>> << >>
Главная Выпуск 33 Conceptual Humor and Irony
Discovery or Joke?

В начале 20 века в столице Российской Империи не было канализации ! Невероятно но факт!!

Июнь 2021

 

YOu don't know this. St Peterburg!!!!!!!!
 Питер! Невероятно!!! (не для слабонервных...)


Вы можете представить, что в столице европейского государства, могущественной империи, в 20 веке не было ни водопровода, ни канализации?
В древнем Риме было, а в блистательном Санкт-Петербурге начала 20 века — нет!
 Поразилась услышанному вскользь факту, что до середины 1960х в Ленинграде не было канализации — полезла смотреть. Мало, что так отрезвляет!
 
«Россия — империя фасадов» написал де Кюстин еще в 1839-м, а про что ни начни — можно смело эпиграфом. Все вспоминают о красивых фасадах (империи, СССР…), а как начнешь о прозе, заглянешь за декор — мама дорогая!
 
«В середине XIX века в Петербург приехал граф Эссен-Стенбок-Фермор, посмотрел, как в столице Российской империи моются из кувшинов, и сделал первый водопровод по улицам Знаменской (Восстания), Итальянской, Сергиевской (Чайковского).
Вода подавалась водокачкой, стоявшей у Воскресенского моста. Но граф прогорел, потому что никто не хотел подключаться к этому водопроводу».
 
К 1-ой мировой кой-какой частный, частичный водопровод наладили — в фешенебельные районы дворцов и дорогих доходных домов. Но и там воду брали из Невы, в которую все отходы сбрасывали.

В царский дворец шла вода со следами отсутствующей канализации... всех фабрик, больниц и бань, что выше по течению. Представили!
Таково было техническое оснащение империи и образование ее элиты.
Обыватели не верили в какие-то невидимые бациллы, их больше пугала некая подземная сеть, именуемая канализацией. Конечно, фигня западная, нас духовность спасает.
 
1910 год царский врач, «встревоженный появлением новых очагов холеры в столице, советует императрице Марии Федоровне обзавестись у себя, в Аничковом дворце, внутренней системой водоочистки и «машиной для выделки льда».
Сейчас, объясняет он, «вся столовая посуда, промытая водой из кранов городского водопровода, покрыта бактериями всевозможных болезней, а особенно возвратного тифа», а на кухне используется лед, поступающий со склада у Таврического дворца, расположенного рядом «с заразным отделом Дворцового Госпиталя».
Оттуда «привозится ежедневно два воза льду […] причем даже по внешнему виду он грязен».
 
Императрица внимательно читает доклад, дает согласие на установку очистной системы, но «машина для выделки льда» кажется ей совершенно ненужной.
В Аничковом дворце продолжают пользоваться льдом из воды, смешанной с больничными отходами» Вот вам и степень по философии, и языки, и даже немецкая чистоплотность.
"Just economy!" - Ну, иконами так иконами.
 
«Обитатели петербургских квартир выбрасывали мусор и отходы в две выкопанные во дворе отхожие ямы. Их стоки и внутренняя обшивка были деревянными, т. е. проницаемыми, что позволяло сточным водам уходить в почву. Прочие нечистоты в 80% случаев прямо выливались в реки и каналы».
И из этих же рек вода шла в пищу… И на них же купальни, бабы полощут белье...
Это Серебряный век! Столица «Великой России». С перманентной холерой и тифом (а не только хрустом французской булки, лакеями и юнкерами).
 
Прошло пятьдесят лет, семь комиссий и 30 проектов - ничего.
А какие войны в Думе шли! В чьем ведении: городском или федеральном; за чей счет… Как Столыпин воевал с местным самоуправлением — роман можно написать!
(Надеюсь, Джон Шемякин напишет — весело и актуально будет).
 
«Среди больших европейских городов С.-Петербург занимает одно из первых мест по смертности и заболеваемости, причем из общего числа умирающих здесь людей третья часть падает жертвой заразных болезней, из которых некоторые, например, брюшной тиф, никогда в С.-Петербурге не прекращаются. Такое исключительно неблагоприятное санитарное состояние названного города объясняется многими причинами, но в числе их главнейшие — отсутствие в столице канализации и дурное качество питьевой воды” - это накануне 1-ой мировой написано, о “России, которую мы потеряли”.            Окститесь, нечего было терять - фасад полинял.
 
“Водоприемники городских водопроводов расположены на Неве и в ее рукавах в самой черте города, причем выше водоприемников по течению расположены густонаселенные местности и целый ряд фабрик, заводов, бань и больниц, беспрепятственно спускающих свои отбросы в ту же Неву.
Таким образом, накапливающиеся в Санкт-Петербурге нечистоты, в сущности, не удаляются, а совершают своего рода постоянный кругооборот из домов в Неву и из Невы по водопроводам обратно в квартиры обывателей”.
https://snob.ru/selected/entry/103245/#f
 
Т.е. водопровод и ватерклозет в дорогих домах были, а вода из труб – в выгребную яму во дворе! И вычерпывали эту “отдельную цивилизацию” черпаком на длинной палке – в бочку, а потом, расплескивая, бочки везли через весь город... на Васильевский. Оттуда летом нечистоты на специальных лодках, которые вмещали до 300 возов, вывозили по Смоленке и Ждановке за Лахту, где спускали в море.

Это плюс ко всем сточным канавам, которые текли вдоль улиц и тоже вливались в реки, а потом в море. То есть, господа были в иллюзии, что живут в Европе, как бы при всех удобствах, а за фасадом декаданса – та же выгребная яма и круговорот дерьма в природе!
 В 1916-м Дума очередной раз решительно озаботилась санитарным состоянием города и намерена была приступить к строительству канализации! - но тут грянул 1917.
 
Ну, что что, а чего нет, того и не потерять. В смысле, что мировая война, революция и гражданская отсутствию водопровода и канализации не помеха.
Снова приступили в 20-х. Аж с деревянными трубами.
“Дореволюционный уровень подачи воды в городскую водопроводную сеть был достигнут лишь к 1935 году” (а до революции этот уровень имели пара процентов горожан).
 
Канализацию решили сделать для начала в одном, отдельном районе – на Васильевском острове. (ну, не все же туда нечистоты со всего города свозить).
Строили 10 лет. Сточные воды сбрасывали (без очистки, не до нее) – в Невскую губу. Т.е. круговорот форева.
 
Ну, дальше вы сами можете продолжить: к 1940 году была разработана схема, утверждён план, но настал 1941-ый…
В блокаду вышло из строя все немногое, что было.
Затем восстановление разрушенного (ну, хоть ливневой канализации).
 
В 1952 году Государственный комитет Совмина СССР утвердил проект строительства канализации в центральной части Ленинграда. (Только центра и только проект утвердили! Т.е. в 60-е начали копать… А в 1966 году была утверждена Генеральная схема канализации уже для всего города Ленинграда.

До Брежнева не было канализации в Ленинграде!..
В космос Гагарин уже полетел, атомную бомбу сделали, а канализации
(и туалетной бумаги) в северной столице (я уж не говорю о просторах страны) не было.
 
То есть Блок, Ахматова, Мандельштам, Мариинский театр, Шостокович...- Серебряный век и Бронзовый (как Ахматова назвала поколение Бродского) – само по себе, а выгребные ямы во дворах.

В 1974 колхозники паспорта получили (считай, вторая отмена рабства).
 Очищать сточные воды хоть как-то начали с 1978 г. (а там уже и развал СССР не за горами! Если бы скандинавы не построили нам очистные, чтобы чистить там, откуда льется, а не у себя , куда приплывает...- нам трудно было бы гордиться).

В 2012 года нефтяная сверхдержава замахнулась аж на “обеспечение услугами водоснабжения и канализования интенсивно развивающихся территорий на границе города и области” - о как!. Ну, тут кризис…

На все разговоры о технологическом могуществе и великой России можно ответить одной цифрой: в России 21 века 30 миллионов человек живут без канализации.
https://novayagazeta.ru/articles/2020/03/05/84176-po-ushi
 
Я ругаюсь и буду упорно
Проклинать вас хоть тысячи лет,
Потому что...
Потому что хочу в уборную,
А уборных в России нет.
Странный и смешной вы народ!
Жили весь век свой нищими
И строили храмы божие...
Да я б их давным-давно
Перестроил в места отхожие..

Сергей Есенин. Страна негодяев
 
=========
дополнение. 
Crystal Ball


“Отхожие места” для сбора человеческих испражнений назвались ретирадниками или нужниками.
Слова “уборная” и “туалет” стали употребляться лишь двадцатом веке.
В девятнадцатом же веке слово “уборная” обозначало помещения для одевания, а “туалет” имело значение женского наряда или процесса приведения в порядок своего внешнего вида.

Чрезвычайно подробное описание отхожих мест в России дал капитан японской шхуны Дайкокуя Кодаю, попавший после кораблекрушения в Россию и в 1791 году привезенный в Петербург.

“Уборные называются по русски нудзуне, или нужник. Даже в 4-5-этажных домах нужники имеются на каждом этаже. Они устраиваются в углу дома, снаружи огораживаются двух-трехслойной стенкой, чтобы оттуда не проникал дурной запах. Вверху устраивается труба вроде дымовой, в середине она обложена медью, конец трубы выступает высоко над крышей, и через нее выходит плохой запах. В отличие от дымовой трубы в ней посередине нет заслонки, и поэтому для защиты от дождя над трубой делается медный навес вроде зонтика. Над полом в нужнике имеется сиденье вроде ящика высотой 1 сяку 4-5 сунов (сяку=30.3 см или 37.8 см; 1 сун=3,03 см).
В этом сиденье вверху прорезано отверстие овальной формы, края которого закругляются и выстругиваются до полной гладкости. При нужде усаживаются поудобнее на это отверстие так, чтобы в него попали и заднее и переднее тайное место, и так отправляют нужду. Такое устройство объясняется тем, что в России штаны надеваются очень туго, так что сидеть на корточках, как делают у нас, неудобно. Для детей устраивают специальные сиденья пониже.
Нужники бывают большие, с четырьмя и пятью отверстиями, так что одновременно могут пользоваться три-четыре человека. У благородных людей даже в уборных бывают печи, чтобы не мерзнуть. Под отверстиями сделаны большие воронки из меди, а дальше имеется большая вертикальная труба, в которую все стекает из этих воронок, а оттуда идет в большую выгребную яму, которая выкопана глубоко под домом и обложена камнем.
Испражнения выгребают самые подлые люди за плату. Плата с людей среднего сословия и выше - по 25 рублей серебром с человека в год. Очистка производится раз в месяц после полуночи, когда на улицах мало народа. Все это затем погружается на суда, отвозится в море на 2-3 версты и там выбрасывается.”

 

Отхожие места, расположенные вне дома, назывались ретирадниками. Они представляли собой небольшой деревянный домик с отверстием в полу над выгребной ямой. Этими дворовыми ретирадниками пользовались дворники, швейцары, уличные торговцы и жильцы подвальных этажей.


В 1881 году в 90% дворов были выгреба. В среднем на один петербургский двор приходилось шесть ретирадников.

В 18 веке аристократы по отхожим местам не ходили. Отправление естественных потребностей в это время могло происходить прилюдно, почти не таясь. Существовали переносные сундучки, сидя на которых, даже можно было принимать гостей. Этому способствовало отсутствие у женщин панталон и мода на кринолины, продержавшаяся в России более полутора веков. Один подобный сундучок экспонируется в туалетной комнате Банного корпуса в Петергофе. Там рядом с ним – фаянсовая с цветочным орнаментом “ночная ваза”. В теплой ванной комнате Банного корпуса можно увидеть и бурдалу.


У высших и средних городских слоев для отправления естественных потребностей служили фарфоровые и фаянсовые предметы, похожие на вазы или супницы, у низших – простой горшок, жестянка, ведро.

В первой половине 19 века по мере роста этажности домов в них на черных лестницах стали появляться отхожие места пролетной системы. Находились отхожие места на площадке черной лестницы рядом с окном в неглубокой нише без дверки. Кое-где в старинных домах без капитального ремонта такие ниши с заделанной дыркой в каменном стульчаке можно найти до сих пор.

Когда в квартирах стали появляться клозеты и ватерклозеты, отхожими местами на лестницах продолжали пользоваться жильцы квартир верхних этажей и мансард, не имевших таких удобств, и прислуга из квартир, где клозеты имелись лишь для господ. Благодаря таким местам черные лестницы распространяли жуткую вонь

Читайте также:

Мистическая и завораживающая красота Петербурга в Белую Ночь

Красота города, как и женщины, неподвижна, как фотография. Очарование города, как и женщины, рождается только в движении. Но когда съемка производится в движении очень медленном, она производит и завораживающее, и чарующее впечатление. Особенно если это касается таких чудес и очарования, и красоты, являющихся комбинацией творения Природы и Человеческих Рук, как Санкт Петербург

Петр I не основывал Питер. Петербург основали шведы намного раньше, чем устье Невы было завоевано русскими

Это одна из моих самых любимых географических карт. Составленная в период между 1635 и 1645 гг., она запечатлела мой родной город за 70 лет до того, как он якобы был основан Петром I. В действительности он был основан еще в 1611 г. шведами и представлял собой город Ниен (Nyen, т.е., Нева; вариант названия - Nyenstadt) с крепостью Ниеншанц (Nyenskans) на правом берегу Невы, в районе Охты, и целый конгломерат поселений, раскинутых вокруг. Во второй половине 17 в. население Ниена достигло 2000 человек.В нем была ратуша, больница, две церкви, шведская и немецкая, а через Неву, на месте нынешнего Смольного монастыря, находилась и православная церковь.

ПЕТР I НЕ ОСНОВЫВАЛ ПЕТЕРБУРГ.. У города на Неве безжалостно вырвали историю, начавшуюся задолго до того, как к Неве пришли русские

В действительности он был основан еще в 1611 г. шведами и представлял собой город Ниен (Nyen, т.е., Нева; вариант названия - Nyenstadt) с крепостью Ниеншанц (Nyenskans) на правом берегу Невы, в районе Охты, и целый конгломерат поселений, раскинутых вокруг. Во второй половине 17 в. население Ниена достигло 2000 человек.В нем была ратуша, больница, две церкви, шведская и немецкая, а через Неву, на месте нынешнего Смольного монастыря, находилась и православная церковь.

  МанифестЪ Петербурга

Петербург это не город. Это страна. Петербуржцы не жители города. Это народ.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация