>> << >>
Главная Выпуск 21 NewConcepts Chapters

НАПОЛЕОН БОНАПАРТ - ОСВОБОДИТЕЛЬ ЕВРЕЕВ ОТ РЕЛИГИОЗНО-АНТИСЕМИТСКОГО ИГА

Эммануил ПИРУТИНСКИЙ-ПРАТ и Люлечник ВИЛЕН

Image result for фото наполеон и евреи

НАПОЛЕОН ОСВОБОДИТЕЛЬ ЕВРЕЕВ

Эммануил ПИРУТИНСКИЙ-ПРАТ

Image result for фото наполеон и евреи
Наполеон Бонапарт не встречал евреев ни в детстве на Корсике, ни в отрочестве во Франции. Его первое соприкосновение с организованной еврейской общиной состоялось в городе Анкона, взятом им 9-го февраля 1797-го года во время первой итальянской кампании.

Проезжая во главе входящих в город победоносных полков, Бонапарт заметил, что среди радостно встречавших его толп народа стояли люди в желтых головных уборах, с желтыми же нарукавниками, помеченными шестиконечной звездой. Он спросил одного из офицеров об их значении и узнал, что эти люди — евреи, а шапки и нарукавники служили опознавательными знаками их вероисповедания, если с заходом солнца они не возвращались в гетто. Бонапарт немедленно приказал нарукавники снять, а желтые шапки заменить обыкновенными. Он также открыл ворота гетто и объявил, что отныне евреи вправе жить где им угодно и соблюдать свою религию открыто и без помех.

А вот другой малоизвестный пример отношения Бонапарта к евреям: 19-го июня 1798-го года по пути в Египет французы взяли остров Мальту. Тут Наполеон узнал, что мальтийские рыцари жестоко преследуют местных евреев, продают их в рабство христианам и туркам и запрещают им соблюдать обычаи. Он сразу же приказал открыть синагогу и восстановил гражданские права евреев Мальты.

Однако ни Анкона, ни Мальта не могут сравниться с прокламацией Бонапарта, изданной им под стенами осажденной крепости Акко 20-го апреля 1799-года, о создании самостоятельного еврейского государства в Палестине, — 118 лет до Бальфурской декларации и 149 лет до провозглашения Государства Израиль.

В прокламации, между прочим, говорится: "Бонапарт, главнокомандующий армиями Французской Республики в Африке и Азии, обращается к законным наследникам Палестины:
Израильтяне! Законные наследники Палестины! Воспряньте духом, о изгнанники!
Великая нация (Франция. — Э. П.), не торгующая людьми и государствами, как те, кто "продал вас сынам Эллинов, чтоб удалить вас от пределов ваших" (Йоэль, 3:6), зовет вас не завоевать, но лишь вернуть свое отечество, отнятое у вас. С помощью и при поддержке Франции вы навеки останетесь господами и защитниками своего отечества от вторжения иноземцев".

Этой прокламации не было суждено осуществиться. Бонапарт был уверен, что после падения Акко он войдет в Иерусалим и оттуда возвестит евреям и всему миру о восстановлении Израиля.

Но Акко не пала вследствие вмешательства английского флота, и Бонапарт, вынужденный вернуться в Египет, должен был отказаться от своего плана.

Невольно возникает вопрос: что побудило Бонапарта так круто встать на защиту всюду гонимого народа?

Подобная позиция, да еще не увенчанная успехом, не сулила ему ни политической, ни — тем более — военной выгоды. Напротив, она могла лишь повредить его растущей популярности и послужить на пользу его противникам и соперникам.

Здесь следует вспомнить, что Наполеон был корсиканцем и действовал с детства до последнего дня своей жизни как истый корсиканец — от беспредельной дружбы-вражды с освободителем Корсики, Паскалем Паоли, до неоправданной веры в великодушие английского правительства после поражения под Ватерлоо.

Корсиканец не забывает ни сделанного ему добра, ни причиненного ему зла. Таким был и Наполеон, и не исключена возможность, что симпатию Бонапарта к евреям можно объяснить и тем, что где-то в его подсознании сохранилась память о том, что в свое время мэр города Аяччо, еврей Жан Жером Леви, скрыл его в своем доме от гнавшихся за ним приверженцев Паскаля Паоли и тем самым спас его.

Не менее интересна опять-таки малоизвестная беседа Наполеона со своим врачом, ирландцем Барри О'Мира на острове Св. Елены, 10-го ноября 1816-го года, когда О'Мира задал уже больному императору прямой вопрос: "Почему вы неизменно поощряете и поддерживаете евреев?" — тот ответил: "Я всегда хотел видеть евреев равноправными подданными, какими являются остальные народы моей империи. Я желаю, чтобы к евреям относились как к братьям, как если бы все мы являлись частью иудаизма. Это было бы выгодно и для Франции, потому что евреи многочисленны и иммигрировали бы в нашу страну со своим богатством. Если бы не мое падение, большинство европейских евреев переселились бы во Францию, где их ждали бы свобода, равенство и братство".

Придя к власти, Наполеон превратил евреев в полноправных подданных своей империи не из намерения извлечь из этого какую-либо выгоду: по своей малочисленности евреи не имели никакого политического веса.

Меттерних-Виннебург, австрийский консул в Париже, писал в одном из своих докладов в Вену: "Во Франции находятся всего лишь около сорока тысяч евреев, из них около тысячи — в Париже. Но все они без исключения видят в императоре своего Мессию!".

После сокрушительной победы под Аустерлицем Наполеон продолжал настоятельно действовать в пользу полного освобождения евреев от гражданских ограничений, несмотря на яростное сопротивление антисемитских кругов во Франции и за рубежом. Казалось, что старания императора порождают лишь противоположные его желанию результаты.

Но сломить Наполеона было не так-то легко. Он сказал: "Еврейский вопрос решается не так. Я никогда не приму мер, обязывающих еврейский народ оставить Францию, потому что для меня еврей равен любому другому гражданину страны. Изгнание их из Франции явилось бы доказательством слабости, в то время как для их интеграции требуется сила".

Сорванный англичанами план создания еврейского государства в Палестине Наполеон заменил другим, не менее грандиозным, — восстановлением Синедриона, верховного органа еврейского духовного законодательства, упраздненного римскими завоевателями Иудеи в 73-м году новой эры и вновь впервые созванного императором французов Наполеоном I-м через 1734 года после смерти разрушителя иерусалимского Храма, Тита Флавия. Первая сессия открылась 9-го февраля 1807-го года в Париже и продолжалась ровно месяц.

Новое мероприятие встретило ожесточенный протест царя Александра, назвавшего Наполеона "Антихристом и врагом Б-га", что, впрочем, не помешало ему через полгода подписать с тем же "Антихристом" Тильзитское соглашение, сопровождавшееся объятиями и уверениями в вечной дружбе, продержавшейся…. пять лет, до вторжения Наполеона в Россию.

Идея восстановления Синедриона, как и идея возрождения еврейского государства в Палестине, остались кратковременными эпизодами. Пройдет еще полтораста лет, пока свершится то, что молодому императору виделось тогда.

 

НАПОЛЕОН И ЕВРЕИ

  
 

О Наполеоне написано десятки тысяч работ. И с кем его только не сравнивали, и кем его только не считали – тираном, авантюристом, узурпатором и т. д. и т. п. В эпоху Наполеона его ненавидела вся Европа. Но всё-таки он её сделал другой. Сравнивали его и с Гитлером. И действительно, между ними были общие черты, но и ещё больше различий, особенно по еврейскому вопросу. Вот об этом и пойдёт речь. Метод цитирования при этом просто необходим, так рассказать о Наполеоне в рамках одной статьи просто нет никакой возможности. Для освещения этой проблемы, я использовал серьезнейшее исследование Десмонда Сьюарда «Наполеон и Гитлер: Сравнительная биография» (1995 г. Смоленск), прекрасную статью Юрия Бака, опубликованную в интереснейшей газете горских евреев «Новый рубеж» (№ 97, 2011. Нью-Йорк), монографию Дугласа Рида «Хотел ли Гитлер войны…» в которых авторы сообщают некоторые интересные сведения по проблемам, не всем известным. Естественно, я использую и некоторые другие источники.

Наполеон и Гитлер

 

Главное отличие Наполеона от Гитлера заключается, конечно, в их отношении к евреям. Император совершенно искренне полагал, что всякие религиозные и общественные ограничения в отношении к евреям должны быть отменены, и необходимо уравнять их в правах с протестантами и католиками: всюду, куда бы ни ступала нога французского солдата, гетто уничтожалось. Вот один из случаев, описанных Ю. Баком в статье «Наполеон Бонапарт – провидец еврейского государства» (Новый рубеж. №97. 2011). Его первое соприкосновение с организованной еврейской общиной состоялось в городе Анкона, взятой им 9 февраля 1797 года во время первой итальянской кампании. «Проезжая во главе входящих в город победоносных полков, Бонапарт заметил, что среди радостно встречавших его толп народа стояли люди в жёлтых головных уборах, с жёлтыми же нарукавниками, помеченными шестиконечной звездой. Он спросил одного из офицеров об их значении и узнал, что они – евреи, а шапки и нарукавники служили опознавательными знаками их вероисповедания, если с заходом солнца они не возвращались в гетто. Бонапарт немедленно приказал нарукавные знаки снять, а жёлтые шапки заменить на обыкновенные. Он так же открыл ворота гетто и объявил, что отныне евреи вправе жить где им угодно, и соблюдать свою религию открыто и без помех». И Наполеон не останавливался на этом, он надеялся, что ему удастся убедить евреев со всех уголков мира съехаться и поселиться во Франции, и принять полноправное участие в жизни страны. Его перу принадлежат следующие строки, написанные на острове Святой Елены: «Мне частично удалось осуществить свой план. Некоторое количество отличных еврейских солдат вступили в ряды французской армии, в результате этого приток богатств в страну увеличился. Если бы не события 1814 года, сколько бы ещё этих людей прибыло во Францию, потому что вскоре каждый еврей захотел бы поселиться в стране, где гарантировано равенство всех народов перед законом и где он мог бы приложить свои усилия в любой области деятельности». Самым пикантным является тот факт, что евреи России так же отважно сражались против Наполеона, в армии которого тоже были евреи, в период Отечественной войны 1812 года.

Но Франция не всегда отличалась таким отношением к евреям. До Наполеона было далеко не так. В последние годы правления Директории по стране прокатилась волна банкротств, вызвавшая ненависть к банкирам-евреям, на страницах французских газет появился ряд антисемитских публикаций, в которых каждый ростовщик изображался евреем. Во времена Консульства, т. е. в период, когда Наполеон играл значительную роль, возможность подобных нападок была исключена. В противоположность этому, с апреля 1933 года, когда Гитлер уже прочно взял власть в руки, евреи стали подвергаться всяческим ограничениям и незаслуженным унижениям. Была проведена соответствующая чистка учреждений, организаций и фирм от сотрудников-евреев, и, в конце концов, их нигде не стали брать на работу. А в 1935 году их официально решили германского гражданства. «Единственное сходство между Наполеоном и Гитлером заключается здесь в том, что каждый из них действовал как продукт своей эпохи. В этом плане Наполеон был настоящим приверженцем Просвещения в его наиболее милосердной форме, а Гитлер явился наиболее извращённым выражением немецкого романтизма ХIХ века, в котором концентрировалось и вышло наружу всё зло так называемой «исторической науки», – отмечает Сьюард. Своё отношение к евреям Наполеон демонстрировал не раз. По сведениям названного выше Юрия Бака, 19 июня 1789 года по пути в Египет французы взяли остров Мальта. Отношение мальтийских рыцарей к евреям было известно всей Европе. На рынках рабов частенько появлялись мальтийские евреи, которых продавали в рабство в основном туркам и христианам. А на самой Мальте они подвергались преследованиям, им запрещали совершать свои религиозные обряды. Наполеон возмутился. Часть мальтийских рыцарей он наказал, приказал открыть синагогу. А иудеев восстановил во всех гражданских правах. Правда, не всегда было так гладко. Согласно некоторым историкам, отношение императора к евреям было сложным и неоднозначным, хотя, по общему мнению, он благоволил им. Такое отношение к евреям, Юрий Бак объясняет весьма своеобразно. Он пишет: «Корсиканец не забывал ни сделанного ему добра, ни причинённого ему зла. Таким был и Наполеон, и не исключена возможность, что симпатию Бонапарта к евреям можно объяснить и тем, что где-то в его подсознании сохранилась память о том, что в свое время мэр города Аячио, еврей Жан Жером Леви скрыл его в своём доме от гнавшихся за ним приверженцев Паскаля Паоли, и тем спас его». Конечно, это может быть одной из причин такого отношения к представителям иудейского племени. Но Наполеон смотрел на вещи шире. Он был образованнейшим человеком своего времени. Повидал много стран. И видел ту пользу, которую евреи приносили народам, среди которых они проживали. А поэтому он и пытался сконцентрировать большую часть этой нации в своей любимой Франции, понимая, что выгода будет несомненной, что в последующие столетия показало правоту императора. Конечно, идеализировать Бонапарта не будем. Он, как и Гитлер, загубил несметное число народу. На полях сражений погибло 1 млн. 700 тыс. солдат, а всего Франция потеряла 2 млн. человек. Столько же потеряли противники и союзники императора. Но не следует забывать, что население планеты в то время было раз 5-6 меньше. Но Наполеон убивал в бою, в сражениях. А отношение к пленным, раненым у него было довольно гуманным. И, конечно, речи не было, чтобы он уничтожал людей по национальному признаку. По этому поводу великий премьер Британии У. Черчилль писал: «Победа нацистов будет для всех нас более страшной катастрофой, чем могла бы быть победа Наполеона. Наполеон мог не только разрушать, но и создавать. По части цивилизованности также не может проводиться сравнения между нацистскими и наполеоновскими режимами, да и вольнолюбивые французы никогда не смогли стать орудием такого вопиющего варварства, которое идёт к нам из Берлина» (Мартин Гильберт. Уинстон Черчилль. 1939-1941). Но вновь вернёмся к Юрию Баку, замечательному журналисту и историку. Он в своей статье приводит ещё несколько поразительных примеров, показывающих отношение императора к иудейскому племени. Если бы в иудаизме существовал культ святых, то одним из первых претендентов на него смог бы стать Бонапарт. Вот несколько примеров. О Мальте и Анконе писалось выше. Но с ними не может сравниться прокламация Бонапарта, отмечает Бак, изданная им под стенами осаждённой крепости Акко 20 апреля 1799 года. В этой прокламации провозглашалось создание самостоятельного еврейского государства в Палестине – 118 лет до Бальфурской декларации и 149 лет до провозглашения Государства Израиль. Он признавал евреев законными наследниками Палестины и призывал возвратиться на отнятые у них земли. Тут бы подключиться юристам. Бонапарт создал ряд новых государств, учредил несколько королевских династий и по нравам того времени они все считались легитимными. А некоторые существуют до сей поры. И хотя Акко ему взять не удалось, это сути дела не меняет. Еврейское государство было им провозглашено. И даже после устранения его от власти, этот документ не был объявлен недействительным. Следовательно, Израиль восстановлен, по моему мнению, 20 апреля 1799 года. Но об этом почти не говорят. И лишь газета горских евреев «Новый рубеж» осмелилась опубликовать блестящий материал Юрия Бака. Но ведь из этого следует, что Наполеона вполне правомерно назвать «сионистом №1». А его даже «праведником мира» не называют. Хотя заслуги перед народом Израиля у него огромные. Чтобы завершить этот сюжет, приведу ещё один отрывок из статьи Ю. Бака. Ирландец Барри O’Мира на острове Святой Елены был врачом Наполеона. И вот незадолго до смерти от задал ему вопрос, на который получил интереснейший ответ: «Почему вы неизменно поощряете и поддерживаете евреев?», – спросил он у больного императора. Тот ответил: «Я всегда хотел видеть евреев равноправными подданными, какими являются народы моей империи. Я желаю, чтобы к евреям относились как к братьям, как если бы мы все являлись частью иудаизма. Это было бы выгодно и для Франции, потому что евреи многочисленны и иммигрировали бы в нашу страну со своим богатством. Если бы не моё падение, большинство европейских евреев переселилось бы во Францию, где их ждали бы свобода, равенство и братство».

Заветы вождей

Так называется одна из глав книги Десмонда Сьюарда «Наполеон и Гитлер. В ней автор отмечает, что при Гитлере пощады евреям не было. Их уничтожение было самым горячим желанием фюрера. Ещё до 1941 года у него мелькала мысль депортировать их со своей территории в какое-нибудь отдалённое место, вроде Мадагаскара, вместо того, чтобы убивать их. Однако огромный рост его империи сделал это невозможным. Никто не мог сравниться с ним в скорости, с какой он позволил своему антисемитизму превратиться в манию. Трудно найти объяснение такого ярого антисемитизма. Сьюард при этом отмечает, что существует и теория, что по-настоящему ответственность за «окончательное решение» (систематическое уничтожение евреев) лежит не на фюрере, а на Гиммлере. По этой теории рейхсфюрер начал проводить эту политику без ведома Гитлера, однако такие же методы применялись и раньше, и не только в отношении польской элиты. Он никогда не испытывал жалости к тем, кто не подходил для его идеального расистского мира. В 1939 году начали уничтожать в газовых камерах умственно отсталых людей, и тысячи были убиты до того, как протесты религиозных лидеров остановили эту практику. Ещё одна группа населения, кроме евреев, подвергалась систематическому истреблению: по всей империи в газовых камерах уничтожались цыгане. Было истреблено 25% всего цыганского народа. Трудно поверить, что всевидящее око Гитлера не замечало происходящего в рейхе. Да и его книгу «Майн Кампф» прочитал почти каждый немец. И почти большая часть населения Германии по отношению к евреям руководствовалась «теорией» фюрера. Так что снять с него даже частично, вину за уничтожение целых народов никому не удастся.

Обе империи стали крупным достижением своих создателей, несмотря на то, что принесли много горя народом Европы. Однако вскоре они стали создавать проблем больше, чем решать. Для того чтобы держать в повиновении покорённые народы, требовались многочисленные армии и гигантский чиновничий аппарат. В течение своего существования обе империи сеяли семена своего будущего краха. Наполеон и Гитлер оставили после себя в наследство изменённую карту Европы и политические завещания. Франция и Германия сильно пострадали от вражеской оккупации, но смогли быстро оправиться от этого, так же, как от правления императора и фюрера. Оба диктатора оставили после себя документы, в которых пытались оправдаться перед историей, с тем, чтобы можно было возродить былое. Основной разницей между завершающими стадиями их карьер явилось, безусловно, то, что император вернул себе трон и держал его сто дней, ведя свою армию, усиленную ветеранами, репатриированными со всей Европы, к последнему поражению при Ватерлоо. Хотя он и провёл свои последние годы практически в заключении, вопрос о суде над ним и предании его смерти никогда не возникал. Если бы Гитлер каким-либо чудом смог вернуться из небытия в 1946 году, он нашёл бы одни руины, среди которых его не ждали бы ни армия, ни партия. Личное завещание Наполеона касалось в основном его семьи, а так же в нём было выражено желание отдать своё заспиртованное сердце супруге Марии-Луизе. Он обращается к французской нации, «которую любил так сильно», и просит своего сына не забывать, что тот родился французским принцем. Однако некоторые его записки весьма злы. Так, он утверждает: «Я умираю раньше положенного мне срока, убитый британскими олигархами и их наёмниками». Затем он пишет, что оставляет 100.000 франков французскому сержанту, который пытался убить герцога Веллингтонского, и утверждает, что снова расстрелял бы герцога Энгиенского при схожих обстоятельствах. Гитлер тоже оставил завещание, назначив Мартина Бормана своим душеприказчикам. В этом завещании он просил, чтобы его родственникам, тёщё и секретарям был обеспечен «уровень жизни мелких буржуа». Кроме завещаний личных, цитируемый автор сообщает, что они оставили завещания и политические. «Завещание императора, – сообщает Десмонд Сьюард, – было составлено в форме легенды, призванной побудить бонапартистов вернуть французский трон сыну императора. Он надиктовал своим секретарям множество записок, ставших популярным чтением в 1823 году и в течение всего последующего века. Недовольство французов вернувшимся к власти Бурбонам, воспоминания о днях, когда французские войска триумфально маршировали по всем столицам мира, обеспечили мифу о Наполеоне привлекательность. Подобно Прометею, прикованному к скале, Наполеон стал героической фигурой в глазах французов. Сочинения Беранже, Гюго помогли в этом. В 1840 году тело Наполеона было возвращено во Францию по приказу короля Луи-Филиппа и положено в гробницу в Доме инвалидов, куда впоследствии совершил паломничество Гитлер. Суть бонапартизма была весьма проста: процветание дома, военная слава за границей». Завещание Гитлера было иного рода и по форме и по содержанию. Его монологи о том, почему Германия проиграла войну, которые он произносил между февралём и началом апреля 1945 года, принято считать его завещанием. Подобно императору он цинично отрицает свою вину, говоря, что ни он, никто другой в Германии в 1939 году не хотел войны. Гитлер обвинял Британию и «еврейского приспешника, полуамериканца-пьяницу» Черчилля в том, что они не хотели объединить Германию с Европой, что Британия втянула Америку в войну. Что касается нападения на Россию, то самым его страшным кошмаром была боязнь, что Сталин нападёт первым. Обвиняет он в завещании всех – и генералов и народ, но только не себя. «И всё же он считал, – отмечает автор цитируемой монографии, – что война в один прекрасный день войдёт в историю как славное и героическое выражение воли народа к жизни…». На пороге своей смерти он остался таким же юдофобом и считал оправданным уничтожение им 6 миллионов евреев. Но, в отличие от Наполеона, никакой легенды не вышло из бункера фюрера. Однако там существовал аромат тайны, которого не было в истории с Наполеоном. В поисках «секрета Наполеона» Клаузевиц иногда предполагает, что император предпочёл бы достичь своих целей невоенными средствами. Говорят, что в ХХ веке Бонапарт смог бы сделать это. Карьера фюрера противоречит этому мнению – он начинал с политики, надеясь достичь желаемого без войны, а закончил войной как самоцелью. Гитлеровская диктатура была первой диктатурой в индустриальном государстве на нынешнем уровне современной технологии, причём именно технология помогала подавлять народ. Вот такие интересные вещи нам поведали авторы.

 

ОТ РЕДАКЦИИ: Наполеон не всегда хорошо относился к евреям. Известны и его откровенно антисемитские высказывания:

«Они главные возмутители в современном мире… Они стервятники человечества… Они образуют государство внутри государства. Несомненно, они не являются законопослушными гражданами… Зло в них исходит не от отдельных личностей, но от коренной природы сего народа… Деятельность еврейской нации со времен Моисея, в силу всей её предрасположенности, заключалась в ростовщичестве и вымогательстве… Французское правительство не может равнодушно смотреть на то, как низкая, опустившаяся, способная на всякие преступления нация захватывает в своё исключительное владение обе прекрасные провинции старого Эльзаса. Евреев приходится рассматривать, как нацию, а не как секту. Это нация в нации… Я бы хотел на определённое время лишить их права выдавать займы под заклад, потому что слишком унизительно для французского народа быть обязанным этой низкой нации. Целые сёла обобраны евреями, они снова ввели рабство; это настоящие стаи воронов. Вред, причиняемый евреями, не происходит от отдельных лиц, но от всего этого народа в целом. Это черви и саранча, опустошающие Францию.
Я решил исправить евреев, но я не хочу их иметь больше, чем их есть в моём государстве. Я делаю всё, чтобы доказать моё презрение к этой подлейшей нации мира.
Евреи являются нацией, способной к самым ужасным преступлениям. Я хотел сделать из них нацию граждан, но они негодны ни к чему кроме торговли подержанным добром. Я был вынужден провозгласить закон против них за их ростовщичество, и крестьяне Эльзаса передали мне свои благодарности.
Философскими учениями жидовского характера не изменишь, для них нужны исключительные специальные законы.
К жидам относятся с отвращением, но надо признаться, что они действительно отвратительны; их также презирают, но ведь они и достойны презрения». НАПОЛЕОН БОНАПАРТ /1769-1821/ император Франции. Из “Размышлений” и речи-обращения к Государственному совету 30 апреля и 7 мая 1806 года.

А вот цитаты из одного из вариантов Политического Завещания, написанные Гитлером 13 февраля 1945 года.

«…я совершенно свободен от расизма как расовой ненависти. … Гордость за свою собственную расу – и это ни в малейшей степени не означает презрение к другим расам – это нормальная и здоровая психология человека. Я никогда, к примеру, не относился к китайцам или к японцам как к существам, находящимся на более низкой ступени. Они принадлежат к древним цивилизациям, и я свободно допускаю, что их цивилизация гораздо более древняя, чем наша собственная. Они имеют полное право гордиться своей историей, совершенно так же, как и мы имеем право гордиться цивилизацией, к которой принадлежим сами. На самом деле, я считаю, чем более китайцы или японцы горды своей расой, тем проще нам найти с ними общий язык.

… Мы используем термин “еврейская раса” просто из соображений удобства, поскольку в природе, с генетической точки зрения, никакой еврейской расы, как таковой нет.

Существует, однако, некая общность, к которой можно приложить этот термин, и существование которой, признаётся самими евреями. Эта однородная группа однородна, прежде всего, идеологически; и к которой все евреи планеты, вполне осознанно и принадлежат, независимо от того, в какой стране они живут, и где, в данный конкретный момент сами они находятся. Именно эту общность мы и называем “еврейской расой”. Заметьте, что это отнюдь не религиозная общность, хотя иудаизм и служит им как бы введением, чтобы презентовать себя самих как евреев. Это даже и не собрание групп, связанных общей религией.

“Еврейская раса” – это в первую очередь и, прежде всего, особая умственная раса, особое состояние ума – психология. Предположительно она имеет своё начало в иудаизме, и этот иудаизм имеет определённое влияние на формирование общих характеристик; но, тем не менее – это ни в коем случае не религиозная сущность, поскольку она допускает в свои ряды и воинствующих атеистов и искренних, набожных, соблюдающих религиозные обряды верующих. Тут конечно можно добавить и общую связь, объединяющую евреев, как результат вековых преследований; хотя сами евреи весьма удобно для себя забывают, что все эти преследования они заслужили вполне честно.

Евреи не обладают даже общими антропологическими чертами, которые могли бы очертить их в определённую однородную группу. И в то же самое время каждый еврей, несомненно, имеет в себе хотя бы несколько капель чистейшей еврейской крови.

… Я всегда был абсолютно честен в моих отношениях с евреями. Накануне войны я дал евреям последнее предупреждение – я сказал им, что если они таки подстроят её начало, то пусть не ждут пощады, – я уничтожу этого микроба по всей Европе, и в этот раз – навсегда и окончательно. На это предупреждение евреи ответили объявлением тотальной войны и объявили по всему миру, что, где есть на планете еврей – он будет заклятым врагом национального социализма».

 

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
фото

Магаршак Юрий Борисович   09.08.2018 15:18

Все рекомендую к прочтению!