>> << >>
Главная Выпуск 27 NewConcepts Chapters
ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

Телесериал – виртуальное настоящее, виртуальное прошлое и виртуальное будущее человечества

Георгий Георгиевич Почепцов (Киев)
Февраль 2020
 

Телесериал сегодня не является просто культурным продуктом. Это продукт культурно-политический, где политика спрятана в сюжете, а не выпячена как в былые времена. Сегодня, когда материальный мир стал максимально управляемым, резко возрос статус мира нематериального.

Все мы живем в мире иллюзий, при этом свои иллюзии мы считаем правильными, а чужие – нет. Сильные производители сериалов навязывают свою картину мира слабым. И поскольку входом в этот мир иллюзий является человек, этому трудно сопротивляться.

Проявилось два способа управления чужим виртуальным продуктом. Китай, который дает львиную долю финансов от внешнего проката, цензурирует американские фильмы на уровне сценария. Иран просто запрещает, создавая вместо этого свои аналоги: свои анимационные фильмы, кукол в мусульманской одежде вместо Барби и Кена, запрещает изучение английского  в школе, в то время как Япония, наоборот, максимально его развивает и, называя английский языком будущего.

Телесериал захватывает мир, стремясь стать основным способом проведения досуга, в которое погружен человек, поскольку это самый доступный домашний досуг. Сериал берет на себя любые темы: прошлое и будущее, любовь и климат, – все, что возможно он может соединиться в единое нерасторжимое целое, которое  в таком виде останется в голове у зрителя. При таком всеохватном подходе он не может быть чисто развлекательным, поскольку транслирует модели поведения для населения. При этом они могут реализовываться в прошлом, настоящем и будущем. Особенно активно, например, сериалы сейчас моделируют будущее, где созданы машины для постоянного отслеживания поведения. В одном из последних таких примеров (бразильский сериал “Всеведущий”) за каждым человеком следует вообще персональный дрон.

Телесериал стал сегодня всенародной любовью. Есть внешние и внутренние причины такой нашей любви. Легче перечислить причины внешние. Их можно сгруппировать по причине того, что они отражают стремительные изменения мира вокруг нас. Они таковы:

– переход на доминирование визуальности вместо вербальности,

– бум технического развития, который сильнее отразился на именно поддержке визуальности,

– увеличение свободного времени человечества по мере дальнейшего развития, поскольку рабочее время стало сокращаться.

В числе внутренних причин можно выделить следующие три:

– телесериал работает на все органы чувств, а не только на зрение, как книга,

– эмоционально более захватывает,

– меньшая потребность в домысливании, поскольку мы сразу видим как выглядят герои, их реакции. 

Но самое главная причина – это полное отсутствие в нашей жизни картины будущего. Она была в СССР, но ее нет на постсоветском пространстве. Частично из-за отставания, а частично из-за того, что мы не попали еще в постиндустриальное общество.

А. Неклесса говорит об этом так: “Последовательно трансформировались и мутировали практически все основные механизмы современной цивилизации: культурные, социальные, политические, экономические. И где-то к 70-м годам возник образ и каркас нового состояния общества, для которого у нас нет адекватного определения (хотя попыток было немало). И которое я предпочитаю называть просто Новый мир. В это время складываются новые социальные системы, новая политическая семантика, новая (финансовая, цифровая) экономика. Но, пожалуй, все же главное – к власти получает доступ новый класс. Это была новая генерация “людей воздуха”, связанная с постиндустриальным (нематериальным) производством и враждебная прежнему порядку вещей. Когда процесс только начинал разворачиваться – а он отчетливо обозначил себя именно в начале 70-х годов, преимущественно в Соединенных Штатах, – то поражал эклектический характер новой идущей к власти генерации. С одной стороны, это была элита в более или менее традиционном понимании: люди, управляющие финансами, средствами массовой информации, интеллектуальными процессами, люди, держащие руку на пульсе систем социального контроля, воспитания, образования. Участвующие в передаче властных импульсов в парадигмальной системе “элитный клуб – think tank – административный аппарат”. С другой стороны, это новое поколение имело совершенно нехарактерный для прежней элиты привкус контркультурных движений. Отличие новой элиты от предшествующей было настолько острым, что порою было заметно чуть ли не антропологически. Совокупно же, рвущийся к власти новый класс можно обозначить как “четвертое сословие”. То есть, происходила своеобразная элитная революция, и новоявленное “четвертое сословие” вошло в острый исторический конфликт с традиционным буржуазным “третьим сословием”. А поскольку данное сословие было тесно связано именно с постиндустриальным миром, с финансами, информатикой, семантикой, управлением смыслами, то и центр активности постепенно переместился в новые большие предметные поля: в цифровую/финансовую экономику, информационно-коммуникационную среду, в массовую культуру” [1].

И еще важное: “Взятие под контроль образовательных структур, даже не учреждений, а воспитательно-образовательных структур, – это совсем не суммирование интеллектуального потенциала ректоров, профессуры, или даже системы отбора студентов-старшекурсников. Это взятие под контроль процесса выращивания, становления перспективной, пассионарной личности, потенциально имеющей вес и значение в Новом мире. В России на сегодняшний день отсутствует элитная инфраструктура, то есть не инфраструктура элитного потребления, а инфраструктура элитного воспитания, поведения и воспроизводства элиты, причем даже элементарный механизм “клуб – мозговой центр – властные структуры” воспринимается как новация, а реализуется как карикатура. А ведь данная система выполняет также массу промежуточных функций, в том числе по кадровому отбору, воспитанию, дисциплинированию, тестированию претендентов на пополнение элиты…Проблема в том, что у нас сама категория элиты семантически повреждена. “Элитой” называется тот, кто имеет доступ к материальным и властным ресурсам. Но это не элита. Элита – это тот, кто оперирует мировоззрением, тот, кто оперирует смыслом. Звучит в российском контексте все это, впрочем, как-то “по-детски”, потому что логика любого оператора ресурсов, представителя элиты в российском понимании, примерно такова: “Я найму этих людей. Они мне все это сделают в любой момент”. В этом умозаключении, однако же, присутствует серьезный, органический дефект. На примере становления той же американской элиты – как наиболее молодой и доступной не только исторической памяти, но и более конкретным формам исторического мониторинга – мы можем ретроспективно увидеть и определить, что же составляет фокус проблемы, а что идет в дополнении. Дело, конечно же, не в том, что материальные ресурсы не играют никакой роли – они играют серьезную, порой колоссальную роль. Суть дела, однако, все же в системе ценностей, в целепологании и в той траектории, которая проявляет себя как устойчиво перспективная”.

И интересные цели сместились в новый тип индустрии – креативную. Здесь производится не пища для тела, а пища для мозга. И она тоже должна быть по своему вкусной.

Одновременно креативная индустрия хорошо работает на экономику. Вклад ее, например, в экономику Британии более 100 миллиардов фунтов (см. об этом экономическом достижении [2 – 7]). Давно уже писали, что Голливуд приносит больше денег, чем вся автомобильная промышленность США.

Сериал как бы “взрывает” наши представления о прошлом и будущем, полностью меняя нашу картину мира. Именно фильмы и сериалы сейчас трансформируют наши представления о первой (“1917”) и второй мировой войнах (“Темные времена”). Идут мощные процессы трансформации картины мира современного человека, которые он же, в отличие от пропаганды прошлого времени, сам же и оплачивает. По сути это новый тип идеологии и пропаганды, которому еще нет названия. В советской песне звучали слова “мы рождены, чтоб сказку сделать былью”, сериал теперь делает наоборот – из были сказку. И это не рациональное, а эмоциональное воздействие, которое во много раз сильнее трансформирует наш разум.

Сегодняшний человек растерян, он потерял свой внутренний компас, попав в этот новый мир. Он не знает, что его ждет завтра. По этой причине сериальные подсказки в будущее очень важны. Более того, и Украина, и Россия так и не стали постиндустриальными странами. Они  находятся в прошлом индустриальном состоянии. Это очень ослабленная и неконкурентная позиция. К примеру, китайские эксперты предсказывают поражение России в войне с США в течение трех часов [8 – 9]. Китайские эксперты аргументируют: “На одном только европейском направлении находится 600 ядерных ракет и 80 бомбардировщиков, нацеленных на Россию и готовых в любую минуту к запуску. Объявив о вступлении в войну, страна тут же подпишет себе смертный приговор”. Да и сам Китай далеко впереди, тем более он разрабатывает модель – война до войны, основываясь на своих национальных традициях: “Китайские военные аналитики считают, что сегодня неспособность противостоять иностранному информационно-психологическому вторжению более опасна, чем отсталость в других областях.  Развитие технологий в наши дни, по их мнению, дало возможность активно воздействовать на всех людей – от обычных граждан до глав государств. Имитация речей, произнесенных якобы лидерами стран, фальсификация фото- и киноматериалов с последующей демонстрацией неподготовленной аудитории – все это способно серьезно повлиять на население и военнослужащих противоборствующей стороны” ([10], см. также [11], где в качестве одной из целей китайских информационных операций акцентируется продвижение правительственных нарративов). 

Говоря о прошлом или будущем, на самом деле сериал все время говорит исключительно о настоящем. Он как бы выталкивает нас в определенную точку, откуда все становится видным по-другому. Сериалы, раскрывающие альтернативную историю, показывают другие результаты второй мировой войны, в одном из них Америка разделена между двумя странами победительницами: Германией и Японией. Некоторые сериалы удерживают мир в состоянии холодной войны, которая не закончилась по наше время. Такое бесконечное разнообразие привлекает к экранам миллионы зрителей.

Переход в постиндустриальную эпоху несет и определенные минусы, если делать его безоглядно и беспланово. Именно это канцлер Шредер сформулировал в качестве своей ошибки: “вынос сложных производств за пределы Германии. Там, где нет «индустриальных монстров», не появятся «великие и ужасные» гении, да и просто многофункциональные таланты, изобретатели, открыватели, новаторы и прочие. Такова долгосрочная перспектива. И среднесрочная. И краткосрочная” [12]. 

Получается, что разрушив производство кораблей в Николаеве, самолетов в Киеве или ракет в Днепре, Украина одновременно разрушает целую цепочку из образовательных, научных и инженерных коллективов. Сегодня можно закрывать физические, радиотехнические и подобные факультеты, поскольку молодежь не хочет  идти туда учиться.

Сериал серьезно опирается на мифологические сюжеты и таких же героев. Такая мифологическая ткань, перенесенная в современность, создает сильное воздействие, чем отличился, к примеру, норвежский сериал “Рагнерок”, совместивший  в себе мифологию и современность. Нам тяжело понять его так качественно, как его понимают в скандинавских странах, поскольку для нас будет более важна   современная линия сюжета. Смогут его по-другому понять и  немцы, поскольку это общая древняя мифология, на которой построены и “Кольцо Нибелунга” Р. Вагнера. В результате для нас это будет просто какой-то боевик с социальными проблемами, а для них погружение в священную историю. Кстати, Вагнер был любимым композитором Гитлера по причине активации этой мифологии в опере [13 – 15].

Наверное, нужно подумать и о причине смены внимания людей с фильма на сериал. Сериал как явление массовой культуры всегда характеризовали тем, что его содержание таково, что к героям можно вернуться на любой серии, поскольку мы много знаем или догадываемся заранее. 

Однако с нашей точки зрения сериал в отличие от фильма, эксплуатируя развлекательность как фактор привлечения и удержания внимания, более затрагивает еще не реализованные ситуации, а фильм больше концентрируется на ситуациях прошлого. Даже если оба они могут смотреть в прошлое, то фильм дает нам прошлое которому мы верим как состоявшемуся в реальности, а сериал тут компенсирует свою несуществующую ситуацию воображением, что так могло быть. Есть такое направление как альтернативная история, где изучаются развилки истории, которые не имели места, но это описание делается на вполне научной основе.

Надо признать, что есть тактическая повестка дня, которые задают газеты и соцмедиа. И стратегическая повестка дня которую задают – раньше романы (18 век), а уже ближе к нашему времени кино и телесериалы. Последние способны даже “раздвигать” перед нами картинку будущего.

Фильмы о прошлом все равно реально рассказывают о будущем (или настоящем). Но делают это в новой манере, если сравнить с тем, как это делают ученые, поскольку перед нами другой  способ достичь и удержать внимание населения, опирающийся на развлекательность.

Кстати, будущее в первую очередь серьезно интересует военных и бизнес. Каждый из них также заинтересован и в настоящем – пиар и реклама, которые заставляют нас покупать, придуманы для бизнеса. Микротаргетинг как способ выхода на индивидуального потребителя сквозь соцсети перешел из бизнеса в политику. Именно так избирали и Обаму, и Трампа.

Это такие ментальные рамки, тропинки, по которым потом движется наше сознание. И мы, как правило, идем по тому, что уже проложено для нас. Но искусство в отличие от других сфер значимо и интересно потому, что здесь работают уникальные продукты. По этой причине сфера конкуренции столь высоко, что все время требуется что-то новое.

Человек биологический не приспособлен жить все время в комфортном сегодняшнем мире. Его организм настроен на страхи и потрясения. По этой причине, устроившись уютно в домашнем кресле, н готов путситься во все тяжкие, но без всяких потерь для себя. И это вновь ему может дать только сериал. Или видеоигры…

 Мир потерял единую систему, а строится из ряда разных систем. При этом властная сторона пытается усилить свои позиции в том числе и с помощью телесериалов. Тем более что сегодня для этого есть все научные возможности: и бестселлеры, и блокбастеры поддаются определенному математическому прогнозированию на базе моделей прошлых успешных проектов.

Телесериал – это мощный “взрывоопасный” продукт, который может потопить любой “Титаник”. Политика телесериала гораздо шире, чем обычная политика, это управление жизнью каждого из нас, причем не только в публичных, но и в приватных контекстах. Мы видим в окружающем нас мире то, что программируют в нас сериалы.

  1. Неклесса А. Постиндустриальный передел России http://old.russ.ru/politics/20031022-nekl.html
  2. Kent C. Creative industries and the UK economy: a success story https://www.newstatesman.com/spotlight/skills/2019/05/creative-industries-and-uk-economy-success-story
  3. Britain’s creative industries break the £100 billion barrier https://www.gov.uk/government/news/britains-creative-industries-break-the-100-billion-barrier
  4. Creative industries’ record contribution to UK economy https://www.gov.uk/government/news/creative-industries-record-contribution-to-uk-economy
  5. Mason D. Overview of the creative arts sector in the UK https://www.prospects.ac.uk/jobs-and-work-experience/job-sectors/creative-arts-and-design/overview-of-the-creative-arts-sector-in-the-uk
  6. Britain’s Creative Industries Are A Crucial Part Of Our Future Economy https://www.huffingtonpost.co.uk/entry/britains-creative-industries-are-a-crucial-part-of-our-future-economy_uk
  7. Тейлор К. Интерактивность и глокализация. Семь мировых трендов в культуре на 2020 год https://nv.ua/style/blogs/sovremennoe-iskusstvo-kulturnye-trendy-2020-50068475.html
  8. Ходаренок М. Продержимся 3 часа: в Китае предрекли гибель России в войне с США https://www.gazeta.ru/army/2020/01/30/12936260.shtml
  9. Китайские эксперты: В случае войны с Западом Россия продержится 3 часа? https://eadaily.com/ru/news/2020/01/29/kitayskie-eksperty-v-sluchae-voyny-s-zapadom-rossiya-proderzhitsya-3-chasa
  10. Дежин Е. Атака на разум противника. Китайские психологические операции в свете национальных традиций // Независимое военное обозрение. – 2001 – № 1
  11. Кеворков К. Выдрин: Власть – это когда страной правят идеи, поэтому правые власть в Украине уже захватили https://ukraina.ru/interview/20200203/1026505926.html
  12. Mazzar M.J. a.o. Hostile social manipulation. Present realities and  emerging threats. – Santa Monica, 2019
  13.  Тетралогия Вагнера “Кольцо Нибелунга” https://www.classic-music.ru/kolzo.html
  14. Какое отношение композитор Вагнер имеет к Третьему рейху, и почему его музыку никогда не исполняют в Израиле https://kulturologia.ru/blogs/251118/41424/
  15. Воробьевский Ю.Ю. Неизвестный Гитлер // Воробьевский Ю.Ю. Проклятая империя https://history.wikireading.ru/105934
 
 
 

Георгий Почепцов

Профессор, доктор филологических наук, наиболее цитируемый автор по теме медиакоммуникаций на качественных ресурсах постсоветского пространства. Основатель оригинальной украинской школы медиакоммуникаций и коммуникативных технологий

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация