>> << >>
Главная Выпуск 23 Воспоминания об Эпохах

Фраза Сталина, обеспечившая развитие советской физики даже спустя 30 лет после смерти Вождя

Владимир Косарев, физико-технический институт (Санкт-Петербург)

От редакции NCJ: Легенда воспроизводит фразу Сталина, которая обеспечила относительную свободу развития Советской Физики так. Берия пришел к Сталину и сказал:

- Иосиф Виссарионович, физики, которые делают бомбу, позволяют себе вести антисоветские разговоры. Что делать будем?

- Оставь их в покое, Лаврентий - ответил (согласно легенде) Сталин. Фраза, пережившая разоблачение Культа Личности. Благодаря которой физикам позволялось известное вольнодумство на семинарах Ландау и всюду. А также - заметим: разрешение (и даже поощрение) Органами выступлений Высоцкого и Окуджавы исключительно на конференциях физиков. В то время как на конференциях филологов и историков ничего подобного не дозволялось.

Заметка санкт-петербургского физика Владимира Косорева вносит в эту легенду уточнение, основанное на свидетельствах и цитатах. 

 

Безотносительно к сказанному заметим, что Сталин и Берия так часто встречаются вместе в народном фольклоре, что пришло время создать отдельную серию анекдотов - а может и книжку - о неразлучной парочке Сталин-Берия. Подобной анекдотам о Чапаеве & Петьке, Пушкине&Лермонтове, Абраме & Саре...

 

 Image result for фото сталин и берия

Согласно Арцимовичу, трое ведущих физиков — и Курчатов мог входить в их число — обратились к Берии в середине марта 1949 г. и попросили его отменить конференцию, поскольку она могла принести вред советской физике и служить помехой работам по атомному проекту. Берия ответил на это, что не может принять такого решения самостоятельно, но что он поговорит со Сталиным. Сталин согласился отменить конференцию, сказав о физиках, если верить Берии, следующее: «Оставь их в покое. Расстрелять их мы всегда успеем».


    Именно атомная бомба в 1949 г. спасла советскую физику. Сталин не был слишком озабочен состоянием сельского хозяйства — он, в конце концов, допустил ужасный голод 1947 г. на Украине, и поэтому для него не имело столь уж большого значения, являлся Лысенко шарлатаном или нет. Ядерный проект, однако, был более важным делом, чем жизни советских людей, так что надлежало быть уверенным, что ученые, занятые ядерным проектом, не мошенники. Для Берии, отвечавшего перед Сталиным за успех проекта, важна была политическая благонадежность ученых. Но было еще более важным, чтобы они не оказались шарлатанами. Берия хотел, чтобы проект завершился успехом, и, несмотря на угрожающую атмосферу, которую сам создал, он не арестовал никого из руководящего состава проекта. По этой же причине в его интересах было воспрепятствовать тем, кто хотел сделать с физикой то, что Лысенко сделал с генетикой. 


Письма И. Зорича// Природа. 1990. № 9. С. 106.

Сталин и бомба: Советский Союз и атомная энергия. 1939-1956. Издательский дом: Сибирский хронограф. 1997.

 

Kosarev 1Kosarev 2

 

Сталин, физика и бомба

Для рассмотрения положения в биологии была срочно созвана сессия Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина. Лысенко на этой сессии в своем докладе, который был предварительно прочитан и отредактирован самим Сталиным, утверждал, что генетика несовместима с марксизмом-ленинизмом и что она является буржуазной выдумкой, рассчитанной на подрыв истинной материалистической теории биологического развития. Несколько докладчиков отвергли претензии Лысенко, но он энергично заставил их замолчать, заявив на заключительном этапе конференции, что «ЦК партии рассмотрел мой доклад и одобрил ero». Спорить с Лысенко означало бросить вызов партийному руководству. Партия, а более точно — Сталин, заявляла о своем высшем авторитете в науке, о праве утверждать, что является научной истиной. Тысячи генетиков и селекционеров были отстранены от занимаемых ими должностей в научных и учебных заведениях. С.В. Кафтанов, который в 1942 г. посоветовал Сталину начать работы по атомному проекту и который теперь был министром высшего образования, играл активную роль в этой чистке.

Над физикой тоже нависла угроза. Квантовая механика и теория относительности служили мишенью для нападок со стороны философов еще в 30-е годы. Новая полемика началась в 1947 г. после публикации М.А. Марковым, работавшим в ФИАНе, статьи, посвященной эпистемологическим проблемам квантовой механики. Марков был атакован воинствующим философом А.А. Максимовым за свои взгляды, а особенно за поддержку принципа дополнительности Нильса Бора. Редактор журнала, в котором была напечатана статья Маркова, в 1948 г. был отстранен от должности, а интерпретация квантовой механики, разработанная копенгагенской школой, на целое десятилетие была изгнана из советской науки.

Триумф Лысенко в августе 1948 г. представлял гораздо большую угрозу физике, чем запрет специфической интерпретации квантовой механики. В течение четырех месяцев проходила подготовка к созыву Всесоюзной конференции физиков для обсуждения недостатков советской физики. Конференция готовилась Министерством высшего образования, возглавляемым Кафтановым, и Академией наук, президентом которой был тогда Сергей Вавилов. 17 декабря учреждается Организационный комитет конференции, во главе с заместителем министра высшего образования А.В. Топчиевым.В подготовленном проекте постановления совещания и в программном докладе Кафтанова сохранились даже имена физиков, обвиняемых в космополитизме, идеализме и отрыве от практики. Это — Иоффе, Капица, Папалекси, Френкель, Фок, Тамм, Леонтович, Ландау, Марков, Гинзбург, Хайкин, Рытов и др. Фактически готовился очередной сталинский погром — теперь уже физики, который, к счастью, не состоялся.

Согласно Арцимовичу, трое ведущих физиков —Курчатов мог входить в их число — обратились к Берии в середине марта 1949 г. и попросили его отменить конференцию, поскольку она могла принести вред советской физике и служить помехой работам по атомному проекту. Берия ответил на это, что не может принять такого решения самостоятельно, но что он поговорит со Сталиным. Сталин согласился отменить конференцию, сказав о физиках, если верить Берии, следующее: «Оставь их в покое. Расстрелять их мы всегда успеем».

Таким образоматомная бомба в 1949 г. спасла советскую физику. Сталин не был слишком озабочен состоянием сельского хозяйства — он, в конце концов, допустил ужасный голод 1947 г. на Украине, и поэтому для него не имело столь уж большого значения, являлся Лысенко шарлатаном или нет. Ядерный проект, однако, был для него более важным делом, чем жизни советских людей, так что надлежало быть уверенным, что ученые, занятые ядерным проектом, не мошенники. Для Берии, отвечавшего перед Сталиным за успех проекта, важна была политическая благонадежность ученых. Но было еще более важным, чтобы они не оказались шарлатанами. Берия хотел, чтобы проект завершился успехом, и, несмотря на угрожающую атмосферу, которую сам создал, он не арестовал никого из руководящего состава проекта.

«Охранка» Берии еще загодя готовила материалы на каждого из ведущих разработчиков как на потенциальных «врагов народа» и «диверсантов», сорвавших планы товарища Сталина. В этих заготовках каждому определялась мера наказания за срыв правительственных заданий — расстрел, столько-то лет отсидки, лагеря и пр. 29 августа 1949 г. СССР провел успешные испытания своей плутониевой бомбы, которая была копией американской бомбы «Толстяк». Говорят, что награждения раздавали по тому же «расстрельному» списку: тех, кого намечалось расстрелять, — получали звания Героев, завершавшим карательный список, давали квартиры или автомобили.

Много лет спустя Я.Б. Зельдович с грустью отмечал, что тогда они были счастливы, что сумели все это сделать, но Сталин, получив атомную бомбу, тут же развязал Корейскую войну. Когда поползли слухи о намерении сбросить советскую атомную бомбу на Израиль во время войны с арабами, Зельдович примчался на московскую квартиру И.М. Лифшица и попросил его предать огласке принесенное им письмо, если бомбу все-таки сбросят. Он решил в тот же день покончить жизнь самоубийством, предав гласности мотивы через близкого друга, понимая, что дома письмо будет немедленно изъято «органами». О своих трех звездах героя, заработанных «за бомбу», Зельдович говорил близким людям: «Так за это я продал свою бессмертную душу»

Холловэй, Дэвид, Сталин и бомба: Новосибирск: Сибирский хронограф, 1997, 293 с. http://militera.lib.ru/research/0/pdf/holloway_d01.pdf

Гарин, Игорь Проблема атомной бомбы в СССР// Проза.руhttps://www.proza.ru/2015/12/13/764

Альтшулер Б.Л. Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности // Доклад на Четвертой сахаровской конференции по физике, ФИАН, 18–23 мая 2009 г.https://detectivebooks.ru/book/31738025/?page=1

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация