, были: "Не бойсь!"

Через четыре дня после смерти Анны начальник Тайной канцелярии Андрей Ушаков, правая рука Бирона, хотя не немец, а чистокровный русак, публично пригрозил Антону-Ульриху поступить с ним "как с последним подданным", если не будет вести себя как следует.

Через две недели фельдмаршал Бурхардт Миних арестовал Бирона и отправил его в тот же Березов, где одиннадцатью годами раньше окончил свои дни Меншиков. Анна Леопольдовна сделалась регентшей при трехмесячном сыне, Антон-Ульрих стал генералиссимусом.

Спустя год незаконнорожденная дочь Петра Елизавета надела чрезвычайно шедший ей гвардейский мундир с лосинами, во главе 308 преображенцев явилась ночью во дворец, разбудила Анну Леопольдовну словами: "Пора вставать, сестрица!" - и поцеловала низвергаемого ребенка-императора.

Анна Леопольдовна и ее муж не предприняли ничего, хотя их предупреждали многие, включая даже британский Форин офис. Елизавета была известна профранцузскими симпатиями, и ее прихода к власти в Лондоне не хотели.

До конца жизни Елизавета мучилась ночными кошмарами, оттого и любила пиры и балы до рассвета. Оставшись одна, не могла уснуть: все казалось, что кто-нибудь войдет и к ней.

Специальный лакей днем отсыпался, а ночами сидел у царской постели, и когда Елизавета начинала метаться и вскрикивать, клал ей на лоб ладонь, приговаривая: "лебедь белая". Слуга получил дворянство и фамилию "Лебедев", его потомки живут в Петербурге до сих пор.

Свергнутую династию, отныне именовавшуюся "брауншвейгским семейством" Елизавета повелела выслать, но в Риге их нагнал курьер с приказом об аресте. "Не говори "гоп", пока не проехал Чоп!"

Путая следы, узников содержали в Риге, Динамюнде, Раненбурге в современной Липецкой области, и, наконец, в Холмогорах. Место их пребывания оставалось государственной тайной.

Одетый камнем

В четыре года легитимного государя, повинного лишь в том, что его родители не сумели удержать власть, разлучили с семьей. Он содержался в Холмогорах в полной изоляции, а в 16 лет был переведен в одиночную камеру в Шлиссельбургской крепости, откуда уже не вышел.

О других персонажах колоритного Гвардейского столетия можно рассказывать бесконечно, а о главном герое этой истории и поведать почти нечего - настолько засекречено было все, с ним связанное.

По одной версии, он практически не видел людей, был дик и неадекватен. По другой, умел читать и писать, знал о своем происхождении, обладал природным умом и хорошей памятью.

Петр III посещает Иоанна VI в камере Шлиссельбургской крепости (рисунок художника XIX века Федора Бурова)Правообладатель иллюстрацииPUBLIC DOMAIN
Image captionДва императора: Петр III и Иоанн VI в камере Шлиссельбургской крепости (рисунок художника XIX века Федора Бурова)

Петр III, царствовавший всего 183 дня, успел посетить "безымянного узника". По его словам, тот, конечно, не был воспитан, но рассуждал обо всем здраво, просился в монастырь, и это его желание следовало бы удовлетворить.

Екатерина II через месяц после прихода к власти тоже пожелала видеть Иоанна Антоновича и говорила, что он вел себя как сумасшедший.

Петр III был внуком Петра I, а Иоанн Антонович - всего лишь правнучатым племянником, следовательно, династической угрозы не представлял. Но для Екатерины, чужестранки, занявшей престол в результате путча и убийства мужа, он был по-настоящему опасен.

Тюремная стража получила инструкцию: в случае попытки освобождения заключенного убить его.

16 июля 1764 года подпоручик шлиссельбургского гарнизона Василий Мирович, находясь в карауле, предпринял такую попытку. Офицеры Чекин и Власьев закололи узника шпагами, после чего сдались Мировичу, которому, в свою очередь, ничего не оставалось, как сдаться правительственным войскам.

Екатерина приказала "безымянного колодника хоронить в Шлиссельбурге без огласки". Иоанн VI - единственный российский монарх, чье место погребения неизвестно. Даже останки Николая II в конце концов нашли.

Мировичу отрубили голову. За 82 года с введения Елизаветой Петровной моратория на смертную казнь и до восстания декабристов в России официально казнили семь человек: Мировича и Пугачева с пятерыми сподвижниками.

Неудачливый заговорщик показал, что был не один. Приближенный императрицы генерал Петр Панин якобы обещал ему поддержку весьма значительных лиц. Впрочем, на положении Панина это не отразилось.

Многие историки считают заговор Мировича провокацией с целью избавиться от Иоанна Антоновича.

По словам сослуживцев, Мирович был честолюбив, при этом подвержен фантазиям и мечтам. Таких легко использовать втемную. "Если Гришка Орлов возвел на престол Екатерину и встал у кормила государства, почему бы мне не проделать то же самое?" - мог он рассуждать.

Мирович оказался последней фигурой авантюрного времени, когда в России казалось, да и было возможным все.

Тихий героизм

Пока Антон-Ульрих стоял у трона, его единодушно считали слабым и нерешительным. Но в беде он проявил стойкость и мужество, на которые способен не каждый.

В ссылке у него и Анны Леопольдовны родились еще четверо детей: Екатерина, Елизавета, Петр и Алексей.

В 1746 году умерла Анна Леопольдовна.

Антон-Ульрих рассказывал детям то, что знал сам, учил говорить по-немецки, читал вслух Библию - других книг не полагалось.

После гибели Иоанна Антоновича Екатерина II предложила ему свободу и выезд за границу, но без детей. Он отказался.

Прожил еще 10 лет в сыром холодном подвале. Под конец ослеп.

По словам современного историка Андрея Буровского, Россия в его лице потеряла прекрасного правителя с очень высокими человеческими качествами.

В 1780 году сестра Антона-Ульриха, датская королева Юлиана попросила Екатерину отпустить к ней племянников и племянниц. Младшему из них, Алексею, было на тот момент 34 года.

Екатерина согласилась при условии, что в Дании они не будут, как сказали бы теперь, публичными людьми.

Сестры и братья убитого императора не получили образования, дичились людей, ничем не интересовались, по-немецки говорили с ошибками, по-русски - как окружавшие их солдаты и поморы.

Никто из них не вступил в брак и не оставил детей. Последняя представительница трагического семейства, Екатерина Антоновна, умерла в датской провинции в 1807 году. Брауншвейгская династия промелькнула в российской истории и пресеклась.

Впрочем, с Романовыми это случилось еще раньше. Начиная с Петра III, российский престол занимали потомки герцогов Голштинских.

 

источник Блог Кречетникова

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация