>> << >>
Главная Выпуск 25 Conceptual Humor and Irony
Conceptual Humor and Irony

Российский театр берет начало с постановки по случаю Рождения Петра Великого пуримшпиля

Алексей Алексеев

ПРЕАМБУЛА. Считается (похоже что справедливо) что веселиться и радоваться россиянам дозволил Петр Великий. Который создал Ассамблеи, на которых все приглашенные были обязаны веселиться и потешаться. Разрешение (а если быть точными, приказание: за нежелание веселиться на Ассамблеях и придворных балах на европейский манер, а также за опоздание и другие проступки, полагалось суровое наказание в виде обязательного пития КУБКА БОЛЬШОГО ОРЛА вмещавшего литр водки. Наказание, от которого не освобождались и дамы.

На ассамблеях Петр приказывал всем танцевать европейские танцы, до указа Государя считавшиеся безнравственными. Дозволялось играть в шахматы и курить, а также шутить друг над другом и друг над подругой всеми возможными способами - главное, чтобы весело было. В шутках, включая и непристойные, тон задавал сам Император.

Разрешение, оно же и повеление, Петра Великого людям Российского Царства радоваться, если задуматься, было одним из самых важных нововведений Петра. В то время, как большинство преобразований Петра Первого кончились неудачей (включая и главное: быть русским европейцами), веселье не только чрез питие и никакое другое (как было с Владимира Красно Солнышко, елико на пирах и приемах у Государей либо вкушали, либо молчали, либо бухались оземь),  веселье от цивилизованного общения друг с другом, не только спьяну, но и на трезвую голову, осталось одной из главных черт Государства Российского, оказавшееся неискоренимым даже в самые мрачные годы, такие как, например 1937 год. Смотри кинофильмы и вспоминай анекдоты. 

Взирая ретроспективно обнаруживаешь, что Петровские Ассамблеи явились одним из важнейших преобразований Петра. Не менее важным для будущего страны, чем приказание брить бороды, носить европейское платье и табель о рангах. Возможно даже наиболее важным из всех. Потому что в то время, как после победы большевиков стало ясно, что проект Петра Великого окончился неудачей, умение превращать самые серьезные вещи в хохму и шутку вошло в плоть и кровь российской культуры. Свойство, которое никакие самые жестокие меры не могут искоренить. 

В этой ретроспективе большой исторический интерес представляет объявленное царем Алексеем Михайловичем празднование с театральным представлением по случаю рождения будущего Петра Великого. Которого, таким образом, веселье сопровождало с самого детства.

Ну а то, что за неимением веселых пьес (а кажется даже и вообще каких-либо пьес) на русском языке Алексей Михайлович повелел изобразить Пурим, учредив таким образом первый на Руси пуримшпил, совсем уже поражает и интригует. Почему Алексей Михайлович выбрал для первого театрального представления именно историю Эстер, Амана и Мордехая? То что сценарий и постановка первого представления были поручены жителям Немецкой Слободы, сомнений не вызывает. Но кто в немецкой слободе предложил для спектакля именно ветхозаветный сюжет? То, что его выбрали немецкие лютеране, сомнительно. Повидимому, это был некто, кому Ветхий Завет был ближе, чем новозаветные притчи. Включая и, казалось бы, прямо относящееся к рождению Наследника Рождество. Так кто же был этот безвестный автор, который осмелился предложить, а затем написать и поставить историю Пурима? Вопрос не менее важный, чем, скажем, установить наконец, каким образом пятиконечная звезда попала на Красное Знамя. 

Об этом то первом на Руси пуримшпиле, а кажется даже и первом театральном представлении в Государстве Российском (последнее утверждение требует подтвержения или опровержения театроведами&историками), повествует публикуемая статья.  Сюжет которой (плюс сказанное о нем выше) просится на сцену, а также на кино и телевизионный экран. 

 Юрий Магаршак главвред журнала Новых Концепций

Пуримшпили и Пурим с пивом: что, где, когда

Пурим царя Романова

Первый спектакль в России – это поставленный при царском дворе Пуримшпиль. Как царь Алексей Михайлович с боярами отпраздновали Пурим, рассказывает наш кремлёвский корреспондент.

Когда царица Наталья Кирилловна родила сына – будущего императора Петра Великого – её супруг царь Алексей Михайлович решил преподнести по этому случаю жене невиданный доселе на Руси сюрприз – театральное представление. Еще за две недели до рождения Петра I полковник Николай фон Стаден был отправлен за границу с поручением найти людей, умеющих «всякие комедии строить». Но, видимо, царю очень не терпелось, поскольку такого специалиста отыскали прямо в Москве – в Немецкой слободе, где жили иностранцы.

 

Немецкая слобода

4 июня 1672 года был объявлен царский указ, которым повелевалось «иноземцу магистру Ягану Годфриду учинити комедию, а на комедии действовати “Книгу Есфирь”, и для того действа устроить хоромину». Так пастор лютеранской церкви Иоганн Готфрид Грегори оказался режиссером-постановщиком царского Пуримшпиля, причём должен был построить для него специальное помещение с декорациями, поскольку театрального зала в Москве тогда не было.

На всё про всё ему выдали 100 рублей – крупные по тем временам деньги. Для сравнения, в середине XVII века овчинный тулуп стоил 40 копеек, корова – 2 рубля, а постройка небольшого дома обходилась примерно в 10 рублей.

 

Иоганн Готфрид Грегори

Первыми за работу взялись закройщик платья Кристиан Менсон и художники-декораторы Иоганн Вандер и Петр Энглер. Но вскоре к иностранцам прибавились русские живописцы – Андрей Аввакумов, Леонтий Иванов, Елисей Алексеев и Осип Иванов. Список закупок и сейчас впечатляет: 300 листов серебра, сусальное золото, белое железо, горностаевые меха, красное сукно, персидские шелковые ткани, немецкие кружева, лосиная кожа. А также свечи – чтобы мастера могли работать и по ночам. И, конечно же, солод и мука – для приготовления кваса живописцам. Не обошлось и без перерасхода при госзакупках: первоначальных 700 аршин холста для декораций не хватило – закупили еще 700, а потом еще 140!

Одновременно строилось помещение театра – «комедийная хоромина» в Преображенском. Строили «хоромину» под руководством сотника Данилы Кобылина плотники-стрельцы – то есть военнослужащие, как и многие гособъекты потом в советское время. Только леса на постройку ушло на «1097 рублев» – сумма была настолько колоссальной, что с поставщиком древесины расплачивались частями. А перед самым спектаклем у иноземца Тимофея Газенкруха был куплен орган – за 1200 рублей! Правда, деньги Газенкруху только пообещали, но в итоге так и не заплатили.

Царь Алексей Михайлович Романов

Пока плотники, декораторы и костюмеры трудились не покладая рук, а пастор Грегори едва успевал подписывать счета, неожиданно возникли проблемы с актерами. Полковник фон Стаден вначале слал из-за границы радостные вести: в Риге нашлось восемь комедиантов и ещё двое музыкантов-трубачей, потом еще 14 иноземных актёров, но в Москву полковник вернулся один – в итоге все иноземцы под разными предлогами отказались ехать в Россию.

У Иоганна Грегори не осталось другого выхода – пришлось создавать собственную «театральную студию» из молодых жителей Немецкой слободы. Выбирал молодых, потому что спектакль нужно было играть на русском, которым обычно лучше владели родившиеся уже в России дети иностранных специалистов.

Юным актерам платили скромный гонорар – 4 копейки в день. Немного, но жить можно: буханка хлеба стоила тогда копейку. До наших дней дошли имена исполнителей главных ролей. Эстер играл Иван Берлов, Амана – Гермас Клифмас, а Мордехая – некий Блюментрост, приходившийся пастору Грегори сводным братом.

Почему царь Алексей Михайлович выбрал именно еврейскую тему для первого спектакля на Руси? Вероятно, сюжет библейской книги «Эстер» был ему близок и понятен. Дворцовая жизнь с постоянными придворными интригами, пирами, взлетом и падением приближенных – всё это было так знакомо для русского царя. И даже неплохо было профилактики ради напомнить боярам, что каждого из них может постигнуть судьба повешенного Амана.

Рукопись первой русской пьесы "Артаксерксово действо" в Государственной библиотеке имени В.И.Ленина

В царской библиотеке была Библия Пискатора с роскошными гравюрами, подписанными виршами монаха Мардария Хоныкова. Были там и вирши, посвященные Пуриму:

Аман ко царю, дерзнув, приступает

Да умертвить евреев испрошает,

многую цену за них обещая

и погубити род оный желая.

У прозы и у драматургии, конечно, разные законы, и чтобы оживить действие, пастору Грегори пришлось проработать характеры героев, добавить несуществующие в оригинальной книге сцены, диалоги и новых действующих лиц. Несколько раз герои пьесы цитировали совсем другие библейские книги. И эпизод с заговором против царя был сильно раздут по сравнению с книгой «Эстер».

Начинался спектакль не с библейских сцен, а с обращения к главному зрителю: «О, великий царь, перед которым христианство припадает, великий же княже, иже выю гордого варвара попирает, самодержец, государь и обладатель всех россов, великих, малых и белых…» И так далее. И только потом начинал разворачиваться библейский сюжет. Но в целом же по основным сюжетным линиям «Артаксерксово действо» следовало книге «Эстер». 

В растянутом на 10 часов спектакле – что соответствует по продолжительности многим современным сериалам – персонажи-евреи периодически переходили на иврит с последующим переводом сказанного на русский. Вероятно, пастор Грегори знал древнееврейский или имел хороших консультантов. К примеру, в сцене «плача Мордехая с жидами» актёр восклицал на иврите: «Анна, Ашем, госхиах на! Анна, Ашем, газлихах на!», что является не очень точной транскрипцией цитаты из 118-го псалма царя Давида: «О, Г-споди, спаси нас! О, Г-споди, пошли нам удачу!»

Пьеса заканчивалась хвалебной песнью евреев, также написанной по мотивам псалмов:

«Исраиль да радуется,

усердно же веселится,

Б-г убо живет прежний,

иже тя спасет с печали.

Б-г, иже тя крепкою рукою

вывел из земли Египецкой,

сей Фараонову лесть

в Чермном море погрузил есть.

Исраиль же на свободе

паки живет, аки внове;

славит Б-га и воздаст

честь, яко же подобает».

Премьера спектакля состоялась 17 октября. Царю до того понравилось представление, что он все десять часов, которые оно длилось, не вставал с места, а потом щедро наградил режиссера-постановщика: пастор Грегори был пожалован шкурками соболей на общую сумму 108 рублей. А на пасхальной неделе Грегори и всех актеров позвали во дворец – угостили едой и питьем с царского стола и даже оставили ночевать. Потом Грегори поставил еще два спектакля на библейские темы – по книге «Товита» и по книге «Юдифи» – и получил в награду еще на 100 рублей соболей.

После смерти Алексея Михайловича отношение к театру изменилось: его сын царь Федор Алексеевич подписал указ об отмене всех «комедийных действ». Пройдет еще целое столетие, когда в результате раздела Польши под властью России окажутся многие миллионы евреев, привыкших каждый год в праздник Пурим смотреть спектакль по книге «Эстер», и театр на Руси наконец-то войдет в моду.

 

Читайте также:

Квинтэссенция оперы

том веке Опера стала частью религии. Не только пение в церкви, но также и в театре воспринималось, как общение с Богом. В столице каждой европейской страны и большинстве крупных европейских городов появились оперные театры, места в которые состоятельные горожане бронировали на весь год - так же, как в Церкви. Словосочетание БОЖЕСТВЕННЫЙ ГОЛОС - стало стандартным на всех европейских языках. Великие исполнители оперных арий - Фредерико Карузо, Марио Ланца, Федор Шаляпин, Мария Каллас - почитались во всем цивилизованном мире почти как святые церкви. И это закономерно. Потому что Великие Исполнители так же отличаются от профессиональных, хороших, как великие композиторы: Бах, Моцарт, Чайковский, Шопен, Шостакович, Лист - от просто хороших. Отношение к оперному театру и классическому пению как к святые продолжалось вплоть до второй половины XX века, когда под напором электронного распространения звука священное отношение к операм начало исчезать. Сначала голос оторвался от исполнителя, когда можно было услышать его, приобретя грампластинку. А с появлением интернета для того, чтобы услышать великих певцов и даже целиком оперы, не обязательно идти в оперный театр и даже что-то приобрести. Достаточно найти соответствующий адрес в интернете: кликнули - и вот вам Карузо, Каллас, Паваротти уже поют. В любое время. И совершенно бесплатно. Доступность увеличилась многократно. Но священнодействие оперы исчезло. Надеемся, временно. Журнал Новых Концепций открывает коллекцию лучших оперных голосов первой четверти XXI века. Благодаря которым Опера в мире остается Божественной.  Смотрите и слушайте.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация