>> << >>

ЯВЛЯЛСЯ ЛИ ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ КРЕСТИТЕЛЕМ?


Иоанн Креститель не был Крестителем
Юрий Магаршак

Иоанн Креститель (по гречески Иоанн-Баптист) не был крестителем в том смысле, в каком это как-либо, косвенно или прямо, может быть связано с крестом. Перевод с греческого на русский не соответствует ни тому, что Иоанн делал, ни греческому оригиналу этого термина. Baptism, такж же как английский глагол baptize, происходят от греческого существительного производного от baptismos: погружение. Лев Толстой называл Иоанна Иоанн Купало, соответственно переводу слова с греческого, а также действию, которое производил Иоанн. Иоанн погружал в воду. Переосмыслив один из основых обрядов иудаизма. Который называется миквой. Миква в иудаизме (предписыающая заповедь 109) – обряд погружения в воду, означающий духовное очищение. А также рождение заново – подобно выходу из материнского чрева. Погружение в микву должно происходить обязательно с головой и только в натуральную воду: либо в проточную (реку), либо в ванну (бассейн) с дождевой водой или растаявшим снегом – но не, например, в водопроводную а значит хлорированную. В современном нам мире в микву погружаться верующие евреи перед Субботой и после менструации ортодоксальные женщины. Однако во времена Иудейского Храма вплоть до его разрушения римлянами в 70 году н.э. в дополнение к этому микву был обязан принять каждый верующий перед тем, как войти в Храм. Вхождение в Храм, не пройдя миквы, было тягчайшим грехом. При этом никаких документов о принятии миквы при входе не требовали предъявлять: ритуальное очищение посредством погружения в воду было прямым, без посредников, общением между человеком и Богом, Всевышним и Душой верующего.

Какой закон нарушила Иродиада?
Сергей Чевычелов

В 34 году н.э. умирает Ирод Филипп, тетрарх Трахонеи, Гавланитиды и Батанеи. У Филиппа и его жены Саломеи, дочери Боэта и Иродиады, не было потомства. И это обстоятельство имело весьма важное значение для трех лиц: Ирода Антипы, Иродиады и Саломеи. Антипа теперь претендует на присоединение к своей тетрархии трех областей. И он может стать этнархом, как брат Архелай, или даже больше, царем, как его отец. Саломея по закону должна вступить в брак с братом покойного мужа, потому как тот умер бездетным. Так указывает Второзаконие: "Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на сторону за человека чужого, но деверь ее должен войти к ней и взять ее себе в жену, и жить с нею, - и первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтоб имя его не изгладилось в Израиле" [2]. А ведь её вторым мужем может стать и Антипа. Теперь все в руках Тиберия, и трон тетрарха трахонейского, и имущество Саломеи... Ирод Антипа срочно направляется в Рим, к Тиберию. Прибыв в Рим, он не идет сразу к принцепсу. Антипа навещает семью Боэта, встречается там с Иродиадой, а возможно, и с Саломеей. Когда-то по воле Предвечного лишив брата земли, Ирод Галилейский пришел к Ироду Безземельному, чтобы забрать у него еще и жену... Удивительно, но на то время почти все иродиады заключали браки только между собою. Возможно, единственным исключением был Антипа, который пока был женат на дочери наботейского царя Ареты. Неизвестно, какие варианты предложил Иродиаде тетрарх галилейский и перейский. Неизвестно, какие варианты предложил Иродиаде тетрарх галилейский и перейский. Но, выбор она сделала правильный. При любом развитии событий она превращалась из несостоявшейся принцессы и жены частного лица в царицу. И это только при условии немедленного подписания брачного договора. И, конечно, Антипа вручает гет первой жене. Впрочем, выгонит без гета, и то хорошо – царица может быть только одна. Саломею тоже пристроили, она вступила в брак со своим двоюродным братом Аристобулом, сыном Ирода Халкидского...

«Свидетельство Флавия»
Ефим Левертов

«Свидетельством Флавия» называют отрывок из книги Иосифа Флавия «Иудейские древности» (18,3,3), в котором сообщается об Иисусе, «человеке мудром», жившем в описываемое Флавием время (около 30-х годов н.э.). Этот отрывок является одним из самых важных источников, рассказывающих об истории зарождения христианства, и почти единственным свидетельством (кроме, разумеется, Евангелий) жизни и деятельности Иисуса Христа и его первых учеников. В «Иудейских древностях» есть, правда, еще один отрывок, косвенно связанный с Христом, в котором упоминается Яаков, брат Иисуса (И.Д.,20). Этого отрывка мы тоже коснемся позже. С точки зрения христиан «Свидетельство Флавия» имеет первостепенное значение для всего христианства, так как оно написано человеком противоположной для христиан стороны – евреем, историком, жившим в первом поколении после смерти Христа, в то время, как другие свидетельства, например, Евангелия, написаны позже – через несколько поколений, являются свидетельствами «заинтересованной стороны», написаны не историками (нет таких историков – Лука, Марк, …). Именно в связи с огромной важностью такого свидетельства для историков, точка зрения которых о действительно случившихся событиях не зависит от их теологических предпочтениях, возникли большие сомнения относительно надежности данного источника. При этом возможны, они действительно существуют, три подхода к данной проблеме, три точки зрения: — «Свидетельство Флавия» является полностью аутентичным; — «Свидетельство Флавия» полностью является позднейшей христианской интерполяцией в действительный текст Флавия; — «Свидетельство Флавия» было откорректировано христианами и представляет гетерогенную смесь аутентичного текста Флавия с отдельными фрагментами позднейших христианских интерполяций. Опубликование в 1971 году так называемого «текста Агапия» христианского епископа 10 века Агапия, внесло свой вклад в дискуссию о «Свидетельстве Флавия». Публикатор, израильтянин Шломо Пинес, отстаивает третью версию и в доказательство своей позиции приводит текст, по мнению публикатора, в наибольшей степени соответствующий аутентичному тексту Флавия. Ниже мы рассмотрим принятую версию «Свидетельства Флавия» и версию Агапия.

комментарий Александра Избицера к статье Юрий Магаршака ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ НЕ БЫЛ КРЕСТИТЕЛЕМ
Александр Избицер

Дорогой Юрий! Вы написали в очерке — «Иоанн погружал в микву не только евреев, полуевреев, четверть евреев и их нееврейских жен. Он погружал всех, кто хотел погрузиться в микву: греков, римлян, персов, египтян, филистимлян, рабов и свободных». Поскольку Флавий писал, что Иоанн обращался к Иудеям и не упомянул никого другого, то это Ваше утверждение (выше), по-моему, требует лишь дополнения — «Как мне представляется, как я допускаю и пр.» Или — «как мне сказал раввин Имярек, предположивший, что…» или «Как считает православный священник Игрек» и пр. То есть, по-моему, в этом месте (и в ему подобных) необходимо отделить исторические факты от их трактовок. В данном случае оспаривается не трактовка, а сам факт. Слово «Иудеи» не допускает иной трактовки, кроме «Иудеи», т.е., люди, свершившие уже определённые обряды для вхождения в конгрегацию. Кроме того, пассаж Флавия начинается со слов «Но некоторые иудеи считали…» — что означает: Флавий сообщил о мнении (трактовке) определённого количества Иудеев из слушателей Иоанна, что фактически Иудеев, собиравшихся вокруг Иоанна, было больше. Ни о ком ином Флавий не говорит в связи с Иоанном. И это — факт.

Комментарий Сергея Чевычелова к статье Юрия Магаршака ЯВЛЯЛСЯ ЛИ ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ КРЕСТИТЕЛЕМ
Сергей Чевычелов

Мне думается, что всё зависит от того, на какой концепции возникновения христианства Вы стоите. Их есть две, и они взаимоисключающие: 1. Христианство исторически возникло из иудаизма. Т.е. х. зародилось в Иудее после прибизительно 30 г. н.э. развиваясь вначале в Иудее и среди иудеев и затем перешло на другие провинции и другие народы. В таком случае, можно предположить,что Иоанн, как и последующие проповедники, мог обращаться к неиудеям заодно или целенапрвленно. Не могу забыть где-то у классика: на уроке божьем батюшка говорит «Христос говорил, что можно проповедовать и иудеям тоже.» 2. Х. возникло вне Иудеи в конце 1 века, опираясьтеоретически на иудаизм и Тору, используя мифы и реальные события в Иудее. Тогда Иоанн, как и Иисус, были обычными иудейскими проповедниками, не выходя за пределы иудаизма, как и эссеи, и обращаться могли только к иудеям. Я почему-то склоняюсь к 2-й версии. В таких вопросах я всегда призываю свое воображение. Так, например, я ошибался, когда не мог представить огромные миквы перед Храмом. Но все понял, когда узнал, что паломники приезжали на праздник загодя и останавливались в Иерусалиме или окрестностях, где успевали пройти через микву. От Кесарии приморской до Тивериады и далее до восточного берега Иордана навряд ли проповедовал Иоанн. Попробуйте сейчас пройти пешком через Самарию Иудею и Галилею и захватить часть Переи. Распросите свидетелей Иеговы об их обряде крещения. Они крестят только взрослых, сознательно подошедших к этому моменту. Погружают один раз с головой. Иоанн вышел на служение проповедовать приход Мессии. Мессию надо было как-то встретить, покаяться. А как каяться? Фарисеи ставили тшуву после омовения. Эссены поставили тшуву перед омовением. А Иоанн сделал этот процесс одноразовым за жизнь. Конечно, Иоанн крестил всех без разбора для встречи с Мессией. Я даже думаю, он считал, что все люди одинаковы. Не мог же он отказать эллину в подготовке к концу дней. Я попытался реконтруировать проповедь Иоанна. В Новом Завете указано единственное постоянное место для проповедей, это притвор Соломона в Храме. Как видно из чертежей 2-го Храма, сразу за воротами наружной стены располагался языческий двор, который кольцом огибал женский двор. Вдоль внутренней части стены Храма в языческом дворе были галереи. В восточных галереях и располагался Соломонов притвор. Он служил для народных учителей местом учения и проповеди (Иоанн 10:23; Деян. 3:11; 5:12). Вполне возможно, что эта галерея выполняла функции синагоги.