>> << >>
Главная Выпуск 12 Considerations and thoughts*
Considerations and thoughts*

Зачем Путину понадобилась «личная армия»? ДВА МНЕНИЯ

1) Альфред Кох 2) Елена Милашина
Апрель 2016

Альфред Кох объясняет, зачем Путину понадобилась «личная армия»

07/04/2016

 

       Посудите сами: в самый пик протестов в Москве на митинги собиралось не более 100 тыс. человек. В регионах – на порядок меньше. Вопрос: зачем создавать армию численностью в 400 тыс. вооруженных до зубов солдат, если любой протест сейчас собирает от силы 20 – 40 тыс. безоружных ботанов?
 
Зачем такая армия для борьбы с терроризмом? У нас в стране что, есть захваченные террористами анклавы, которые нужно ликвидировать в рамках войсковых операций? В России действует ИГИЛ? И даже если – да, то почему против этого анклава нельзя использовать армию?
 
Зачем в стране, которая находится в кризисе, создавать две армии: одну для отражения внешней угрозы, а другую – для внутренней? Ведь тогда нужно в каждой из этих армий создавать свои ВВС, ПВО, флот...
 
И получается, если одна армия воюет, то вторая в этот момент прохлаждается, что ли? Не слишком ли это расточительно в стране, в которой 30 млн. человек живут уже за порогом бедности?
 
Зачем такая армия для борьбы с организованной преступностью? Даже самые большие преступные группировки насчитывают от силы 1 тыс. бандитов. Это вам любой специалист скажет.
 
А сегодня – и того меньше: все российские мафиози давно уже не стреляют, а сидят по бизнес-офисам или вообще стали чиновниками и силовые акции заказывают все тем же ментам...
 
Здравый смысл подсказывает мне, что либо власть готовится к массовым вооруженным восстаниям (что маловероятно), либо к войне с собственной армией. Ведь другого равного по силе соперника у Национальной Гвардии нет и быть не может.
 
Вот так дела... Вертикаль власти выстроена таким впечатляющим образом, что Верховный Главнокомандующий боится собственной армии и в противовес ей формирует еще одну... Чудеса, да и только...      
 
 

Как Путин ликвидировал армию Кадырова.

АВТОР

Елена Милашина

редактор отдела спецпроектов Новой Газеты

 

Указ о создании Нацгвардии будет иметь колоссальные политические последствия для Чечни. Интервью Петра Заикина — Елене Милашиной


Сбор «армии Кадырова» на стадионе в Грозном 28.12.2014. Слева направо: Даниил Мартынов, бывший сотрудник подразделения «Альфа» ЦСН ФСБ, инструктор СОБРа «Терек»; Руслан Алханов, глава МВД Чечни; Рамзан Кадыров; Магомед Даудов, спикер чеченского парламента, Абузайт Висмурадов, начальник личной охраны Кадырова, командир СОБРа «Терек» / AP

Согласно указу президента России о создании Национальной гвардии все силовые структуры МВД РФ — внутренние войска, СОБР, ОМОН и вневедомственная охрана — переходят в состав Нацгвардии.

До 2018 года они будут находиться в оперативном подчинении главы МВД РФ и соответствующих руководителей территориальных органов МВД. Однако использование (порядок оперативного подчинения) этих силовых структур и кадровая политика отныне будут осуществляться исключительно по согласованию с директором Федеральной службы войск Национальной гвардии.

То есть теперь руководство МВД (и его территориальных органов) лимитировано в принятии кадровых и оперативных решений в отношении сотрудников этих силовых структур.

С 2018 года, после проведения организационно-штатных мероприятий (переаттестации полицейского «наследства», на которую отвели полтора года), все оставшиеся после кадровой чистки сотрудники будут приняты на военную службу в войска Национальной гвардии с присвоением им соответствующих воинских званий.

Это означает, что бывшие сотрудники ОМОН, СОБР, УВО станут военнослужащими и окончательно выйдут из-под юрисдикции «региональной» вертикали МВД РФ, которая радикально отличается от вертикали управления Нацгвардией, выстроенной по армейскому образцу (войсковая часть — войсковое соединение — округ — главкомат).

Реформа будет иметь колоссальные политические последствия для одного из регионов Российской Федерации — Чеченской Республики. Она выводит из зоны влияния руководства республики самые боеспособные силовые подразделения и отдает их в непосредственное подчинение директору Нацгвардии и президенту России. Реформа позволяет провести масштабную и цивилизованную зачистку чеченского спецназа от бывших боевиков, амнистированных и принятых в свое время на службу в МВД РФ. Она также дает возможность безболезненно переформатировать (ассимилировать) чеченский спецназ и уйти от порочного этнического принципа формирования силовых структур.

Специально для «Новой газеты» эти последствия реформы анализирует адвокат Петр Иванович Заикин, бывший военнослужащий частей оперативного назначения ВВ МВД РФ и оперативный сотрудник МВД.

 

СПРАВКА

Петр Заикин проходил службу в Отдельном полку особого назначения, известного после двух чеченских войн как Шумиловская бригада, и в его составе служил в Дагестане (осень 1994 г.), а также, являясь оперативником органов внутренних дел, служил в Чечне (весна-лето 2000 г.). В 2014 году вернулся в Чечню для защиты первого чеченского политзаключенного шестидесятилетнего Руслана Кутаева, осужденного по обвинению в хранении пакетика героина. Героин (и само уголовное дело) появился у Кутаева в результате его идеологического конфликта с руководством Чечни: Рамзаном Кадыровым, спикером чеченского парламента Магомедом Даудовым и первым заместителем главы МВД ЧР Апти Алаудиновым.

 

— Как повлияло на «армию Кадырова» создание Национальной гвардии Путина?

— Соответствующий указ президента России, по сути, вывел из-под влияния главы Чеченской Республики все основные силовые формирования, лучше всего подготовленные и вооруженные в плане проведения боевых операций: ОМОН, СОБР «ТЕРЕК», полк Управления вневедомственной охраны (бывший «нефтяной полк»). Этнические батальоны «Север» и «Юг» ушли еще раньше, кажется, в 2010-м году они были переданы в состав 46-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД РФ. Теперь и они войдут в полном составе в Нацгвардию.

Таким образом, силовых структур, близких по своим возможностям и мощи к армейскому мотострелковому подразделению, у МВД ЧР не осталось. А это структуры, которые постоянно занимаются боевой подготовкой, у которых имеется тяжелое стрелковое вооружение и бронетехника — БТР, бронированные спецмашины, которые есть далеко не у каждого воинского подразделения МО. То есть самые лучшие, элитные силовые подразделения в плане принятия решений (в первую очередь кадровых) выведены из-под влияния Кадырова.

Таким образом, произошло усечение и демилитаризация чеченского силового фактора, лояльного главе Чечни.

— Что значит: «влияние Кадырова», «лояльные Кадырову»? Какой смысл вы вкладываете в эти слова?

— Буквальный. Эти силовые структуры, формально числящиеся в составе МВД РФ, изначально в большом процентном соотношении формировались из бывших боевиков по принципу личной преданности главе Чечни. Именно поэтому Кадыров оказывал огромное влияние на деятельность чеченских силовиков. Вы и сами неоднократно слышали, как рядовые и высокопоставленные чеченские полицейские высказывали свою личную преданность в первую очередь именно Кадырову.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация