>> << >>
Главная Выпуск 23 Considerations and thoughts*

Пойдет ли современный Китай по стопам императора Кан-Си в завоевании русской Сибири?

Марк Штейнберг

 

Image result for фото марк штейнберг

Марк Штейнберг

ПО СТОПАМ ИМПЕРАТОРА КАН -СИ

Император Кан-Си был одним из наиболее успешных среди правивших в Китае во 2 тысячелетии н.э. При нем Поднебесная приобрела, пожалуй, самые необъятные размеры за всю свою историю. В нее входили территории – кроме Китая-нынешних государств Центральной Азии и Среднего Востока, Пакистана, Бангла-Деж, Мньямны,  Лаоса , Камбоджи , Вьетнама , Кореи и Монголии.Богдыхан Кан-си поставил себе задачей окончательно подчинить Китаю Внешнюю Монголию и не допускать водворения русских на Амуре и в Приморье.

император Канси 康熙 (1662 — 1722)

                                             

 

Нерчинский трактат

Заключен был между русскими и китайцами 25 августа 1689 г. в начале правления Петра 1-го. Тогда русские казаки и крестьяне лишь заселяли Забайкалье и Приамурский край, построив вдоль Амура несколько острогов,крупнейшими из которых были Албазин на левом берегу Амура и Нерчинск на реке Шилка.К 1689 году  войска Кан – си завершили  почти все операции по завоеванию намеченных богдыханом территорий. Оставались лишь русские поселки в Приамурье и летом 1969 года Нерчинскбыл осажден цинскими войсками численностью свыше 15 тысяч человек при поддержке артиллерии и речной флотилии. Им противостояли около полутора тысяч  стрельцов и казаков без достаточного боеприпаса и продовольствия.

В таких условияхКан-си предъявил русским ультиматум, по которому Пекину отходили часть  Забайкалья и полностью территории Приамурья и Приморья . Поскольку богдыхан  угрожал Нерчинску штурмом, находившееся в крепости московское посольство во главе с окольничим  Федором Головиным подписало трактат. И колоссальный стратегически важный массив земель в течении почти 200 лет находился во власти пекинских богдыханов.

Эти обстоятельства давали основания русской стороне требовать пересмотра навязанной силой границы, что и было сделано в 1858 году при заключении сторонами Айгунского договора. Пекин, однако, сегодня считает навязанным силой именно Айгунский договор и признает только Нерчинский трактат подлинно справедливым соглашением о границах. И это – отнюдь не единственная территориальная претензия Китая. Но Приморье, Приамурье и Забайкалье в китайских учебниках истории прямо отнесены к землям, у Поднебесной аннексированным.

 

 

Национализм вместо коммунизма

   В свое время Дэн Сяопин заявлял : « Россия с помощью Айгуньского  договора захватила более полутора млн. квадратных километров нашей территории. Пришло время платы по счетам...»  Судя по всему, такое время наступает, радикальный национализм становится ведущей идеологией современного Китая, единственной идеей, способной увлечь народ. Об этом свидетельствуют массовые демонстрации последних недель, проходившие под националистическими лозунгами, – реакция на попытку японского правительства национализировать острова Дяоюйдао. Надо понимать, что правительство  сказало народу: «Устраивать демонстрации – можно». Потому что национализм уже стал для нынешнего Китая свершившимся фактом.

 Видимо, поэтому невероятную  популярность в стране приобрела  книгаВан Сяодуна «Китай сердится». В ней утверждается, что Народно-освободительная армия Китая должна защищать суверенитет Поднебесной за пределами страны, а отнюдь не ориентироваться на оборону своей территории. Ван Сяодун пишет: «...НОАК должна заняться «коммерцией с мечом в руках», то есть, идти в те регионы мира, где находятся коренные интересы Китая... Крайне важно вспомнить термин “жизненное пространство” и перестать стесняться того факта, что он использовался Гитлером для оправдания немецкой агрессии в Европе». Про то, что целью агрессии должна стать Россия,  в книге   сказано почти напрямую.

    Эти претензии подтверждаются куда более ответственными документами и в первую очередь - военной доктриной КНР, которая твердо ориентирует вооруженные силы государства  на готовность к крупномасштабным   боевым действиям против сильных   и многочисленных противников. И речь идет не об одном Тайване, ибо такого количества войск, которым располагает Китай,  для  этого острова не нужно.Особого внимания заслуживает концепция «стратегических границ и жизненного пространства», котораяоткровенно  заявляет о праве на военную агрессию в связи с нехваткой ресурсов и территории. Концепция основана на том, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства .

Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства». Концепция подразумевает перенесение боевых действий в зоны «стратегических границ» или даже за их пределы,  для «обеспечения законных прав и интересов Китая в АТР».

   Речь идет об экспансии вооруженной, потому что ползучее внедрение этнических китайцев во всех регионах планеты, которое началось более 20 лет тому, происходит  все более интенсивно. За это время бруклинский район Бенсонхерст, в котором я живу, из англо-итальянского превратился в чайнатаун. Таких чайнатаунов множество не только в Америке. К примеру, в Еврейской автономной области сегодня обитает в 30 раз ! больше китайцев чем  евреев.

Но рост населения в КНР необратим и никакая миграция не снимет возникающих проблем.  Ведь на не самой большой территории планеты сегодня проживает больше населения, чем в Северной и Южной Америках. Притом, что значительная часть Китая мало пригодна для обитания и полностью лишена необходимых ресурсов, в первую очередь – энергоносителей. Для выживания и развития ей необходимы территория и природные ресурсы.

      Таких территорий на планете достаточно, но Пекин заинтересован лишь теми, которые примыкают к границам КНР. Именно они могут стать объектом не только демографической, но и военной экспансии. И к ним не причислишь страны  Юго – Восточной Азии, перенаселенные и не изобилующие ресурсами. И не в их сторону нацелены разработки пекинской военной доктрины. Совершенно очевидно, что операционные направления  наступательных группировок китайской армии устремлены на север и северо – запад: Казахстан, Сибирь, Дальний Восток. Там – необозримые  и незаселенные пространства, изобилующие природными ресурсами. Заполучить их, однако, можно лишь путем военной агрессии. Но – решится ли Пекин и достаточно ли у него сил для этого ?

Вооруженные силы Китая

Народно-освободительная армия Китая (НОАК) насчитывает сегодня 2 миллиона 400 тысяч солдат и офицеров - самая большая армия планеты.  Укомплектована отборнейшим людским материалом, ибо число годных к военной службе призывников составляет ежегодно почти 200 миллионов ,  а новобранцев требуется  всего 600 тысяч.

    Еще 1 миллион 500 тысяч - в так называемой вооруженной полиции и З6 миллионов - в полностью боеготовом ополчении.  Именно эти три компонента     и         составляют                  китайские    вооруженные силы в мирное время, по численности – больше, чем все остальные армии планеты, вместе взятые.  Возникает законный вопрос : для какой цели содержит Пекин такое войско ?Ведьвоенный потенциал всех окружающих Поднебесную стран, вместе взятых, уступает ей в разы и Пекинне может ожидать агрессии со стороны какого-либо  государства, поскольку подобный шаг стал бы для него самоубийством.

    Даже у Соединенных Штатоввозможность нападения на Китай полностью исключена.И такого рода очевидность  отлично  понимают в Пекине. Но, если армия не готовится к обороне, то – для агрессии, третьего не дано. Организация , вооружение и боевая подготовка НОАК полностью подтверждают, что  ее стратегическое предназначение – наступление.

Это подтверждает колоссальная мощь сухопутной армии – более  двух миллионов солдат, 12 тыс. танков, столько же боевых бронемашин и самоходных орудий. Такая масса  людей в броне красноречиво свидетельствует о подготовке к наступлению. Поддержать его готовы более  6 000 самолетов и вертолетов, тысячи ракет .

По данным американского Центра оборонной информации, в настоящий момент арсенал Китая включает порядка 450 стратегических носителей ядерных боеголовок , на ракетах дальностью полета от 2800  до 13 000 км.По суммарному количеству стратегических ядерных боеприпасов и их носителей Китай  занимает третье место в так называемом «атомном клубе»  и ядерный потенцал Пекина  сегодня не уступает российскому, а после 2015 года превзойдет его.В пределах досягаемости китайских ракет оказалось примерно 2/3 территории СНГ, объекты на Корейском полуострове, в Японии, на Тайване, в странах Юго-Восточной Азии, Северо-Восточной части Индии.

 Пекин уже сегодня готов парировать ракетно-ядерный удар России. А подготовку к ядерной  войне доказывает также развернувшееся массовое сооружение мощных  подземных сооружений.  Возводятся они в наиболее крупных городах Китая, вместимостью 60 – 100 тыс. человек со сроком автономного проживания до месяца и обеспечивают защиту от всех поражающих факторов ядерного оружия.

Китай быстро увеличивает военные расходы. Темпы их роста в 1,5–2 раза превосходят темпы роста ВВП, составляя 14–18% в год. Если в 2001 г. эти расходы были эквивалентны примерно 17 млрд. долл., то в 2011 г. достигли 91 млрд. долл. При этом все без исключения зарубежные исследователи сходятся на том, что официальная цифра расходов занижена по сравнению с реальной в 1,5–3 раза.

Пятикратный рост военных расходов за 10 лет и огромный прирост  боевой мощи НОАК   происходят в условиях искусственного самоограничения, которое руководство КНР накладывает на развитие своих вооруженных сил. В Пекине извлекли уроки из печального опыта СССР, надорвавшего себя гонкой вооружений и пришли к выводу, что надо сначала добиться высокого уровня экономического развития и уже на этой базе – строить вооруженные силы. Именно на это и намекал недавно видный эксперт по международным вопросам    в "Жэньминь жибао":  «...Если ограничения на развитие НОАК  будут сняты, то она вполне будет способна на «большой скачок»... а именно... если какая-либо страна захочет  поднять какой-либо спор, мы имеем и силы, и желание, и средства, чтобы помериться с этой страной силами на любом уровне и в любой сфере. В политике, дипломатии, юриспруденции, экономике, ресурсах или военной мощи - победа все равно будет за Китаем...»

    И это – не пустые слова. В стратегическом плане  подтверждаются они дислокацией и оперативной подготовкой НОАК. Ее силы   дислоцированы в семи военных округах. Три из них развернуты вдоль границ с Россией, Монголией  и Казахстаном - с запада на восток:  Шэньянский, Пекинский  и Ланьчжоуский. В этих округах  сосредоточены около миллиона солдат и более половины всех танковых и механизированных  соединений НОАК.  Группировка имеет ярко выраженный наступательный характер. И такое агрессивное предназначение подтверждается серией маневров, проведенных впоследние пять лет. В ходе их отрабатывались глобальные наступательные операции,  стратегическая глубина которых достигала 2 тыс. км. Отмеряя такое расстояние на карте, убеждаешься, что конечной целью наступления могут быть только районы  Дальнего Востока ,Забайкалья и Западной Сибири.

  В заключение хотел бы привести цитату из статьи виднейшего китаиста заместителя директора Института политического и военного анализа РАН Александра Храмчихина : «...Китай объективно нежизнеспособен в нынешних границах. Он не сможет обойтись без экспансии для захвата территорий и ресурсов. И первоочередной целью станет Россия. Вопрос не в том, нападет ли Китай на Россию, а  в том – когда ?..»

   Знает ли это президент российский Владимир Путин ?

 

 

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация