>> << >>
Главная Выпуск 27 NewConcepts Chapters
Geopolitical concepts*

Гибридную войну в нынешнем ее выражении изобрел Иран. Кремль — это только слабый ученик

Юлия Латынина
Январь 2020

Анализ ситуации в Иране и вокруг Ирана Юлии Латыниной. Который редакции журнала Новых Концепций кажется самым глубоким, сделанным в мировой прессе после бурных событий последней недели. 

 

Image result for фото латынина

 после Трампа и Ирана, и украинского самолета, который разгоряченные парни из иранского ПВО приняли за иранский бомбардировщик…

Они же перед этим только что запустили 15 ракет по американцам, чертежи которых были украдены из книги Каземира Семеновича «Artis magnae artilleriae». Это был такой знаменитый артиллерийский учебник 17 века. Вот в Иране он до сих пор не устарел. Ракеты не принесли ущерба. Но, как и всегда, в гибридной войне этот жалкий выхлоп сопровождался оглушительной пиар-атакой. Иранцы объявили, что убиты 80 американцев. Они показали великое видео атаки, часть которого было снято в Луганске на Украине.

Там еще была масса всяких интересных деталей. Кто-то создал фальшивый Твиттер журналиста «Хаарец». От его имени написал, что две сотни убитых американцев, что сотни раненых тайно вывозится в Израиль. Взломали твиттер-аккаунт кувейтского новостного агентства. Написали в нем, что сразу после атаки американцы в панике удирают из Ирака. В общем, всё это ужасно напоминало восстание боксеров, которые тоже в конце XIX, начале XX века рассказывали, как они летают над вражескими городами Лондоном и Парижем и сеют чуму.

И вот представьте себе бедный расчет иранского ПВО, который всё это слышит и понимает, что всё, мир на пороге войны. «Мы тут убили 80 американцев, мы им показали кузькину мать, мы тут отомстим, мстя будет страшной. Летит самолет — весь мир сжимается в точку, белые глаза! Ну, кто, как не американцы? Долбанем!»

В этом смысле, конечно, некоторые режимы — я имею в виду, что украинский «Боинг», что украинский «Боинг» — они похожи до степени смешения. Помните, был такой Фоменко, математик. И у него на почве математики произошел некий математический сдвиг, и он стал доказывать, как математику и полагается, что если два царя похожи друг на друга, то это один и тот же царь. Вот если применять метод Фоменки, то можно будет доказывать где-нибудь ХХХ веке, что не было отдельного государства Иран, не было отдельного государства Россия, можно было доказывать, что это одно и то же государство, просто два названия одного и того же.

Хотя, конечно, иранцы повели себя разумнее, чем мы, и вместо того, чтобы говорить «Ой, и не «Бук» и не наш, и трупы несвежие», вдруг сказали: «Да, мы сбили, но все равно виноваты проклятые пиндосы».

В общем, по порядку. Я когда задумалась, как об этом рассказывать, поняла, что есть три способа описать то, что произошло. Первый способ, в общем, очень простой, потому что Иран ведет на Ближнем Востоке гибридную войну. Если вы думаете, что гибридную войну изобрел Путин, то в этом смысле в нынешнем ее выражении ее изобрел Иран. Кремль — это только слабый ученик.

Они не копируют никакого Сталина, копируют они именно аятоллу Хаменеи и генерала Сулеймани. И даже Владимир Владимирович завел своего личного генерала Сулеймани, которому поручил Африку и частные военные компании.

И в чем суть иранской гибридной войны? В том, что Иран абсолютно нищее государство добирает себе величие путем прокси войн и пиара, и создает по всему Ближнему востоку шиитские ополчения, финансирует ХАМАС, финансирует Хезболлу. Стратегия: получить власть в тех странах, где есть много шиитов, то есть в Ираке, Сирии и Ливане, выйти к морю, и, в частности, создать с обоих концов Израиля шиитские ополчения Хезболлу и стереть их с лица земли. (К Средиземному морю я имею в виду выйти).

И, собственно, архитектором, зодчим и исполнителем этого дела был, конечно, генерал Сулеймани, глава организации, которая называется «Кудс». Напомню, Кудс — так называют Иерусалим, который должен быть освобожден от евреев, евреи при этом, естественно, должны быть перерезаны все до единого. Собственно, в названии этой организации уже зашито всё, что вы хотели о ней сказать.

«Кудс» — это не армия, это часть «стражей Исламской революции», которая тоже в первую очередь является параллельной квазигосударственной структурой, такими институциализированными штурмовиками, созданными еще тогда, когда исламские фанатики не контролировали полностью армию. Но вот на Корпус стражей Исламской революции они уже тогда могли положиться.

«Кудс» подчиняется Сулеймани. Сулеймани подчиняется аятолле Хаменеи. Аятолле 80 лет. Он давно потерял все берега и живет в том, что можно называть альтернативной реальностью. Если бы такие люди, как аятолла или некоторые другие, не имели возможность навязывать всем эту альтернативную реальность всему миру.

Вот, кстати говоря, только что, в середине ноября именно по распоряжению аятоллы были жесточайше подавлены массовые протесты, охватившие Иран. Amnesty International говорит, что было убито 300 человек, Reuters говорит, что было убито 1500, что именно аятолла распорядился покончить с этим во что бы то ни стало. Рассказывают какие-то жуткие подробности о расстрелах с вертолетов, о массе утопленников.

По интернету гуляет история, которую невозможно проверить — она, может быть правдой, она может быть ложь, — это история об иранском дайвере, который нырял в водохранилище там, где не надо и нашел десятки затопленных тел. После чего его арестовали с формулировкой: «А ты не ныряй там, где топят».

Кроме этого Корпус стражей как янычары в Турции или как силовики в России он превратился в такую самоподдерживающуюся коррумпированную систему. Есть замечательное русское понятие «бассейн». «Бассейн — это параллельный бюджет, с которого отстегиваются откаты практически с любых бюджетных сделок, и всё это якобы направляется на типа Луганска, Донбасса и солсберецкого шпиля. На самом деле понятное дело, 90% этого разворовывается.

Вот то же самое происходит в Иране. Чтобы вы понимали размах этого иранского «Бассейна», просто два примера. 2004 год. В Тегеране открывается новый аэропорт, между прочим, имени имама Хомейни. И Корпус стражей в день открытия берет этот аэропорт штурмом и закрывает его. Почему? Потому что у него есть свой нелегальный аэропорт в Карадже, возле Тегерана. И он там экспортирует и импортирует что хочешь без какого-то надзора государства. И когда берут штурмом легальный аэропорт, говорят: «Ну, знаете, у нас тут соображения безопасности, а тут какие-то иностранцы им управляют».

Ну, естественно, после того, как меняют управляющую компанию, всё налаживается, аэропорт управляется. Депутат иранского меджлиса оценил бизнес черного рынка, которым управляет Корпус стражей, в 12 миллиардов долларов в год, и это только черный рынок, потому что на самом деле Корпус стражей контролирует самые различные вещи, начиная от контрактов на строительство дамб и трубопроводов и кончая такими продвинутыми вещами, как лазерная хирургия глаза.

 

Вторая история тоже о том, как функционирует «Кудс» совершенно прекрасная. 2007 год. Из Багдада из правительственного здания похищают 5 британцев. Поскольку в 2007 году у власти в Британии лейбористы, то они утерлись. И 4 британцев убивают, потому что их просто заодно захватили, а вот одного — Питера Мура, которого, в конце концов, освободили, — когда стали разбираться, чего его украли, оказалось, что этот человек устанавливал компьютерную систему, которая должна была показать, сколько «Кудс» и подведомственные ему шиитские милиции осваивают из международной помощи, направляемой Ираку. То есть осваивают частично на теракты, частично, как я уже сказала, воруют. Начальника одной из этих милиций потом и обменяли на Мура.

Собственно, это такая, вообще, фантастическая вещь с международной помощью. Вот устроители этих гибридных войн, они нашли источник вечного финансирования помимо нефти, помимо торговли людьми, наркотиками и прочими вещами. Это называется международная помощь. Потому что вы превращаете страну в ад — в страну начинает поступать международная помощь.

Вы с помощью своих вооруженных и коррумпированных людей эту международную помощь забираете себе, на нее финансируете деятельность тех организаций, которые превращают страну в ад. Международная помощь начинает поступать. И этот вечный финансовый двигатель работает до тех пор, пока будет существовать ООН и прочая международная бюрократия.

В общем, это тактика гибридной войны, которая одновременно сопровождалась строительством собственного ядерного оружия, потому что Иран понимал, что в тот момент, когда он получит ядерное оружие, то он вообще сможет гулять по поляне, как хочет. Вот эта тактика хулиганская возымела результат, когда президентом США избрали Барака Обаму.

Часто Обаму называют слабым президентом. Конечно, нет. У Обамы была твердая идеологическая повестка. Он верил в то, что делал. А верил он, как и очень много американских левых, что если в мире есть где-то какой-то конфликт, в котором одной из сторон является США, и если кто-то США ненавидит, то виноваты в этом обязательно сами США.

Соответственно, у Обамы был универсальный способ разрешения этих конфликтов: если извиниться перед любым диктатором, если извиниться перед любым фанатичным режимом, то конфликт по мнению президента США должен исчезнуть. Соответственно, Обама не мог упустить такого случая. Он капитулировал перед Ираном.

В соглашении, которое заключил Обама с Ираном по ядерной сделке, помимо всего прочего, был один удивительный пункт: в Иран двумя самолетами было доставлено сначала 400 миллионов, а потом 1,3 миллиарда долларов наличными. Это не шутка. Та сама страна США, Обама, которые во всем мире стали бороться с отмыванием денег, в Иран вот этим «Кудсу», Хезболле, ХАМАСу привезли 1,7 миллиардов долларов наличными, которые, я думаю, им очень сильно пригодились, и которые пошли на больше количество терактов, хотя, я думаю, золотых унитазов на эти деньги было закуплено гораздо больше.

Формальный предлог был такой. Дело в том, что Иран накануне Исламской революции закупил на 400 миллионов долларов американского оружия. Деньги были уже переведены, оружие было еще не поставлено.

Тут случилась революция. Оружие, как ни странно, так и не поставили. И вот мало того, что заплатили эти 400 миллионов долларов налом, кэшем, так еще и насчитали 1,3 миллиарда долларов штрафных санкций. Конечно, зачем исламской республике Иран 1,7 миллиарда долларов наличными от Большого Сатаны?

Была совершенно феерическая история, когда встречался иракский премьер с Обамой (он был шиит), и на встрече присутствовало несколько полевых командиров, которые были марионетками Сулеймани, и сам иракский премьер был марионеткой. И вот один из этих людей, которого зовут аль Амири, лидер местной ЧВК, которая получает бабло от Ирана, она называется Бадр. Это был как раз непосредственно один из руководителей штурма американского посольства сейчас.

Вообще, это была достаточно интересная история, на которой следует остановиться. Потому что представьте себе Ирак, разделенный между суннитами и шиитами. В 2010 году выборы выигрывает партия, которую поддерживали сунниты. Несмотря на это Обама встает на сторону проигравших, на сторону будущего премьера Аль-Малики, позволяет им по решению суда сформировать правительство. Потому что, видимо, Обаме сказали, что шииты (читай: американские иранские марионетки) никогда не допустят в правительство суннитов.

В этом смысле политика Обамы на Ближнем Востоке была немножко удивительной, потому что все традиционные друзья США — некоторые из них были не очень приятные друзья, типа Саудовской Аравии, — они подвергались притеснениям, а вот врагов задабривали. В этом смысле, конечно, это политика. Замечательно один из аналитиков сформулирует: «Пусть Малики делает, что хочет, лишь Иран не был на первой странице».

 

 Корпус стражей как силовики в России превратился в самоподдерживающуюся коррумпированную систему

И вот 12 декабря 11-го года иракский премьер шиит Малики приезжает в Белый дом. А у него в этот момент неприятность, потому что он хотя и премьер, но лидер противоположной партии исламской партии Ирака, и самый главный суннит в его правительстве Тарик аль-Хашеми, он суннит. И Малики как-то боязно его повесить, потому что все-таки американские войска, вот это всё. И он говорит Обаме: «Слушай, пацан, а Тарик аль-Хашеми, он поддерживает террористов». В переводе: «Слушай, чувак, а как ты отнесешься, если я сверну ему шею?» И Обама говорит: «Ну, это внутреннее дело Ирана». Малики возвращается в Ирак. В Ираке начинается 37-й год шиитский. На арест Хашеми выдают ордер. Он успевает убежать. Захватывают и пытают 13 его телохранителей.

В течение следующий полутора лет происходит тотальная чистка суннитов, в том числе, абсолютных технократов. Например, арестовывают Рафу аль-Исауи, министра финансов. И когда после ареста этого приезжает Малики в Америку снова, то Обаму предупреждают 6 сенаторов, включая 2 демократов — Карла Левина и Роберта Менендез, что тот шиитских террор, который происходит в Ираке, он толкает суннитских иракцев в объятия Аль-Каиды*. Обама снова встречается с аль-Малики, хвалит премьер-министра «за приверженность, — цитирую, — идее сильного, процветающего инклюзивного и демократического Ирака», и даже сообщает, что «Белый дом был вдохновлен работой, которую премьер-министр Малики проделал в прошлом, чтобы обеспечить, чтобы весь народ Ирака — сунниты, шииты и курды — чувствовали, что у них есть голос в правительстве.

То есть еще раз: это говорится о иранской марионетке, которая существует, в том числе, на деньги США и занимается беспощадными религиозными чистками, которые и привели, в том числе, к возникновению ИГИЛа*.

Вообще, надо понимать, что ИГИЛ* произошел в результате чрезвычайно неудачных политических решений Обамы на Ближнем Востоке. Он складывался их двух факторов. Во-первых, это было финансирование Обамой исламской оппозиции Асаду. Почему-то президент Обама вбил себе в голову, что это умеренная оппозиция. И второе — это шиитский террор в Ираке, который суннитских иракцев толкнул в объятия ИГИЛ*.

К этому времени Сулеймани потерял все берега в отличие от хамасовцев, которые где-то там шифруются, прячутся, все-таки боятся израильских авиаударов. Он спокойно ездил по Ближнему Востоку. Его принимали как помесь такого, шиитского Троцкого и Че Гевары в одном лице.

Приходит Трамп. Разрывает иранскую сделку, которая, по сути, заключается в том, что США закрывает глаза на всё, что ни делает Иран, чтобы не был на первой странице новостей: После нас хо то есть потом. Иранцы начинают гибридную войну в новой стадии.

Они взрывают нефтеперерабатывающие заводы в Саудовской Аравии и говорят, естественно, как полагается во время гибридной войны: «Это не мы». Они взрывают в Оманском заливе танкеры и говорят: «Это не мы». В общем, все, что говорят в этом случае коррумпированные параноики и параноидальные коррупционеры.

Я настаиваю, что коррупция — это есть абсолютно интегральная часть всей этой политики и фанатизма, потому что понятно, что все эти слуги аллаха, само существование которых ставит крест на иранской экономике, они понимают, что в нормальной экономике у них не будет этих 12 миллиардов или сколько там от черного рынка. Не будет аллах покровительствовать лазерной хирургии глаза. Вот золотые унитазы для патриотов идут только в комплекте с геополитикой.

Соответственно, Трамп не желает вляпываться в Ближний Восток, потому что Америка сейчас крупнейший производитель нефти и газа. Он считает, что Ближний Восток не нужен. Соответственно, он не реагирует ни на танкеры, ни на НПЗ. Сбивают иранцы американский дрон в нейтральных водах (131 миллион долларов, между прочим) — тоже не реагируют.

27 декабря Сулеймани переходит красную черту. Подведомственная ему Катаиб Хезболла обстреливает американскую базу возле Киркука. Там убивают американского гражданина, кстати иранского происхождения. Наврех Валид Хамид его звали, он был переводчиком. В ответ Трамп нажимает кнопку. Американцы разносят несколько баз группировки, убивают 25 человек. И, собственно, на этом обмен любезностями можно было завершить.

Но, судя по всему, Сулеймани и его единственный начальник неправильно поняли сигнал. Потому что они решили, то вот, наконец, им повезло: Трамп ввязываются в ту самую гибридную войну, которая, конечно, им и нужна. Потому что в их понимании гибридная война — это бесконечный обмен ударами. И в ходе этого обмена каждый удар Трампа иранское телевидение, а если повезет, то полезные идиоты на CNN будут описывать как провокацию, а каждый теракт со стороны Ирана как закономерную реакцию оскорбленного народа.

 

Вы превращаете страну в ад — в страну начинает поступать международная помощь

Это очень была бы благоприятная ситуация для Ирана, потому что внутри Ирана она позволяла сплотить народ против внешней угрозы, отвлекла бы его от ноябрьских массовых казней, вне Ирана она бы, как я уже сказала, позволяла бы вести гибридную войну Сулеймани не только с помощью шиитских ополчений, но и с помощью полезных идиотов из CNN, и Washington Post .

И, собственно, Сулеймани пытается организовать через два дня после удара штурм американского посольства силами возмущенного народа. Возмущенным народом командует Амири. И первоначально всё идет более-менее по плану. Washington Post на первой полосе называет этих переодетых боевиков Сулеймани протестующими. Венди Шерман, архитектор иранской сделки в администрации Обамы говорит, что: «Штурм посольства — это вина Трампа. После того, как он отказался от ядерной сделки, Ближний восток весь начал кипеть».

При этом Венди Шерман почему-то не вспоминает, кто виноват в штурме консульства в Бенгази, которое, напоминаю, случился при Обаме и стоил жизни американскому послу и где в течение 13 часов 6 человек, 6 военных специалистов защищали посольство. Кстати, они сделали невозможное: они спасли жизнь 30 американцам, хотя посол погиб. И им в течение этих 13 часов не только не было никакой помощи, Но трижды им приказывали прекратить огонь.

И вот как-то Трамп не стал придерживаться традиций, не стал ввязываться в гибридную войну, отдал приказ о ликвидации самого Сулеймани. Дальше, конечно, начались какие-то совершенно невероятные реакции со стороны левых и демократов. Но все-таки если не считать уже клинических случаев — например, к клиническим случаям относится, дама, актриса Роз Макгоуэн, которая заявила иранцам, что бедные американцы являются заложниками террористического правительства — тем не менее, большинство левого истеблишмента немедленно сказали: «Слушай, Трамп, что ты сделал? Сейчас на Ближнем Востоке такое начнется! Будет Третья мировая война».

Нам показывали толпы, которые скандируют «Смерть Америке!» В общем, люди, которые впервые видели эти картинки, могли не знать, что «Смерть Америке!» в Иране скандируют с 79-го года. И, действительно, казалось, если Иран, когда ему не отвечали, взрывал танкеры и НПЗ, то что же он сделает сейчас, когда ему ответили? И ответ оказался, что Иран чижика съел, потому что он громко поклялся отомстить Большому Сатане, потом запустил 15 устаревших ракет, выставил фейковые видео, сообщил о 80 трупах, заявил, что мученик отомщен.

И, к сожалению, все эти реляции Ирана о собственных победах привели его собственные силы ПВО в такое возбужденное состояние, что в ожидании неминуемого возмездия иранские пэвэошники сбили украинский самолет. Так что трупы от иранских ракет, действительно, образовались, но только не на американской базе. Перерыв на новости.

Я возвращаюсь к главной теме недели о том, почему Третьей мировой войны не случилось. Иран в отместку за смерть Сулеймани чижика съел. Обстрелял американскую базу так, что никуда не попал и сказал, что мстя завершена. Правда, к сожалению, заодно сбил украинский авиалайнер. Это классический модус операнди гибридного хулигана.

Вот надо понимать, что гибридная война, которую так любят страны-изгои, в корне отличается от настоящей войны, прежде всего, тем, что гибридная война — это удел слабых, коррумпированных и фанатичны режимов. У них нет сильной экономики, у них нет ресурсов для ведения настоящей войны. Их международных хулиганизм, даже несмотря на всего его трагические последствия, это, прежде всего, способ самоутвердиться. Если нормальная страна уступает такому режиму, каждая уступка принимается за слабость, эскалация поднимается на новый уровень, потому что международный хулиган добивается, чтобы ему ответили, чтобы он мог сказать по телевизору своим подданным: «Вот как меня опять обижают».

 

Сулеймани принимали как помесь такого, шиитского Троцкого и Че Гевары в одном лице

Наоборот, если этому режиму наносят сокрушительный удар, он немедленно съедает чижика, потому что всегда вместо ответного удара можно обстрелять пустыню и запостить в телевизоре фейк о 80 убитых военных. Это же гибридная война, это же не с целью победить. Это же с целью сохранить власть и освоить бабло. А в могиле бабло осваивать затруднительно.

За примерами далеко ходить не надо. Вспомним, как у нас рассказывал Киселев о ядерном пепле, как президент Путин показывал в послании Федеральному собранию мультики ракет, которые падают на Флориду. Потом под Дейр-эз-Зором убивают российских вагнеровцев. Казалось бы, прямой повод для конфликта. Действительно, американские войска убили российских граждан. И тут мы говорим: «А нас там не было».

Другой пример. 2006 года. Кстати, тот же Сулеймани, Хезболла, которая его слушается, начинает делать провокации против Израиля. Израильтяне не отвечают. Эскалация наращивается, и Хезболла пытается захватить заложников. Они делают тоннель под границей, взрывают под патрульной машиной, пытаются этих 3 солдат захватить в плен. Они не смогли их захватить, солдаты были убиты. Но, тем не менее, была попытка, это была красная черта. Израильские войска полностью стирают с лица земли те части Южного Ливана и тот район в Бейруте, где живет Хезболла.

Понятно, что все равно это кончается не очень хорошо, потому что у Израиля не было цели в этой войне, которой можно было достичь, кроме как заткнуть рот Хезболле. Тогда тоже все левые кричали со страшной силой: «Что выделаете! Там сидят страшные фанатики, с ними надо идти на переговоры, их надо как-то задабривать».

Господа, каждый, кто задабривает тех, кто играет в гибридную войну и предпочитает позор войне, получает, как сказал Черчилль, и позор и войну. Кстати говоря, израильтяне тогда тоже хотели грохнуть Сулеймани, насколько я понимаю. Но, в конце концов, как я уже сказала, ограничились Южным Ливаном.

И в этом смысле, конечно, поразительная вещь, которую я наблюдаю, что есть иранская пропаганда, которая говорит сейчас: «Ну да, лайнер украинский мы грохнули, но все равно во всем виноваты американцы».

Есть часть левых американцев и даже часть левого истеблишмента, которые сейчас продолжают говорить то же самое. Но, я думаю, что получается, что у демократов и иранской пропаганды есть общая черта. У них есть общий лозунг: «Что бы не случилось, надо обвинить сначала во всем Америку».

И когда это происходит на фоне гибридной войны, которую Иран ведет против Большого Сатаны с 79-го года, и когда это происходит на фоне иракцев суннитских, которые танцуют на улицах от счастья, что Сулеймани убит; когда на этом фоне Washington Post называет покойного «самым почитаемым военным лидером Ирана» — напомню, что Багдади она до этого называла «суровым богословом», — ну, кто-то уже пошутил, что «почитаемый лидер» отправился туда же, куда «суровый богослов»…

Собственно, я сказала, что есть несколько способов описать происшедшее. Я обращаюсь к более серьезному способу. Вот когда я посмотрела на ликвидацию Сулеймани и особенно на реакцию левого истеблишмента, я вспомнила XIX век и хочу начать с двух любимых моих примеров, один из которых случился в 1898 году, когда в Судане повстанцы, очень, кстати, похожие на то правительство, которое сейчас в Иране. Там главой власти был человек, которых называл себя Махди, то есть спаситель.

Они тогда убили генерала Китайца Гордона. Англичане подождали 13 лет, направили войска под руководством генерала Китченера и перебили этих искателе царствия божьего в битве при Омдурмане со счетом 48 трупов на 12 тысяч. 48 было британских и 12 тысяч было этих любителей царства божьего. Потому что у англичан тогда был пулемет Максима, а у этих ребят была только их собственная вера. Как по этому поводу были сложены стихи НРЗБ.

Собственно, одним из участников этой экспедиции был Черчилль, который написал тогда про ислам большой, по нынешним временам неполиткорректный текст в своих мемуарах, которые называются «Речная война». Текст этот начинается словами: «Как чудовищно проклятие, которое магометанизм накладывает на своих последователей». Дальше там следуют слова: «фанатичная ярость», «фаталистическая апатия» и так далее.

Другая история сложилась в 1868 году, когда абиссинский Негус захватил в заложники нескольких европейцев, потому что ему казалось, что так переговоры пойдут быстрее. Войска генерала Нейпира, тоже британские — они, кстати, состояли в основном из индусов — прошли 400 километров в совершенно нечеловеческих природных условиях. Они через джунгли прокладывали железную дорогу, чтобы подвозить себе продовольствие. Дошли до столицы, освободили заложников. Собственно, на этом всё кончилось.

 

Реляции Ирана о собственных победах привели его силы ПВО в такое возбуждение, что они сбили украинский самолет

И я не могу себе представить, чтобы кто-то в британской или американской прессе в то время рассказывал, что, собственно, абиссинский Негус реагировал на провокации, или: «Вот какой замечательный Махди, он тоже реагировал на провокации — и зачем нам встревать в войну и что из этого произойдет?»

И когда я смотрю на современный мир, я вижу странную вещь, потому что если сравнить его с концом XIX века, то, с одной стороны, этот мир имеет множество преимуществ, о которых тогда и не слыхали. Это гигантские вещи, включая освобождение женщин, большую вертикальную подвижность, не говоря уже о компьютерах, мобильной связи и прочем. Но со странами в мире произошла одна странная история. Потому что тогда, в том мире страны были либо колонией Запада, либо им приходилось со всей силы развиваться и становиться Западом, чтобы не стать колониями. Кстати, такими успешными примерами западного развития были Япония и Россия. Страны, которые начали развиваться в западном направлении поздно, например, Турция при Ататюрке или даже Афганистан или Иран, они тогда тянулись изо всех сил. Молодой шах Ирана Реза Пехлеви сватался к английской королевской семье. Когда дело не выгорело, он все равно завел себе только одну жену. Правда, он жен несколько раз менял: разводился и женился. Но у него была только одна жена. И тогда было бы немыслимо, чтобы кто-то из руководителей развитой страны, как, например, президент ЮАР имел несколько жен и очень этим гордился.

Когда это были диктатуры — а это очень часто были диктатуры, — это были модернизационные диктатуры. И вот когда я гляжу на мир в конце XX века, я с удивлением вижу, что да, сам по себе весь мир стремиться вперед, но значительные части этого мира стремятся назад. И если бы кто-то сказал сэру Уинстону Черчиллю в тот самый момент, когда он писал мемуары «Речная война», что спустя 100 лет после Махди в Судане будет править кровавый мясник, исламист, Омар аль-Башир, друг бен Ладена, что в Иране произойдет исламская революция; если бы кто-то сказал Роммелю и Монтгомери, что в тех местах, где они дрались на танках и в этот момент никто не слышал ни о каких исламистах, главными боевыми силами будут какие-то шиитские ополчения, финансируемые Ираном или, наоборот, ИГИЛ*; если бы кто-то сказал Агате Кристи, что в тех местах, где копал ее муж и где к европейцам относились с величайшим почтением, женщин будут заставлять ходить в никабах, — они бы рассмеялись и не поверили.

Уж если бы вы сказали этим людям, что Европа, победившая свой вид религиозного тоталитаризма под названием христианство — как там говорил Вольтер? — раздавить гадину (по нынешним временам совершенно неполиткорректное выражение), — что эта Европа капитулирует перед другим видом религиозного тоталитаризма, что будут существовать огромные бюрократические организации, которые заняты только одним: сделать так, чтобы люди, приехавшие из средневековой страны и ненавидящие Европу за ее успех, свободу и просвещение, сохранили бы свой образ жизни, и ни в коем случае не освободились бы изнутри, а продолжали быть ограниченными средневековыми людьми и продолжали бы ненавидеть Запад и при этом жили бы на его деньги, — ну, слушайте, не то что во времена Бисмарка — во времена Агаты Кристи этому бы просто никто не поверил, сказал бы, что это какая-то антиутопия, которая невозможно, это абсурд.

А представьте себе, что во времена Китчинера нашелся бы британский политик, который извинялся бы перед последователями Махди за Омдурман, говорил бы как Роуз Макгоуэн: «Вы извините, что мы совершили теракт. Мы заложники террористического правительства.». Они бы сказали: «Так не бывает». Ну, для начала этот политик проиграл бы выборы. Но теперь мы видим, что это возможно.

И вопрос: что случилось? И на этот вопрос, к сожалению, очень много печальных ответов. Потому что, во-первых, переменилась экономика. Потому что раньше экономическая мощь страны находилась может быть, в зависимости от ее площади, то есть для того, чтобы у вас была большая армия, у вас должно было быть много зерна. Чтобы у вас было много зерна, у вас должно быть много фермеров. Чтобы было много фермеров, должно быть много земель. И любая страна стремилась заселить соседние земли поселенцами и колониями. Это вещь, которая полностью переменилась, потому что количество земли сейчас не связано впрямую с экономической мощью страны.

Кроме этого кончились сами эти переселенцы, потому что больше рождаемость стала как раз в менее развитых странах. А демография страшная вещь, с ней спорить очень трудно. Очень часто говорят, что американцы вытеснили индейцев из Северной Америки. Да, но индейцев в Северной Америке было всего 2 миллиона. Потому что люди, которые в основном занимаются охотой и предпринимательством, для них требуется просто совершенно другая площадь для проживания племени.

Но есть третий фактор очень страшный — это идеология. Потому что вдруг в XX веке возник удивительный, на мой взгляд, фейковый концепт под названием колониализм. Вдруг нам стали рассказывать, что Запад впал в страшных грех колониализма и он, оказывается, подчинял себе, уничтожал культуры, которые так же ценны как культуры Запада.

Но вот если вы посмотрите на любую историю австралийских аборигенов, вам скажут, что и не понимали люди Запада, не ценили. И редко, кто напишет, что, например, одним из способов, которым австралийские аборигены контролировали рождаемость, были убийства детей, и это явление имело абсолютно массовый характер.

Почему колониализм, на мой взгляд, фейковый концепт? Очень просто — потому что слово «колониализм» обозначает только один определенный период в истории, один определенный типа завоевания, когда завоевывал Запад менее цивилизованные общества. Вы никогда не слышали, чтобы упрек в колониализме был адресован, скажем, Великим Моголам, которые завоевали Индию, уничтожили массу народа, уничтожили одну культуру, насадили свою. Они не колониалисты, они завоеватели. Я не слышала, чтобы упрек в колониализме был адресован, скажем, маньчжурам, которые в XVII веке завоевали Китай. А представьте себе, что в XVII веке дикари на конях завоевали бы Великобританию, и что бы там происходило с наукой и цивилизацией?

Величайшие злодеи человеческой истории, строители гор черепов — Тамерлан и Чингисхан, — они никогда не называются колониалистами. Монголы пришли в Афганистан и уничтожили эту страну в смысле экологии. Вот когда нам говорят о климатической чрезвычайная ситуации, — она случилась в Афганистане после завоевания монголов. Потому что до завоевания монголов это была страна зеленых плодородных долин, это была страна торговых городов.

Пришли монголы, города они вырезали, им не были нужны города. Зеленые долины — они уничтожили подводную систему орошения, остатки которой дожили еще до советского вторжения — система кяризов. Потому что с пшеницей монголы тоже не понимали: нафига она, если лошадь ест подножную траву.

И, собственно, до монголов Афганистан был цивилизованной страной, которую завоевывал каждый завоеватель, а после них случилась экологическая катастрофа и Афганистан не завоевал никто.

И когда нам говорят, что вот исламисты разрушили Будду в городе Бамиан, — а откуда взялись там Будды? А они стояли там, потому что там был процветающий город, который монголы уничтожили полностью, вырезали всех, потом вернулись через несколько дней, вырезали тех, кто вылез из-под трупов. И никто не говорит, что у монголов были колониальная политика по отношению к Афганистану.

Даже завоевание германцами Римской империи теперь оказывается, что это была перемена культурных паттернов и что-то в этом роде, но ни в коем случае слово «колонизация» или слово «завоевание» вы не встретите. Это о смешно, потому что вот археологи копают какой-нибудь город времен германских нашествий. Стоит богатый римский город где-нибудь в провинции Норик. Стены, бани, храмы, портики, все дала. Потом слой пепла, епископский дворец, и к нему прилепилось несколько домишек. Это вот ассимиляция, аккультурация.

Но вот когда приходят британцы и запрещают маори охотиться за головами или индусам запрещают сжигать вдов на костре — это страшный колониализм, это насилие над культурой, которая ничуть не хуже западной.

Разумеется, не весь колониализм состоял из строительства школ и больниц и запретов НРЗБ организации бесплатной медицины. Знаете ли вы, что бесплатная медицина во Франции сначала была введена в колониях, а потом дома. О качестве этой медицины я сейчас не говорю.

Конечно, была немецкая колонизация в Африке, которая мало отличалась по методам от последующего «окончательного решения европейского вопроса». Была японская колонизация. Но вот что важно помнить в перспективе. Важно помнить все-таки, какие земли, какие именно народы колонизовались. Важно помнить, что ацтеки имели практику системных человеческих жертвоприношений.

Это была цивилизация, в которой привилегированные классы питались человеческим белком. Важно помнить, что когда Колумб пришел в Вест-Индию, то он и его спутники, они описывали. Вот они заходят в хижину, а там висят копченые человеческие бедра.

Важно помнить, что там, где сейчас ЮАР, местные племена, точнее завоеватели ндебеле, они практиковали НРЗБ — это полный геноцид завоеванного народа, уничтожение всех мужчин, обращение детей в рабство, и женщин брали себе на постель. Важно помнить, что в некоторых странах Африки до сих пор едят пигмеев, ну просто едят как обезьян.

Важно помнить, что во всех этих страна было рабство. Очень часто там тыкают в лицо рабством, которое развило Европа. Это правда. Европейцы организовали массовый приток африканских рабов на Американский континент.

Но рабство изобрели не европейцы. Раб — это первая собственность, которая появилась у человека, раньше, чем у него появился свой дом и свое поле. В древних языках обычно нет отдельных слов для слуги и раба, это одно и то же. И никакая культура не отменила рабство за исключением как раз европейской, западной культуры. США и Европа были уникальны не тем, что у них были рабы, а тем, что они запретили рабство.

И уж, конечно, никогда не называют колонизаторами ислам. Но вот вы никогда не встретите на Западе человека, который будет писать, как ислам колонизовал Ближний Восток, и что он при этом сделал с колонизованными культурами. Вы никогда не встретите человека, который скажет: «Слушайте, вот была страна Тунис. Это была просвещенная часть Римской империи. Там жили берберы. Это была страна Югурты и Масиниссы, оттуда происходили некоторые римские императоры. Оттуда происходил блаженный Августин. Там стояли города. Оттуда в Рим везли зерно и масло. И это было житницей Рима так же, как Ливия.

Вот смотрите, что случилось с этой страной после исламской колонизации. В ней были уничтожены города, в ней погибло сельское хозяйство, в ней исчезли все блаженные Августины.

Вы никогда не встретите человека, который скажет: «Иран — это же была империя, которая была соперником Риму. Это была потрясающе интересная страна, которую правильней типологически сравнивать, наверное, с феодальной Японией». Потому что это была достаточно рыхло управляемая страна и при ахеменидах, и при парфянах и даже при сосанидах это была страна, где впервые если не зародилась, то развилась концепция тяжелой кавалерии, что, собственно, помогло сосанидам создать прообраз современного Ирана и победить парфян и сделать его вместо Парфянского царства. Это, собственно, та тяжелая кавалерия, то, что потом в Европе было рыцарями с одним серьезным замечанием, потому что рыцари имели стремя, на которое они опирались, и это, собственно, позволило создать средневековую европейскую тяжелую кавалерию, а во III веке до нашей эры еще стремени не было, и, соответственно, иранская тяжелая кавалерия, они тогда просто привязывали тяжелое копье к ноге лошади.

И римляне не могли ничего сделать с Персией, потому что тяжелый всадник — это, прежде всего, знатный всадник, человек, у которого много денег. В Риме военное развитие шло другим путем. В Риме, наоборот, знатных людей не отпускали в армию. Боялись императоры, если знатные люди служили в армии.

И эта потрясающая персидская культура была уничтожена исламом, как великая греческая античная культура была уничтожена христианством. И когда нам говорят, что Крестовые походы — вот что же европейцев потянуло на земли ислама, что же это было за страшное завоевание? Стоп, ребята, какие земли ислама? Это были земли Римской империей, принявшей христианство. Какой процент жителей Сирии, Кирикии и Палестены и так далее в этот момент были христиане? Другой вопрос, какие это были разновидности христианства. Ответ: подавляющий. Если в Сирии еще в XIX веке была куча христиан.

Это, конечно, совершенно потрясающая вещь. Потому что вдруг нам стали левые интеллектуалы усиленно промывать мозги на тему того, как страшна европейская колонизация, как самоценны все эти замечательные культуры, как виноваты европейцы тем, что принесли этим прекрасным сынам природы свою нехорошую буржуазную эксплуататорскую культуру. Ну, конечно! Египетских декхан при Оттоманской Порте никто не эксплуатировал, пока туда, допустим, Англия не пришла.

Хотя задавать-то надо было другой вопрос. Вот, например, Римская империя. У нее две половинки: Восточная и Западная. Причем Восточная более богатая и процветающая. Как оказалось, что к XIX веку Восточная оказалась в такой заднице? Кстати, в XII веке, когда в Европе тоже был религиозный тоталитаризм, нельзя сказать, что тогда в Европе были какие-то преимущества. Тогда, например, наоборот, та была более процветающая, более просвещенная и менее религиозная.

А учитывая, что там, на Ближнем Востоке было столько христиан — куда они делись? Каин, Каин, где твой брат Авель? Там было столько огнепоклонников в Иране — куда они делись? Этот вопрос леваки никогда не задавали по разным причинам, в том числе, потому, что один из главных спонсоров ́той идеи, разработчик идеи колониализма был Советский Союз. И я напомню, что первый съезд народов Востока состоялся еще в Баку в 20-м году. А первый Антиколониальный конгресс — в 1927 году на деньги СССР. Его организатор был «красный Геббельс» Вилли Мюнценберг. И, конечно, антиколониализм рассматривался СССР как инструмент уничтожения открытого мира.

Но вот, собственно, СССР пал, а безумие продолжается и, более того, усилилось, потому что к этому времени группа интересов, которой выгодна эта идеология, сложилась на Западе. Эта группа интересов — международная бюрократия, это левые политики, левые интеллектуалы. Левые политики, которые заинтересованы в уменьшении числа тех, кто зависит от государства и в умножении чиста тех, кто зависит от государства. И так как они больше не могут рассчитывать на рабочих, они эксплуатируют тех, кто будет зависеть от государства в лице мигрантов.

Это случилось потому, что любая демократия не склонна воевать. И вот я пытаюсь понять, как случилось, что вместо того, чтобы мы обсуждали эти темы, какое количество стран до сих пор живет в фанатизме и нищете, мы обсуждаем глобальное потепление или Харви Вайнштейна? Как случилось, что Запад, который смог победить свой собственный тоталитаризм, капитулирует перед чужим?

Я только что сказала, что те люди, которые правят этими странами-изгоями, они живут в альтернативной реальности. Но правда-то заключается в том, что им позволяют жить в альтернативной реальности только потому, что просвещенный, развитый мир, западный мир, его левый истеблишмент тоже живет в альтернативной реальности, в рамках которой во всем виноват просвещенный, цивилизованный мир и открытое общество, и Америка.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
фото

Наум (Израиль)   14.01.2020 14:23

Довольно точно и умно описала Юлия поиски смыслов частей человечества.
Но конструктивных предложений не привела. Эти поиски творениями в утяжеленном виде будут продолжаться до тех пор, пока они не поймут своего назначения в мире Творца и добровольно его не выберут подобно тому, как клетки наших тел выбрали свое назначение.