>> << >>
Главная Выпуск 22 Considerations and thoughts*

Платон был неправ. Не во второстепенном, а в главном.

Ю.Б.Магаршак

Сократ 

Image result for фото сократ философ

 

Сократ — друг, но истина дороже

Платон, ученик Сократа

 Image result for фото платон философ

 

Хотя и Платон, и истина мне дороги, однако священный долг велит отдать предпочтение истине

Аристотель, ученик Платона

Image result for фото аристотель философ

 

 

Платон был неправ. Не во второстепенном, а в главном

Юрий Магаршак

Related image

 

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА: Беспредельна не только мудрость человеческая, но и наглость. Пример - прилагаемая статья. С которой её автор, с рождения и по сей день воспитанный в том, что вынужденно отрицает, рад бы не согласиться. Но она правильна

Юрий Магаршак  26 июля 2018 г. 

 
 

В основе главного труда Платона ГОСУДАРСТВО – учение о справедливости. Которая является одной из четырех добродетелей (αρετή) греков, представление о которых восходит к современнику Гомера Гесиоду: мудрость, мужество, умеренность и справедливость.

 

Источником добродетели Сократ (устами Платона, а стало быть сам Платон)  считал разум, а высшей добродетелью, включающей в себя все остальные - мудрость.

 

Согласно Платону, основой добродетелей являются природные свойства души. Мудрость вытекает из разума, мужество следует из наличия воли, умеренность результат преодоления страсти. В отличие от трех перечисленных, справедливость – согласно Платону – существует не сама по себе, но возникает в результате соединения трёх других добродетелей. Являясь, таким образом, не первичной, а производной добродетелью. К тому же являющейся комбинацией трех остальных.

 

 Платон утверждал, что каждый класс общества имеет свою добродетель: у воинов — мужество; у крестьян и ремесленников — умеренность. у философов-правителей — мудрость. Определение же того, что справедливо и что несправедливо – согласно воззрениям Платона – удел мудрецов. Цитата: “Пока в государствах не будут царствовать философы либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольется воедино - государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди - их много, - которые ныне порознь стремятся либо к власти, либо к философии, до тех пор, дорогой Главкон, государствам не избавиться от зол, да и не станет возможным для рода человеческого и не увидит солнечного света то государственное устройство, которое мы только что описали.”

 В Платоновской филосовии справедливость господина одна, справедливость раба другая. Так же, как справедливость стража не та же самая, что справедливость крестьянина. Однако каждая из справедливостей этих незыблема. Попытаться изменить их – значит нарушить всемирный порядок.

 

Ключевым для воззрений Платона является абсолютный характер человеческих добродетелей: мужества, умеренности, мудрости и справедливости. Философ на троне справедлив, если мудр. Вот почему государство должно опираться на мудрецов и мудрецами же управляться. Справедливость при этом считается абсолютной. Отклонения от неё – несовершенство правителя, судьи или обыкновенного человека. Идеальный правитель (абсолютный мудрец) является обладателем Справедливости и вершителем Справедливости. Если рассмотреть десять, сто или тысячу мудрых правителей, то – согласно Платону – справедливость у них будет у всех одна. И судебные решения они будут в идеале выносить одни и те же – если абсолютно мудры. Так же как мудрые судьи. Неважно, к какому судье попал: если он честен, профессионален и мудр, решения в любом из тысяч судов страны будут вынесены одинаковые.

 

Воззрения эти, являвшиеся исключительно убедительными и привлекательными, стали основой греческой философии. А после принятия христианства, с платонизмом в качестве его философской основы [1], стали основой христианского мировоззрения. Которое в новое время от религии отделилось и стало ценностью само по себе.

 

Не случайно верховный суд Соединенных Штатов Америки состоит из девяти Justices. Слово, которое можно перевести, как верховных судей справедливости. Олицетворяющих справедливость (justice) как таковую. При этом восемь из них являются associate justices of the United States  а один Chief Justice of the United States.

 

Как видим, представление об абсолютном характере справедливости глубоко внедрилось в сознание не только юристов и выпускников университетов, но также и самых обыкновенных людей, рядовых избирателей. Причем это касается всех стран, культура которой является христианской. Когда представители меньшинств, протестных движений или групп, борющихся за свои права (неважно какие – любые!), они декламируют: “We Want Justice”. И точно такой же текст, написанный на плакатах, поднимают над головой. При этом демонстранты не требуют суда или передачи их требований supreme justice.  Они требуют справедливости. Подразумевая как само собой разумеющееся, как то, что впитали в качестве основы мировоззрения в школе, что справедливость для всех одна. Понятие, восходящее к “Государству” Платона.

 

Концепция справедливости, восходящая к Платону, а в не столь философски формулированом виде, как в Государстве Платона, к более ранним философам, чем Платон, насчитывает две с половиной тысячи лет. И сомнения, кажется, не вызывала. Тем одиознее будет звучать утверждение, которой формулируется в следующих строках.

 

УТВЕРЖДАЯ СУЩЕСТВОВАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ КАК НЕКОЕГО АБСОЛЮТА ПЛАТОН БЫЛ НЕПРАВ. А ПОСКОЛЬКУ ПОНЯТИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ОСНОВ ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНИЗМА, ВСЯ ОНА НАЧИНАЯ С ЭТОЙ ОСНОВЫ ОКАЗЫВАЕТСЯ ПОД СОМНЕНИЕМ.

 

Какие у автора, масштаб и известность которого с Платоном просто смешно сравнивать, делать столь смелое утверждение? Основания самые веские. Которые, после того, как они будут представлены, сомнений в их правильности, думается, не вызовут.

 

В физике одного убедительного исключения из Закона Природы достаточно, что поставить универсальную верность применения этого закона под сомнение. Опыт Майкельсона, продемонстрировавший постоянство скорости света, поставил под сомнение принцип относительности Галилея. Опыт прохождения электронов через два отверстия одновременно и излучение абсолютно черного тела поставили под сомнения механику Ньютона. То же и в философии. Если представить бесспорный пример того, что справедливостей более, чем одна, каким бы мудрым ни был принимающий решения правитель или судья, система Платона обрушится.

 

Рассмотрим помянутый выше Верховный Суд США в качестве опровергающего систему Платона Примера. Напомним, что верховные судьи (justices) назначаются президентами США пожизненно – или до тех пор, пока они сами по попросят своей отставки. Система эта успешно функционирует более двухсот лет – с 1789 года. Однако на протяжении как минимум полувека он оказывается расколот на два лагеря – в зависимости от того, каким Президентом верховный судья был назначен в Верховный Суд: демократом или республиканцем. Долгое время с перевесом в один голос в Верховном Суде большинство составляли демократы. И решения принимались соответствующие программе демократической партии. Полностью противоречащие представлению о справедливости верховных судей, назначенных президентом-республиканцем. Сейчас перевес на стороне республиканских верховных судей – также на одного, в соотношении пять к четырем. И тотчас решения стали приниматься абсолютно другие!

 

При этом мудрость, профессионализм и честность Верховных Судей не вызывает сомнений. Но между демократическим пониманием справедливости и республиканским пониманием справедливости по очень многим вопросам нет никакой середины! Нет компромисса! Нет ничего похожего на единое мнение о справедливости, которое считал несомненным Платон – а следом за ним вот уже две с половиной тысячи лет миллиарды людей во все цивилизованных, и даже как бы цивилизованных странах.

 

Но, если Платон прав, то такого просто не может и не должно быть!  И тем не менее это так. Справедливость в верховном суде имеет четко выраженные партийные, а значит мировоззренческие, свойства. Что означает: справедливости как таковой, единой для всех справедливости, не существует. Но если справедливости как единого понятия (подразумеваемому этим прекрасным словом) в природе нет, но что делать основой мировоззрения? Что должно стоять в основе принятия решений если это не справедливость, а нечто, для чего не придумано слов?

 

Признав в качестве бесспорного факта, что справедливости как абсолюта (согласно Платону) в Верховном Суде нет, а значит, ее как единого для всех людей понятия нет вообще, немедленно приходим к очевидному следствию:

“справедливости” для разных социальных слоёв, разных групп населения и даже членов семьи разные.

 

У мужа может быть своя справедливость, у жены своя. У работающих граждан страны одна справедливость, у тех, кто живет за счет социальной помощи, другая. У законно проживающих в стране третья, у самовольно пересекших границу четвертая.  Справедливость надзирателя за заключённым существенно отличается от справедливости того, за кем надзирают.Одна справедливость у должника, а у того, кто дал ему деньги в долг иная, можно даже сказать противоположная. У британских консерваторов (тори) одна  справедливость, у лейбористов другая, без какой либо середины меж ними и возможности компромисса. Немецкое понимание кому по-справедливости должны принадлежать Лотарингия и Эльзас, отличается от французского понимания той же немаловажной проблемы. И так не во всем (конечно или наверное), но очень во многом. Во второстепенном справедливости иногда совпадают - но в главном, определяющим судьбу государств и всего человечества - практически никогда.

 

Для Платона справедливость – высшая добродетель государства. В своем главном одноимённом труде, который посвящен справедливому государственному устройству, он утверждал, что только после того, как государствами будут править философы, в них будет осуществлена справедливость. При этом само собой разумеющимся считалось, что для всех философов и всех мудрецов справедливость одна и та же –подобно тому, как умножение, сложение и вычитание чисел одно и то же для христианина и мусульманина, для иудея и эллина, для феминистки и трансвестита, для банкира и сторожа, для вора-рецидивиста и матери-героини. История показала однако, что это абсолютно не так! Справедливость в философии Локка одна, у Маркса другая, для Ницше третья…То же и с партиями, и с требующими справедливости группами населения. Как само собой разумеющееся, не требующее доказательств, вслед за Платоном две с половиной тысячи лет предполагается, что существует универсальная и одинаковая для всех людей всех вероисповеданий, всех классов и всех сословий справедливость. Одна для всех. За которую нужно бороться и которую добиваться.

Но это абсолютно не так!

 

В течение столетий неправота Платона в названном им самим главным вопросе: о справедливости – не бросалась в глаза. В обществах, где перемещение и перемешивание населения было невелико, присяжные и судьи имели более или менее одинаковые представления о справедливом. Образование и просвещение – понятия неодинаковые по природе – казались тождественными. Такое же отношение было при вынесении вердикта присяжными и приговора судьёй: в обществах, в которых во всех слоях доминировала одна и та же культура и одни и те же этические преставления, существовала уверенность, что основанное на справедливости понимание добра и зла у законопослушных граждан одно и тоже. Однако в третьем тысячелетии, когда перемешивание людей, культур и вероисповеданий происходит по всей земле с громадной и с каждым десятилетием увеличивающейся скоростью, justice в суде  все больше зависят от выбора присяжных и судей, а государственные законы и их трактование – от исполнительной власти в настоящий момент. В вопросе о справедливости Платон – а следом за ним более двух тысяч лет миллиарды людей – были неправы. Единой справедливости нет. Универсальная справедливость является выдумкой Платона для его идеального государства. Однако даже в идеальном государстве единой для всех справедливости нет и не может быть. В том случае, если страной (как мечтал Платон) правит философ, наводимый в стране порядок зависит от философских воззрений правящего философа.

 

То же и с мудрецами во власти – если они на какое-то время получают её.

 

Но если единой для всех людей справедливости нет, что же её заменит? Вопрос, требующий глубокого всестороннего изучения. Потому что если вместо серьезного обсуждения проблемы справедливости (justice) её замалчивать, заменяя глубинное исследование на уровне, соответствующем её важности, полит-корректными лозунгами из страха раскачать лодку миропорядка, цивилизация рухнет.

 

Само по себе понимание того, что абсолютной справедливости для всех людей не существует, уже представляется архи и супер важным. Подобно тому, как понимание неизменности скорости света от системы отсчета породило Теорию Относительности Эйнштейна, а аномальность излучения абсолютно черного тела с точки зрения классической физики заставило Бора и Шредингера создать квантовую механику, необходимо создать теорию общественного устройства, которая явится таким же скачком вперед для 21ого века в сравнении с платоновской Справедливостью, политической философий Локка и доктриной разделения властей Монтескье, каким физика 20-ого века оказалась в сравнении с представлениями о Вселенной Ньютона и Галилея.

 

 

Юрий Магаршак

26 июля 2018

 

========================================================================================

[1] Различия между учением Платона и учением его ученика Аристотеля, в разные исторические эпохи в качестве философской основы выходившие на первый план, выходит за рамки короткой статьи, но сути ее не меняет – смотри заголовок.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация