>> << >>
Главная Выпуск 9 NewConcepts Chapters
Geopolitical concepts*

Молитва пирата о достойной жизни

Михаил Бузукашвили. Радиожурналист.



 

Шекспир, на которого принято сссылаться как на величайший авторитет, считал, что весь мир театр и мы в нем актеры. И еще он говорил много мудрого и  хорошего. Его замечательный Гамлет, когда его спросили, что он читает, ответил: "Слова, слова, слова".

 
Монблан слов с ураганной скоростью рос с каждым веком. Теперь темпы стали иными и он набирает обороты с каждым днем. Слова, слова, слова - печатные и электронные, с экранов телевизоров и из радиоприемников. Повсеместно наблюдается усталость от слов. Люди ими сыты, люди перестают верить словам. Слова стремительно обесцениваются. И никакая денежная инфляция не успевает за словесной.
 

 

В наш век Интернета слова вообще часто теряют значение и многие полагают, что слова ничего не выражают. Из-за политиков и людей прочих профессий, которые у всех на виду, мы считаем -и справедливо, наверное - что слова мало что значат, а верить можно только поступкам. Потому что в наше время весьма нередко слова одни, а поступки другие.  В старые времена как-то чаще получалось, что слова у людей не расходились с поступками. И слова были превосходными и

поступки удивительными.

 
Я вот недавно восхитился Френсисом Дрейком. Конечно же, я знал, что он был самым знаменитым и успешным пиратом за всю историю человечества. И еще великим морским исследователем. Вторым после Магеллана он совершил кругосветное путешествие. Он добывал баснословные богатства для королевской казны, да и себя не забывал, сыграл огромную роль в разгроме испанской Непобедимой армады, был любимцем Елизаветы, которая удостоила его всяческих королевских почестей и посвятила в рыцари. В то время рыцарей в Англии было около 300 человек и это посвящение стало высшим знаком монаршьей милости. Но, к стыду своему, я многого о нем не знал, потому что пираты, даже самые великие, находившиеся под покровительством королев, не были приоритетом в моих интересах. И вдруг совершенно случайно я обнаружил его молитву. Дело в том, что я увлекся в последнее время молитвами. Сам я человек не религиозный. но молитвы, мне кажется, очень ярко передают душевный настрой людей, отдаленных от нас столетиями. Об одной из таких молитв, произведших на меня впечатление, я писал . Это была замечательная молитва французской монахини 17 века. Имя ее мне неведомо. И вот теперь другая молитва, впечатлившая меня. Не анонимная. Дрейк жил пораньше на целый век, чем полюбившаяся мне французская монахиня. Он умер в 1596 году, 56 лет от роду. Перед смертью - а умирал он от тропической лихорадки - облачился в доспехи. Хотел уйти из жизни стоя, как воин.  Вот эта молитва человека, которого считают величайшим из всех морских авантюристов  всех времен  и народов. И не только дерзким искателем приключений, но и выдающимся мореплавателем, которого ставят рядом с Колумбом, Магелланом и Куком. Парадокс истории - пират автор манифеста идеализма.

Господи, не  дай нам покоя:
Упаси нас от самодовольства,
Что приходит, когда исполнилось все, что желали  –
Но лишь потому, что желали малого,
Когда видим мы, что плаванье окончилось благополучно,
Но лишь потому, что плыли вдоль берегов.
Господи, не  дай покоя душе,
Чтобы вкус земных даров
Не заглушил жажду жизни вечной…
Господи, забудем о покое и исполнившись дерзости,
Выйдем в море навстречу шторму,
Который напомнит нам – Ты над нами владыка,
И потеряв землю из вида,
Мы обратим свой взор к звездам небесным.
Распахни перед нами горизонты надежды
И выталкивай нас в будущее -
Да  пребудет с нами сила, отвага, любовь и надежда.

 


Вот по таким замечательным принципам и жил этот моряк,   считавший, что высшее счастье человека находится на пределе его сил, не желавший брать пример с тех, кто призывает к умеренности, довольствуется малым и , надувая щеки, считает, что достиг своей цели. И  действительно достигает, но только потому, что плыл вдоль берега, а не так, как Дрейк, овеваемый ветром странствий., выходящий в море навстречу буре, презиравший покой, обращавший взор к звездам небесным.

 


Ах, какие были Личности в то время. Но не будем идеализировать прошлое, представлять его обществом  целеустремленных и мужественных людей, всегда готовых бросить вызов судьбе и обстоятельствам, людей. обуреваемых честолюбивыми замыслами и осуществляющими самые смелые мечты. Разные жизненные персонажи были тогда и сейчас. Достойные, внушающие уважение. И мелкие души.
 

 

Недавно я после долгих поисков в Интеренете нашел фильм, который когда-то в незапамятные  времена смотрел в Москве по телевидению. Это итальянский документально-игровой фильм о жизни Леонардо да Винчи, кстати, ушедшего из жизни за два с небольшим десятилетия  до рождения Дрейка. Сейчас этот фильм уже не произвел на меня такого впечатления, как раньше, но снова услышал фразу великого художника, которая запомнилась с тех временн. Вроде бы ничего особенно оригинального Леонардо не сказал, только подтвердил то, что было
 известно всегда. "Многие из наших соплеменников даже не люди. Это потребители еды и производители экскрементов. Умирая, большинство из них оставляет после себя лишь гнилое тело. Больше ничего". Очень натуралистично и жестоко, даже весьма негуманно, но ведь верно по сути. Во все времена жизнь при всем своем разнообразии была весьма одинаковой и люди по большому счету не изменились. Наше время  Интернета и мобильных телефонов, электронных книг сделало нас более информированными и многознающими, но по сути своей полно людей,
 которые работают лишь для того, чтобы обеспечить себе возможность приемлемого комфорта и получив его, ничем не интересуются, кроме телевизионных новостей, еды и своих болезней.
 

 

И какое счастье, что были такие люди, как Леонардо и тот же самый Дрейк, который хоть и был пиратом, но был личностью выдающейся. Какое счастье, что были такие жадные до  деятельности люди, которые занимались самосжиганием, чтобы открывать для нас новые земли, новые горизонты в науке и искусстве.
 

 

"Однако я стал лентяем, - говорил как-то Ньютон. - Вчера по случаю воскресного дня я прооспал с 11 вечера до 8 утра". Это он сказал на 85 году жизни, за несколько недель до своей смерти.
Моцарт, такой хрупкий и болезненный на вид, трудился поистине неустанно, не покладая рук. Чайковский утверждал, что работает как сапожник, изо дня в день, в поту и мыле.
 

 

Рассказывают, что Золя не надеялся на вдохновение, а привязывал себя к креслу. Если это самое пресловутое вдохновение к нему не приходило, он бесконечно выводил на бумаге: "Не пишется, не пишется, не пишется". Как он признавался своим друзьям, в конце концов вдохновение появится и тогда напишется. Когда Менделеева называли гением, он сердился - Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и стал гений. А его знаменитая таблица, из- за которой я в школе имел столько проблем на уровне  двоек, приснилась знаменитому химику во сне.
 

 

Все знают о фантастическом трудолюбии Томаса Эдисона, который работал практически непрерывно, а ложился спать тогда, когда уставал - утром, днем или ночью и спал на столе с книгами под головой. А задолго до этого Архимед, забывая о пище, чертил везде, не уставая - на песке, глине,в пыли, пепле и даже на собственном теле.
 

 

Все эти люди и множество других , пришедших в наш мир задолго до или после английского мореплавателя, жили так, как будто его молитва стала компасом их жизни, указывающим направление и способы достижения цели. Впрочем у каждого из них была своя молитва, пусть даже и не написанная, но владевшая ими и  освещавшая их жизнь.Все большие люди(не по росту, а по масштабам) очень разные, но в чем-то они одинаковые. Они великие труженики.
Такое ощущение, как будто Дрейк заглянул и в наше время, где от высоких идеалов, увы, остались только клочки и где вкус мелкого благополучия и земных даров  чаще всего заглушают жажду активной  жизни, жизни на краю сил.

 


Конечно, и в наше время есть люди, у  которых высокие цели. Но, на мой взгляд, общество во многом потеряло прежнюю энергию, люди стремительно утрачивают надличностные цели.  Раньше обстоятельства были суровыми, заставляли людей больше двигаться, придумывать, шевелить ручками и ножками.  Было бы нелепо не приветствовать  эпоху процветания и благополучия, которые утвердились в наше время. Никогда у человечества не было столько возможностей в  материальной сфере. Жить все стали луше. Это замечательно. Но главным определяющим фактором стал элементарный  здравый смысл. Он необходим.Но, доведенный порою до абсурда, он  становится тормозом, мешающим идти вперед.  Умненькие-благоразумненькие в житейском смысле этого слова достигают своего личного успеха, но не совершают открытий, не пишут музыку и книги, которые останутся на века. В наше время нет ни одного человека на земле, которого вспомнят через столетия , как мы вспоминаем сейчас того же Архимеда, Леонардо или Ньютона.
 

 

Мне здесь возразят, что знаменитые люди это вовсе не тот ориентир, который подходит для каждого. Не могут все быть историческими личностями. Естественно. Но как говорится в старой притче, которая одинаково цитируется и людьми богобоязненными и нерелигиозными, когда наши поступки будут взвешиваться на чашах судьбы, никто не спросит, почему мы не стали Архимедом или Ньютоном, а спросят, почему мы не стали самими собой  и не использовали, говоря современным языком, свой собственный ресурс. Ведь потеряв в массе своей
 надличностные цели, мы теряем часто и тот наш реальный и достижимый потенциал, который так и остается нераскрытым.
 

Не обязательно  обладать какими-то  особыми талантами.  Просто надо верить себя и быть готовым раскрыть себя в ращных  ситуациях. Я часто вспоминаю старую историю, которая потом стала анекдотом. Однажды одного ирландца спросили, умеет ли он играть на скрипке? Он ответил, что не знает, потому что никогда не пробовал играть на этом инструменте. Слушая эту историю, окружающие улыбаются снисходительно, с чувством собственного превосходства. Считается, что это смешно. Надо же, такой глупый и самонадеянный человек. Тоже мне,
 воображает из себя, что он все может, стоит ему только захотеть.
 

 

А я вот думаю иначе и согласен с теми, кто считает, что ничего смешного здесь нет, не надо смотреть на  этого ирландца свысока. В его ответе мудрость самосознания. Невозможно познать себя, не испробовав свои силы. Невозможно определить, какие желания таятся в вашей душе, какие способности  дремлют в ваших серых мозговых извилинах и в руках, пока вы не испытали эти возможности, а это значит и в личном своем опыте и в сложных, рискованных ситуациях.
Можно на окружающее смотреть по разному. Все зависит от точки зрения. Но жаль, наверное, что одна -единственная жизнь уходит зачастую на суету.
 

 

Жил еще недавно такой  интересный человек Букминстер Фуллер который был очень многолик -философ, инженер, архитектор, изобретатель, дизайнер. Он умер в 1983 году будучи  87 лет. А когда ему исполнилось 70 лет он произвел любопытный подсчет. "Я прожил 70 лет. Это составляет 600 тысяч часов. Из них 200 тысяч я спал, 100 тысяч ушло на то, чтобы есть, пить, восстанавливать свое здоровье, 200 тысяч часов я учился и зарабатывал на жизнь. Из оставшихся - 60 тысяч часов я провел в дороге.  Остаток - время, которым я мог располагать свободно - составил всего 40 тысяч часов, или около полутора часов в день".

 
Можно, конечно, провести более детальный подсчет, чем Фуллер. Но в любом случае грустноватая получается картина. Родился,  учился, работал, чтобы добыть свой кусок хлеба,  ездил в метро и на автобусе, восстанавливал сдоровье, спал. Вот на это ушла основная часть жизни. Правда, возникает вопрос, а как же иначе? Природу не преодолеешь, реалии жизни тоже. Но тут возникает закон инерции. Одни идут по испытанному кругу. Сон, метро, работа, телевизор, сон...Никакого желания познать самого себя, испытать свои силы, вырваться из привычной круговерти, выйти за пределы уже достигнутого. А зачем? Для этого надо напрягаться, рисковать, жертвовать чем-то привычным, беспокоитбся - поучиться или нет. Так, иногда, ленивые жалобы - вот не повезло, не удалось, упустил возможности, не помогли, не проявили внимания, всем вокруг на все наплевать, меня такого хорошего не понимают.
Жизнь становится все напряженнее, знаний вокруг все больше, а критерии снижаются. Раньше было много неграмотных людей, элементарно не умевших читать, но зато обладавших крепкой жизненной хваткой. Теперь неграмотных еще больше, но только эти неграмотные владеют лаптопом и все обо всем знают, не зная на самом деле ничего. Лет сто назад, если вы не знали латынь, не разбирались в истории и во всем таком прочем, то вы не могли считаться культурным человеком. Теперь критерии снизились, человек с университетским образованием не
 обязательно уступит женщине место в метро. Да и иная женщина может счесть это оскорблением. Феминизм, понимаешь. Я не хочу идеализировать прошлое, но все же кажется, что раньше было больше индивидуальностей и меньше усредненных людей, похожих друг на друга, как подшипники на конвейре автомобильного завода.
 

 

Во времена Френсиса Дрейка мальчишки в 12 лет шли на флот, мечтали о дальних плаваниях и об адмиральских регалиях. Далеко не всегда они осуществляли свою месту, но потому, что желали многого и не хотели плыть вдоль берегов. В наше время мальчики в 12 лет нередко  ходят со спущенными штанами, еле передвигая ноги, считают  это особым шиком и мечтают о том, что станут менеджерами и будут получать большие денежки. Очень часто такие мечты осуществляются, но потому, как говорил Дрейк, что желали малого и плыли вдоль берегов.
Конечно, абсурдно было бы ожидать, что все останется неизменным - и реалии жизни и наше серое мозговое вещество. Но все же  жаль, что здравый смысл на элементарном уровне и прагматизм растут чудовищными темпами, а идеализм - не глупый, карикатурный - а тот самый, который в молитве Френсиса Дрейка, медленно скукоживается в обществе, как шагреневая кожа. А на уровне обычного смертного, идеализм – это глупость и неприспособленность к жизни существа, которое делает вид, что летает в облаках, а на самом деле не может прочно стоять на
 ногах в элементарных жизненных ситуациях.
Короче говоря, идеалисты в наш век прагматизма если не просто дураки и никчемные фразеры, то в лучшем случае заслуживающие иронии чудаки. Но все это чепуха, на мой взгляд. Именно идеалисты чаще всего продвигали вперед историю. И еще злодеи.  Почитайте  любую энциклопедию от А до Я.

Просто здравомыслящим людям в вечности нет места. Вот поэтому из нашего века никто в историю на долгие времена не войдет.
 

 

Мне кажется, что даже Сервантес не выражал в нескольких строчках так ярко кредо идеализма, как этот морской пират, понятия не имевший о Дон Кихоте. Сервантес по возрасту был на семь лет моложе Дрейка, пережил его на два десятилетия(он умер в один день с Шекспиром). Сервантес возможно слышал о Дрейке, победителе Непобедимой армады. Дрейк, конечно, понятия не имел о Сервантесе и о Дон Кихоте. Книга о Хитроумном идальго вышла в свет почти через десятилетие после смерти Дрейка.
 

 

Я полагаю, что в сжатом виде именно пират постиг суть идеализма, ярче, чем любой  философ, писатель или политик  за всю историю человечества. Идеализма действенного, идеализма активного, созидающего, осязаемого, конкретно и духовного одновременно. Ибо идеализм, как я полагаю, самая прагматичная философия, пригодная для отдельно взятого человека. Людям с талантом он помогает творить и открывать новые горизонты в разных сферах жизни. Простым смертным он помогает жить достойно и раскрывать свой потенциал. Идеалисты могут
 проигрываит тактически, в день сегодняшний,но стратегически - в масштабах жизни - они всегда в выигрыше.
 

 

У них свой, совершенно особый взгляд на жизнь, которую они видят со всеми ее красками. И свое место – пусть маленькое – в этой жизни тоже.
В наше прагматичное время хватает умников, которые все знают и которых ничем не удивишь, которые все подвергают сомнению, не верят ни в искренность ни в доброту других людей. И подсознательно, исподволь начинают не доверять и самим себе.
А идеалисты знают правила паромщиков. Каждый паромщик вам объяснит, что для того, чтобы пересечь бурливую реку надо править вверх по течению и тогда само течение вынесет вас в нужное место. Хочешь достичь обычных земных целей – бери планку выше, стремись в к высоким идеалам и не волнуйся, что  течение чуточку  снесет твою ладью, это нормально. Именно идеал и поможет выбрать верную дорогу жизни. Правильно говорил Монтень, что любой ветер не по душе моряку, если он не знает, куда плыть.
 

 

У идеалистов, как у Дрейка,  есть компас, который позволяет определять направления ветра и помогает поднимать паруса. Как  изменяться, но при этом сохранить в себе то, что изменяться не должно?
 

Идеализм помогает изменяться с годами, не трогая  в себе ту  прекрасную составляющую  характера, которая  есть у многих в ранные годы - юношеский максимализм.Те, кому удалось сохранить это в себе всегда в выигрыше. Как говорил Конан-Дойль - я пишу для мальчиков, которые уже наполовину мужчины и для мужчин, которые остались наполовину мальчиками.  Но так не у всех, естественно. И мальчики ведь бывают разные. Это у Андерсена из некрасивого утенка вырастает прекрасный лебедь. А в жизни чаще из некрасивого утенка вырастает
 некрасивая утка. Да и из хороших мальчиков тоже вырастают весьма несимпаичные дядечки. Юношеские идеалы исчезли. И дядечки  уже так изменились со времен юности, так часто предавали себя, так часто обманывали и других и себя, что полностью потеряли способность выйти за пределы круга, который сами вокруг себя очертили.
За все надо платить – это ведь элементарно. И платить прежде всего изменением себя.  Долги накапливаются, как дни жизни,  как потерянное время, щедро отпускаемое на лицезрение телевизора и дефицитное, когда речь заходит о чем-то другом, требующем усилий сверх тех, которые мы отдаем необходимой и обязательной работе.
 

 

И читая великолепную, на мой взгляд, молитву пирата-идеалиста, этот яркий манифест идеализмы,  еще раз думаешь о том, что у каждого из нас  свое поле для поисков, свой рассвет, своя мечта, свой кумир, свой солнечный лучик.

                        Михаил Бузукашвили



Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация