>> << >>
Главная Выпуск 34 NewConcepts Chapters
Geopolitical concepts*

«Иран до сих пор рассматривает Азербайджан потенциально как свою территорию»

Сеймур Мамедов и Авром Шмулевич
Октябрь 2021

Смехом Путина не победить. Авраам Шмулевич о технологии борьбы с диктатурой  - Новости США, России, Украины, Беларуси и в Мире

 

 
Интервью Caliber.Az c израильским политологом, специалистом по Кавказу, исламскому миру и Ближнему Востоку, председателем Института Восточного партнерства Авраамом Шмулевичем.
 
- По сообщению агентства Fars, президент Ирана Ибрагим Раиси направил послания премьер-министру Армении Николу Пашиняну и президенту Армении Армену Саркисяну по случаю дня независимости Армении. В посланиях президент ИРИ призвал к укреплению связей с Арменией, в том числе в сфере безопасности. Как, на ваш взгляд, Иран собирается укреплять границу с Арменией?
 
 
 
- Иран на протяжении последних 30 лет был ближайшим союзником Армении и занимал антиазербайджанскую позицию, начиная с Первой Карабахской войны. Он поддержал Армению. Тегеран рассматривает Ереван как свой стратегический тыл. Были сообщения, что территория Армении использовалась для контрабанды, обхода санкций, наложенных на Иран. Есть военное сотрудничество между Арменией и Ираном в разработке каких-то новых вооружений. Во всяком случае иранцы пытались использовать остатки советского ВПК, сохранившиеся в Армении.
Где-то за год до последней войны (44-дневной - Ред.) министр обороны Армении был с визитом в Тегеране. Там стороны заключили соглашение о производстве беспилотников и других вооружений на основе армянских исследовательских институтов. Хотя это не очень помогло Армении, но сотрудничество идет давно, оно многоплановое.
Что касается азербайджано-иранских отношений, то Иран до сих пор рассматривает Азербайджан как потенциально свою территорию, как часть земель, которые у него были отняты. Конечно, об этом не говорят прямо, но до поры до времени. Но также были угрозы применения Ираном военной силы против Азербайджана в вопросе о шельфе Каспия и т.д.
То, что сейчас происходит в отношениях двух стран – это не первый раз. Иран действительно рассматривает Азербайджан как своего потенциального противника, и это нужно четко понимать.
- Иран в ответ на совместные военные учения Турции, Пакистана и Азербайджана организовал свои учения прямо границе с Азербайджаном. Как вы рассматриваете сценарий столкновения Турции и Ирана на Южном Кавказе? Конечно, речь идет не о прямом военном столкновении…
- Я на месте Азербайджана не очень бы полагался на Турцию, поскольку официальная Анкара ведет достаточно двусмысленную политику в отношении Ирана. С одной стороны, между Турцией и Ираном есть разногласия по некоторым вопросам, но с другой стороны, были неоднократные взаимные визиты, заключены соглашения на религиозном уровне между министерствами религий Турции и Ирана. Я не уверен, что Турция ради Азербайджана будет готова испортить отношения с Ираном.
- В этом отношении я с вами не соглашусь, Азербайджан всецело ощутил моральную и дипломатическую поддержку Турции во время 44-дневной войны…
- В армянском вопросе Турция всецело поддерживает Азербайджан, и тут не может быть никаких сомнений. Что же касается Ирана, то у Турции здесь своя игра, и она вряд ли захочет втягиваться напрямую в военное столкновение с Тегераном.
- Я не ставил вопрос, будет ли Турция воевать с Ираном из-за Азербайджана. Но ведь, возможно, какие-то силы могут подтолкнуть их к военному столкновению…
- Не думаю, что на повестке дня стоит возможность прямого военного вторжения Ирана в Азербайджан. Хотя все может быть. Надо понимать, что ситуация достаточно сильно изменилась на всем Большом Ближнем востоке с момента ухода американцев из Афганистана.
Более всех от этого выиграл именно Иран, поскольку до тех пор, пока американские войска находились в Афганистане, всегда была угроза вторжения американцев с афганской территории с использованием военно-воздушных баз на территории Афганистана. Иранцы чувствовали большую угрозу.
После президентских выборов в Иране к власти пришли представители КСИР, который поддерживает политику максимальной экспансии за пределами страны. Вероятность того, что Иран все-таки открыто вторгнется в Азербайджан, не очень велика, но она есть. Могут быть какие-то провокации на границе с Азербайджаном, возможно, иранцы попытаются раскачать ситуацию внутри Азербайджана или надавить на Турцию, чтобы она сократила военную помощь Азербайджану. Это все возможно.
- У Ирана есть рычаги давления на Турцию?
- Знаете, у Ирана и Турции достаточно многоплановые отношения. Рычаги давления на Турцию есть. И Турция не хочет полного разрыва отношений с Ираном.
Если для Азербайджана Иран является потенциальной угрозой, то для Турции Иран такой угрозы не представляет. Я на месте азербайджанской дипломатии ориентировался бы на монархии Персидского залива, на те же Эмираты. Сегодня практически существует военный союз между Израилем и ОАЭ, и негласно - с Саудовской Аравией, который направлен против Ирана.
Потенциальное присоединение Азербайджана к этому союзу было бы достаточно весомой гарантией против каких-то агрессивных действий со стороны Ирана.
- Но сейчас Азербайджан больше заинтересован, как мне кажется, разрулить ситуацию на границе с Ираном, откуда начала исходить угроза после завершения Второй Карабахской войны. В чем выражается эта угроза? В том, что иранские наркодилеры пытаются перевезти через азербайджанскую границу, которая была полностью восстановлена по итогам войны, наркотики. Азербайджанским правоохранительным органам пока удается пресекать попытки провоза наркотиков. На днях азербайджанские таможенники обнаружили крупную партию наркотиков – более 500 кг. И для нас сейчас важно укрепить безопасность границы с Ираном. Как вы оцениваете перспективу развития азербайджано-израильских отношений с точки зрения обеспечения безопасности азербайджанской границы?
- Израиль имеет большой опыт в области охраны границ. Это Ливан, Сирия, сектор Газа. Израиль использует очень развитию систему технологий для охраны своей границы.
Есть сообщения, что часть границы с сектором Газа охраняют военные роботы, способные открывать огонь. «Хамас» пытается нарушить границу в направлении сектора Газа, но у них ничего не получается.
Такая же ситуация на границе с Ливаном, где находится «Хезболла», являющаяся проиранской силой. Если бы Азербайджан обратился к Израилю за новейшими технологиями, то вопрос решился бы, думаю, положительно.
- Какой вам видится перспектива реализации Зангезурского коридора? Какие внешние игроки мешают осуществлению этого проекта, за исключением, конечно же, Армении?
- Зангезурский транспортный проект имеет огромное значение для Азербайджана и Турции. Это связь с тюркским миром, который находится по ту сторону Кавказа.
Что же касается игроков, то кроме Армении, это Россия, которая, конечно же, не хотела бы терять монополию на события на Южном Кавказе. Зангезурский коридор — это в значительной степени гарантия экономического развития Азербайджана.
Ирану совершенно не нужно усиление Азербайджана и с точки зрения экономики. Любой успех Азербайджана на международной арене для ИРИ является нежелательным. Поэтому Иран тоже является страной, которая будет выступать против«Россия будет «Иран до сих пор рассматривает Азербайджан потенциально как свою территорию»
Видеоинтервью с Авраамом Шмулевичем
Сеймур Мамедов
Интервью Caliber.Az c израильским политологом, специалистом по Кавказу, исламскому миру и Ближнему Востоку, председателем Института Восточного партнерства Авраамом Шмулевичем.
- По сообщению агентства Fars, президент Ирана Ибрагим Раиси направил послания премьер-министру Армении Николу Пашиняну и президенту Армении Армену Саркисяну по случаю дня независимости Армении. В посланиях президент ИРИ призвал к укреплению связей с Арменией, в том числе в сфере безопасности. Как, на ваш взгляд, Иран собирается укреплять границу с Арменией?
- Иран на протяжении последних 30 лет был ближайшим союзником Армении и занимал антиазербайджанскую позицию, начиная с Первой Карабахской войны. Он поддержал Армению. Тегеран рассматривает Ереван как свой стратегический тыл. Были сообщения, что территория Армении использовалась для контрабанды, обхода санкций, наложенных на Иран. Есть военное сотрудничество между Арменией и Ираном в разработке каких-то новых вооружений. Во всяком случае иранцы пытались использовать остатки советского ВПК, сохранившиеся в Армении.
Где-то за год до последней войны (44-дневной - Ред.) министр обороны Армении был с визитом в Тегеране. Там стороны заключили соглашение о производстве беспилотников и других вооружений на основе армянских исследовательских институтов. Хотя это не очень помогло Армении, но сотрудничество идет давно, оно многоплановое.
Что касается азербайджано-иранских отношений, то Иран до сих пор рассматривает Азербайджан как потенциально свою территорию, как часть земель, которые у него были отняты. Конечно, об этом не говорят прямо, но до поры до времени. Но также были угрозы применения Ираном военной силы против Азербайджана в вопросе о шельфе Каспия и т.д.
То, что сейчас происходит в отношениях двух стран – это не первый раз. Иран действительно рассматривает Азербайджан как своего потенциального противника, и это нужно четко понимать.
- Иран в ответ на совместные военные учения Турции, Пакистана и Азербайджана организовал свои учения прямо границе с Азербайджаном. Как вы рассматриваете сценарий столкновения Турции и Ирана на Южном Кавказе? Конечно, речь идет не о прямом военном столкновении…
- Я на месте Азербайджана не очень бы полагался на Турцию, поскольку официальная Анкара ведет достаточно двусмысленную политику в отношении Ирана. С одной стороны, между Турцией и Ираном есть разногласия по некоторым вопросам, но с другой стороны, были неоднократные взаимные визиты, заключены соглашения на религиозном уровне между министерствами религий Турции и Ирана. Я не уверен, что Турция ради Азербайджана будет готова испортить отношения с Ираном.
- В этом отношении я с вами не соглашусь, Азербайджан всецело ощутил моральную и дипломатическую поддержку Турции во время 44-дневной войны…
- В армянском вопросе Турция всецело поддерживает Азербайджан, и тут не может быть никаких сомнений. Что же касается Ирана, то у Турции здесь своя игра, и она вряд ли захочет втягиваться напрямую в военное столкновение с Тегераном.
- Я не ставил вопрос, будет ли Турция воевать с Ираном из-за Азербайджана. Но ведь, возможно, какие-то силы могут подтолкнуть их к военному столкновению…
- Не думаю, что на повестке дня стоит возможность прямого военного вторжения Ирана в Азербайджан. Хотя все может быть. Надо понимать, что ситуация достаточно сильно изменилась на всем Большом Ближнем востоке с момента ухода американцев из Афганистана.
Более всех от этого выиграл именно Иран, поскольку до тех пор, пока американские войска находились в Афганистане, всегда была угроза вторжения американцев с афганской территории с использованием военно-воздушных баз на территории Афганистана. Иранцы чувствовали большую угрозу.
После президентских выборов в Иране к власти пришли представители КСИР, который поддерживает политику максимальной экспансии за пределами страны. Вероятность того, что Иран все-таки открыто вторгнется в Азербайджан, не очень велика, но она есть. Могут быть какие-то провокации на границе с Азербайджаном, возможно, иранцы попытаются раскачать ситуацию внутри Азербайджана или надавить на Турцию, чтобы она сократила военную помощь Азербайджану. Это все возможно.
- У Ирана есть рычаги давления на Турцию?
- Знаете, у Ирана и Турции достаточно многоплановые отношения. Рычаги давления на Турцию есть. И Турция не хочет полного разрыва отношений с Ираном.
Если для Азербайджана Иран является потенциальной угрозой, то для Турции Иран такой угрозы не представляет. Я на месте азербайджанской дипломатии ориентировался бы на монархии Персидского залива, на те же Эмираты. Сегодня практически существует военный союз между Израилем и ОАЭ, и негласно - с Саудовской Аравией, который направлен против Ирана.
Потенциальное присоединение Азербайджана к этому союзу было бы достаточно весомой гарантией против каких-то агрессивных действий со стороны Ирана.
- Но сейчас Азербайджан больше заинтересован, как мне кажется, разрулить ситуацию на границе с Ираном, откуда начала исходить угроза после завершения Второй Карабахской войны. В чем выражается эта угроза? В том, что иранские наркодилеры пытаются перевезти через азербайджанскую границу, которая была полностью восстановлена по итогам войны, наркотики. Азербайджанским правоохранительным органам пока удается пресекать попытки провоза наркотиков. На днях азербайджанские таможенники обнаружили крупную партию наркотиков – более 500 кг. И для нас сейчас важно укрепить безопасность границы с Ираном. Как вы оцениваете перспективу развития азербайджано-израильских отношений с точки зрения обеспечения безопасности азербайджанской границы?
- Израиль имеет большой опыт в области охраны границ. Это Ливан, Сирия, сектор Газа. Израиль использует очень развитию систему технологий для охраны своей границы.
Есть сообщения, что часть границы с сектором Газа охраняют военные роботы, способные открывать огонь. «Хамас» пытается нарушить границу в направлении сектора Газа, но у них ничего не получается.
Такая же ситуация на границе с Ливаном, где находится «Хезболла», являющаяся проиранской силой. Если бы Азербайджан обратился к Израилю за новейшими технологиями, то вопрос решился бы, думаю, положительно.
- Какой вам видится перспектива реализации Зангезурского коридора? Какие внешние игроки мешают осуществлению этого проекта, за исключением, конечно же, Армении?
- Зангезурский транспортный проект имеет огромное значение для Азербайджана и Турции. Это связь с тюркским миром, который находится по ту сторону Кавказа.
Что же касается игроков, то кроме Армении, это Россия, которая, конечно же, не хотела бы терять монополию на события на Южном Кавказе. Зангезурский коридор — это в значительной степени гарантия экономического развития Азербайджана.
Ирану совершенно не нужно усиление Азербайджана и с точки зрения экономики. Любой успех Азербайджана на международной арене для ИРИ является нежелательным. Поэтому Иран тоже является страной, которая будет выступать против реализации Зангезурского транспортного коридора.
 
 
 
 
Attachments area
 
Preview YouTube video Авраам Шмулевич: «Иран до сих пор рассматривает Азербайджан потенциально как свою территорию»

Читайте также:

Нил, Тигр и Евфрат исчезают. Что будет с обезвоженным регионом?

Смятение в Ираке: русло Тигра почти совсем пересохло и люди в сердцах клянут власти. Теперь, с обмелением всех трех великих ближневосточных рек, будто бы в каком-то жутком библейском проклятии, куда податься жителям арабских земель? Если нехватка воды стала причиной войны в Сирии, каких еще мятежей и бунтов следует ожидать в будущем?

Индийские женщины никогда не называют своих мужей по имени из уважения к ним

Миллионы индийских женщин никогда не называют своих мужей по имени - так они демонстрируют свое уважение к нему. Кроме того они боятся, что назвав мужа по имени, они сократят его жизнь. Дело в том, что в традиционном индийском обществе муж приравнивается к божеству, а женщину с юного возраста учат тому, что она должна уважать его.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация