>> << >>
Главная Выпуск 10 New Concept symposiums
БЕЗОТХОДНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: Утопия или реальность?

БЕЗОТХОДНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ: Утопия или реальность?

Юрий Магаршак, Олег Фиговский

первая публикация статьи NON-WASTE CIVILIZATION: Utopia or Reality?

 O. Figovsky*, Yu. Magarshak** 

Открыть: 2004SITA63-41-6_FigMag_Non-wasteletterpdf


“Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскимми и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.”

Библия, Книга Бытия, Глава Первая.

 

Человек сбрасывает в окружающую среду в 2000 раз больше биологических отходов, чем вся остальная биосфера. 
За один год из недр планеты извлекается 10 млрд. тонн природного сырья. Воздействия на Землю в результате потребления ресурсов достигло пределов геомеханической устойчивости земной поверхности в ряде регионов. 
Сегодня на земле исчезает один биологический вид в час.

    Данные ООН

 

Человечество не выполнило своего предначертания.

Андрей Битов



ВВЕДЕНИЕ. Создается впечатление, что после первой мировой войны человеческая цивилизация сбилась со своего столбового пути. В 19ом веке прогресс технологий по всеобщему убеждению должен был служить во благо человеку и только во благо.  К сожалению, за последние 90 лет ситуация коренным образом изменилась. Повсеместно распространяется ощущение, что в человеческом социуме торжествует не человек разумный, а совершенно другие виды: homo agressivus, homo bezumniy I homo otmorozenniy. Различия а не общность людей все более выходит на первый план. В контексте разрушительных войн 20 века и терроризма начала века 21 утверждение о возрастании влияния разума на цивилизацию может вызвать в лучшем случае скептическую улыбку. Ни о каком единении этических начал мира, к сожалению, нет и речи, напротив: раскол человечества по религиозным, культурным и так называемым патриотическим признакам усиливается по мере глобализации коммуникаций и возрастания повседневного контакта между этносами.

Но пожалуй, ни в чем отклонение цивилизации от своего предназначения не проявилась так сильно, как в обращении человека с окружающей его средой, а именно с планетой, о которой человеку, согласно Священному Писанию, было сказано “наполняйте землю, и обладайте ею”, и с живой природой, над которой homo sapiens-у было начертано “владычествовать”. Вряд ли под наполнением земли имелось в виду наполнение ее мусором. Человек же стремительно наполняет землю – а также воды и воздух – именно отходами своей деятельности, которые грозят необратимо изменить среду его обитания. Добыча природных ресурсов происходит с такой скоростью, что через несколько десятков лет запасы многих из них иссякнут. Тысячи видов – не особей, видов! – живых существ исчезают с лица земли ежегодно. Владычествование ли это и можно ли владычествовать над тем чего более нет, вопрос философский, но в экономическом и социальном смысле ответ очевиден. «Сегодня феномен, именуемый "экология", составили две проблемы, слитые воедино: это "опустошение Земли" и "опустошение человека". Современная экология уже не только научная дисциплина, не метод мышления, ни даже взгляд на мир - это "судьба, это событие, влекущее нас к бессобытийности"» (Ф. Гиренок) Человеческая цивилизация идет по крайне опасному пути который необходимо кардинально изменить – хотя бы во имя выживания самого человечества. Но можно ли это сделать? Вопрос не в том, не поздно ли это сделать – это иная проблема, требующая всестороннего изучения; будем надеяться, что пока не поздно – а можно ли это сделать в принципе? Может ли развиваться цивилизация, не производя или почти не производя отходов своей деятельности, сохраняя окружающую среду неизменной, а в идеале – оптимизируя ее? Пусть не сегодня, пусть через пятьдесят, пятьсот или пять тысяч лет – возможно ли это хотя бы теоретически?! И может ли наша, человеческая цивилизация перейти на стационарный безотходный режим, не перейдя черты за которой возврата нет? Попытке ответа на этот вопрос и посвящена данная статья. 
  
1. СОЗИДАТЕЛЬНОЕ РАЗРУШЕНИЕ. Традиционно считается, что созидание в человеческой деятельности неизмеримо важнее разрушения. Более того: под разрушением как правило понимается нечто негативное. До определенной стадии цивилизации такой подход был оправдан. В создание телевизоров вкладываются все силы и средства, и 0,0000% инвестиций –  в утилизацию их. Когда появляется компьютер или мобильный телефон нового поколения, старые не эволюционизируют, а выбрасываются. Никто – кроме злодеев, террористов и мусорщиков не занимается разрушением созданного и разрушенным как таковым. То, что происходит с отслужившими срок самолетами или старыми автомобилями, почти не интересует творцов – их просто отправляют на свалку. Между тем подход, при котором предметы потребления создаются только для их функционирования, но никто не заботится о том, что происходит после завершения их потребления, равно как и о том, что именно и когда подлежит разрушению, в эпоху появления быстро сменяющих друг друга поколений продуктов и технологий (аналогично тому, как в живой природе происходит смена здравствующих поколений живых существ) не только недальновиден – он смертельно опасен для человеческой цивилизации. Даже сто лет назад эта проблема не была существенна. Отходы цивилизаций за столетия и даже тысячелетия были столь ничтожны, что археологи с трудом находят следы их, поддающиеся какой-либо расшифровки. Столь же невелико было и влияние человека на биогеоценоз. Оно ограничивалось возможным уничтожением мамонтов и саблезубых тигров – но даже это является всего лишь гипотезой. Всего один век назад человек не представляло угрозы окружающей среде. 
 Ситуация в корне изменилась в 20 веке. Гомобиоценоз и гомогеоценоз стали играть в биогеоценозе огромную и непрерывно возрастающую ролей, превратив “бинарное” взаимодействие живое ? неживое в “треугольное”. День, когда масса мусора превысит массу материи в земной коре, которая потенциально может быть превращена в продукты человеческой деятельности, стремительно приближается, и уже сегодня эти массы соизмеримы. Об ответе на вопрос: а что будет, когда в земной коре иссякнут полезные ископаемые? – надо думать до того, как точка, из которой нет возврата, цивилизацей будет пройдена. Процессу разружения созданного необходимо уделять не меньше внимания, чем процессу его созидания. Технология разрушения должны быть неотъемлемой частью процесса  творения. Разрушение должно быть запроектировано уже при создании любого продукта. Иначе человеческой цивилилизации придет конец. Когда именно? Анализ этого представляет, к несчастью, не только теоретический интерес, но даже при самых оптимистических оценках, если ситуация не изменится, год 3000ый на земле с вероятностью, близкой к единице, некому будет встречать. 
Но возможно ли это вообще? Есть ли прецедент безотходной цивилизации? Безусловно. Если, слегка расширив определение, к цивилизациям причислить и все живое, любые организмы живущие на земле, включая homo sapiens – но не как созидателя или разрушителя, а как существо, тело которого является частью биосферы.

2. СОЗИДАНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ IN VIVO. Мало кто задумывался о том, что, в отличие от человеческой цивилизации, живое на земле, и как отдельные виды, и как целое, является практически безотходным. Лишь изредка удается найти остатки древних животных и в исключительных случаях – кости динозавра или мамонта. Живое превращается в живое. И даже человек, столь усердный в производстве мусора, как биологический вид на 99,999% составлявшей его на протяжении жизни материи, « обратим »:  ‘Отходами’ нашей биологической жизни являются всего лишь выдыхание углекислого газа и – то, что мы оставляет после себя в туалете – причем оба последних продукта являются живительными настолько, что более твердый продукт используется как удобрение, а более текучий выискивается, например, оленями за полярным кругом и слизывается со снега, чтобы поддержать в организме необходимый баланс. Кости? Тоже (к сожалению для человека но к счастью для биогеоценоза) возвращаются в мир в виде элементов, которые в свою очередь могут быть превращены в живое. То есть с точки зрения биогеоценоза человек  – и все человечество – почти идеально безотходная система. Чего к сожалению, нельзя сказать о том, что создается человеческими руками. 
:Царство живово является превосходным примером обратимой цивилизации. Человечеству имеет смысл пристально изучить, каким образом это достигается, чтобы попытаться повторить уникальное достижение биогеоценоза (возникшее “всего лишь” в результате эволюции и отбора). Человек просто обязан попытаться создать безотходную среду своей деятельности, подобную той, частью которой как существо из плоти, крови, ДНК, белков, липидов и пр., является он сам.

3. О НЕКОТОРЫХ МЕХАНИЗМАХ РАЗРУШЕНИЯ IN VIVO. По общепринятым представлениям, главными как в живой клетке, так и в многоклеточном организме являются процессы созидания и функционирования. На первый взгляд, это действительно так. ДНК и РНК, механизмы биосинтеза (рибосомальный комплекс), как и функционирование большинства ферментов, несомненно направлены на созидание. Регулирующие гены в оперонах, как и головной мозг человека, контролируют динамику происходящего, и в основном вроде бы служат той же созидательной цели и только ей. Все это так. Механизмы разрушения, вроде бы, являются второстепенными. В действительности, представление о доминировании созидания над разрушением in vivo ошибочно. Это две стороны одного процесса: жизнедеятельности клеток и организмов, подобно тому, как белки и нуклеиновые кислоты только в совокупности порождают жизнь – и никогда порознь. То, что на первый план в первые десятилетия развития молекулярной биологии вышли именно процессы синтеза макромолекул, создания клеточных структур и другие “созидательные ” процессы, естественно. Однако в последние годы все яснее становится, насколько тонки, сложны, и филигранно отлажены механизмы, in vivo регулирующие разрушение созданного.

Уровень биогеоценоза. Все живое (за исключением растений) поедает живое. Причем практически без остатка. И, умирая, также в конечном итоге (почти) целиком превращается в чью-то пищу. Растения в свою очередь либо поедаются, либо разлагаются на составляющие, используемые для создания следующих поколений живых организмов. Каким образом природа достигла этого? Ведь у нее наверняка был выбор из множества возможностей обустройства живого, большинство которых приводило бы к необратимому накоплению отходов. Каким образом в эволюции были отобраны именно те молекулы и механизмы, которые обеспечивают обратимость жизни – в смысле утилизации другими живыми существами практически всего, что составляет живое тело? Произошло ли это, так сказать, с первой попытки   ? Была ли на ранних стадиях возникновения жизни борьба между обратимыми и необратимыми ее формами? Остались ли какие либо материальные доказательства существования такой борьбы? Если бы ДНК и аминокислоты были иными, мог бы биогеоценоз быть обратимым – или выбор, сделанный природой, и с этой точки зрения уникален? Все эти вопросы представляют не только чисто теоретический интерес, так как пока человеческая цивилизация идет по пути бесконечного накопления отходов, не превращаемых в новые продукты в результате кругооборота органики –  направление которого прямо противоположно тому, который был пройден in vivo в процессе эволюции.

Физиологический уровень. Ежедневно в организме животных 
(включая и человека) синтезируются миллионы клеток. Это происходит на уровне так называемых стволовых клеток, на уровне иммунной системы, на уровне клеток кожи и пр. Но, поскольку вес зрелой особи грубо говоря говоря остается неизменным, это означает, что приблизительно такое же количество клеток и погибает. Сам факт синтеза белков, аминокислот - и клеток - в организме при его непрекращающемся функционировании с сохранением общей массы означает, что детектирование того, какие именно структуры должны быть удалены отлажено чрезвычайно тонко. Так, клетки многих костей заменяются новыми приблизительно за месяц. Но не смотря на это, форма костей остается неизменной – даже при общем росте организма. Самые твердые  структуры тела, имеющие к тому же самую сложную форму, оказываются одновременно одними из самых «быстроживущих» c точки зрения смерти и рождения клеток, их составляющих. Каким образом это достигается? Каким образом – не смотря на замену клеток, сохраняется форма костей и вообще тела, а также их непрерывное функционирование? Почему пролифирация – а значит и уничтожение клеток - в костях столь велика? Что определяет, какие клетки и когда должны быть заменены новыми? Ответы на эти вопросы пока неизвестны. Но то, что процессы разрушения  в организме для его нормального функционирвания должны контролироваться исключительно точно, очевидно уже сейчас.

Запрограммированная смерть клеток. Примерно двадцать лет 
назад было открыто явление запрограммированной смерти клеток. Само по себе оно не должно вызывать удивления ибо уничтожение отработавших или вышедших из под контроля клеток совершенно необходимо для функционирования тканей. Но каким образом происходит этот процесс, что его контролирует? Механизмы, контролирующие жизнь и смерть клеток в тканях, интенсивно изучаются. Но то что и рождение, и смерть клеток являются частью нормального функционирования тканей, можно считать установленным. И что запрограммированная смерть (как минимум на уровне клеток) является частью программы нормальной жизнедеятельности большинства организмов, также несомненно.

Контоль за уничтожением белков. Несколько лет назад был обнаружено, что системы разрушения отработанных белков и их обновления в клетках исключительно сложна. Были открыты так называемые убиквинины – макромолекулы, осуществляющие контролируемое разрушение макромолекул, а также крупные белковые комплексы, протеосомы, контролирующие процесс деградации белков.  С другой стороны, существуют и более “массовые” механизмы уничтожения биомолекул – не поодиночке, а партиями. Так, в клетках существуют везиклы (окруженные мембраной замкнутые поверхности, часто по форме близкие к сферическим), в которых находятся протеолетические ферменты. Если бы эти оболочки порвались (что может происходить как контролируемо, так и спонтанно) клетка была бы уничтожена очень быстро. Механизмы взаимодействия везиклов с другими органеллами, контроля попадания веществ в везиклы, трансформации их топологии и геометрии  в настоящее время также является предметом всестороннего исследования.

Резюмируя этот сверхкраткий обзор, можно сделать следующие выводы: 
1. В живой природе механизмы разрушения и механизмы созидания являются частью единого процесса. 
2. Разрушение in vivo безотходно, оно происходит до тех пор, пока разрушенное не может быть вновь использовано организмом – или в биоценозе. 
3. Контроль разрушения является неотъемлемой частью нормального функционирования живых клеткок и организмов.

Изучение механизмов контролируемого разрушения in vivo представляется полезным, в частности, для создания технологий, функционирующих аналогичным образом. Вопрос о том, есть ли области человеческой деятельности, в которых необратимость является неизбежной и никакое разрушение не может быть созидательным, является ключевым для будущего цивилизации. 

4. ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПЕРЕХОДА ЦИВИЛИЗАЦИИ НА ОБРАТИМЫЕ ТЕХНОЛОГИИ.  Рассмотрим реальность перехода на технологии, отвечающего вышедекларированным принципам. Первым и самым простым должен быть переход к биодеградирующим материалам. Такого рода полимерные материалы созданы, но пока еще дороги. Здесь возможны различные изобретательские подходы, так, например, полимерные упаковочные материалы могут быть уже сейчас заменены на композиционные с основным слоем бумаги, но с водо- и маслостойким покрытием из биодеградирующей водно-эмульсионной полимерной композиции. А полимерная   “долгоживущая” оболочка колбас или сосисек уже заменяется на “съедаемую” белковую оболочку. Здесь хотелось бы заметить, что следует решительно менять экологически опасные технологии на альтернативные. Так, если нам нужны полиуретаны (поропласты, покрытия и т.д.), то используемые сегодня технологии, базирующиеся на использования высокотоксичных изоцианатов (а они в свою очередь получают с применением фосгена – БОВ) должны быть заменены на неизоцианатные процессы на основе циклокарбонатных олигомеров и алифатических аминов, которые уже сегодня можно получать экономными и безотходными процессами биосинтеза. Как тут не вспомнить, что маленький тутовый шелкопряд получает шелковую нить в процессе кибернетической “биосборки” с затратами механической энергии при выдавливании нити в миллионы раз меньшие, чем в производстве синтетического волокна – капрона.

 За последние 100 лет человечество во многом перешло на синтетические материалы. Однако в настоящее время идет возврат к использованию возобновляемых биоресурсов в технике (спирт как горючее в Бразилии, широкое использование растительных масел для лаков и красок, биосинтез водостойких конструкционных клееёв из отходов деревообработки и многое другое). Появилась даже специальная наука “Green Chemistry”. Пока это всё отдельные прорывы. Реальный прогресс будет достигнут только при глобальном переходе на новые технологии.

Для неорганических материалов наиболее перспективны высокотемпературные технологии: плазменные, лазерные высоких энергий, самораспространяющийся высокотемпературный непрерывный синтез. При этом следует использовать преимущественно физические и биологические методы сепарации, а не химические, как менее экологичные. Это позволит, например, утилизировать весь годовой объём автомашин, отравленных на бесчисленные свалки, с отдельной переработкой всех составляющих их материалов, с затратой энергии только одной средней мощности гидроэлектростанции.

Следует заметить, что биологические методы эффективны и для неорганических материалов. Так, например, высокие потребительские качества китайского фарфора обусловлены наночастицами исходных глинистых минералов, которые образуются в почве за счёт жизнедеятельсти определённого вида червей. Ещё один пример:  основной современный конструкционный материал современного мира – железобетон подлежит вторичному использованию полностью – после дробления и сепарации металл идёт на переплаву, а  силикатная составляющая используется разнообразно – например, как щебень в дорожном строительстве или даже как сырьё для каменного литья. 
 Теперь об органике. Практически любая органика может быть бактериологически переработана в газ (биогаз) или термически (подобно крекинг-процессу) в жидкие углеводороды (типа мазута). Интересно заметить, что последними исследованиями было показано, что и в природе нефть образуется (или, по крайней мере, может образовываться) именно термальным недолгим процессом в горных породах, содержащих органику. Этим, например, обусловлено наличие следов нефти в гейзерах. 

5. БЕЗОТХОДНАЯ ЭНЕРГЕТИКА. Если, как было показано выше, круговорот материалов возможен даже при существующих ныне технологиях, то остаётся вопрос об энергетике, необходимой как для обеспечения жизнедеятельности современного общества, так и для круговорота материалов. И этом направлении уже сделано очень много. Производство электроэнергии в будущем будет всё более базироваться на энергии ветра, воды и солнечного излучения. Даже опасная ныне атомная энергетика будет трансформирована в термоядерную, при этом будет осуществлён ступенчатый трансфер ядерных отходов и их минимизация. Возникнет альтернатива линиям электропередач. Распределение энергии между локальными и глобальными источниками энергии является необходимым хотя бы для того, чтобы в будущем предотвращать глобальные катострофы энергосистем, подобные происшедшей на северо-востоке США. Вспомним, что в мире живого энергия накапливается и передается локально и только локально  . Локальных источников энергии (солнечного света и – буквально – друг друга) оказывается достаточно для жизнедеятельности всех живущих на территории организмов. Не вызывает сомнения, что локальные источники энергии и в человеческой цивилизации будут использоваться все шире. В частности, развитие двигателей на водороде может стать прообразом таких систем следующего поколения, при которых энергия передается не с помощью высоковольтных линий, а “перевозится” в контейнерах или производится на месте – причем при потреблении энергии не возникает никаких вредных выбросов в атмосферу, подобных происходящим при сжигании топлива в двигателях внутреннего сгорания (водород при сгорании дает воду – и очень чистую!). В качестве источника энергии на средствах транспорта будут все больше использоваться  электроэнергия, а также комбинированные двигатели, использующие сочетание аккомуляторов с иными видами топлива..  В более отдаленных поколениях технологий, возможен переход на системы с обратимыми молекулярными хранителей энергии (аналог ATP, который является универсальным хранителем и обратимым передатчиком энергии, либо отдавая ее, превращаясь в ADP, либо наоборот – запасая энергию при обратной реакции, без каких либо побочных, вредных для окружающей среды эффектов и с очень большой эффективностью). 

6. АЛЬТЕРВИТАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ – УТОПИЯ ИЛИ  БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА? После того, как равновесие между человеком и окружающей средой будет восстановлено и гомобиогеоценоз сбалансируется, возникнут новые задачи, в которых абсолютным само собой разумеющимся императивом будут а) безотходность, б) сведение добычи полезных ископаемых всех видов к незначительной величине и в) полная утилизация всех произведенных продуктов после окончания срока их использования. Допустим на минуту, что безотходная цивилизация стала реальностью. Что дальше? В этот момент – а, возможно, и раньше – возникнет проблема создания самоусовершенствующихся продуктов (процесса, подобного, например, изменениям в организме ребенка при его росте). Элементы таких технологий уже существуют. Например. автоматическая загрузка (по умолчанию, на backgrond) антивирусных программ во время нахождения на интернете. Пользователь продолжает пользоваться  программой, даже не подозревая, что она улучшена (эволюционизировала, самоусовершенствовалась). Требование замкнутости системы при этом является абсолютно не обязательным; важно другое – чтобы функционирование не прерывалось. Пример из другой области. В почве ряда городов (в частности Москвы) обнаружены бактерии, которые, смутировав,  перерабатывают все, или почти все, попадающие на землю и опускающиеся в ее толщу вещества, являющиеся побочными продуктами цивилизации. Если бактерии (или синтезированые “ферменты”) смогут производить те же функции быстро и избирательно, например, разлагать сплавы, бетон или компьютерные чипы на составные части (не обязательно элементы), годные к использованию в технологическях следующего поколения, такие ”везиклы” также могли бы быть прообразом одного из “органов” альтервитальных изделий. До саморазвивающихся и самоусовершенствующихся продуктов (телевизоров, компьютеров, автомобилей), которые будут изменяться наподобные растущеего организма, пока далеко – однако это не означает, что их создание невозможно в принципе.   Поставив перед собой такие задачи, цивилизация столкнется с проблемой разрушительного созидания (решенной in vivо).

Проблема самоусовершенствующихся безотходных устройств находится в очевидной связи с поставленной Фон Нейманом проблемой самореплицирующихся автоматов (на протяжении 50 лет привлекающей к себе постоянное внимание, см. например M.Sipper and J.Regga, Scientific American, New Horizons for Information Technology, August 2001), однако, в отличие от последней, представляется практически реализуемой по достижении цивилизацией требуемого уровня технологий. В самом деле: необходимость в самореплицирующихся изделиях в практическом плане представляется сомнительной (почему бы не производить их на фабриках?), тогда как безотходные, самосовершенствующиеся продукты (например, адоптирующихся к изменениям окружающей среды, или преобразующиеся к следующим поколениям технологий без прекращения функционирования) представляет вполне практический интерес и их реализация в перспективе представляется реальной.

Как добиться того, чтобы созданные альтервитальные “бактерия" или "фермент", способные по команде “пожрать” компьютер или его части, вырвавшись из под контроля, не уничтожили заодно и его пользователя? Или наоборот, существующие бактерии и вирусы, смутировав, не начали пожирать или выводить из строя все подряд: от стоящих на улицах автомобилей до многоквартирных домов?  Если альтервитальная цивилизация (от латинского alter – другой и vita – жизнь) будет создана, ее продукты не должны на молекулярном уровне взаимодействовать с миром in vivo,  чтобы альтервитальные “бактерии”, “вирусы” и “ферменты” не могли разрушить живое ни при каких условиях – и наоборот. Как решить эту проблему? Одна из возможностей: альтервитальный синтез должен происходить при таких и только таких условиях, которые никогда не достигаются в окружающей среде (например, при температуре 900 C и выше). :Другая – альтервитальные продукты должны быть построены их молекул, которые в живой природе не используются, Вопрос:  возможно ли вообще создание  альтервитального мира, построенного на иных молекулах, чем органические, но работающего – в самом широком смысле – на тех же принципах, что и жизнь, является правомерным. Достаточно ли будет создать “антиорганику” построенную на молекулах с хиральностью, противоположной хиральности биомолекул, или потребуются более кардинальные изменения? Можно ли постоить alter vita, хотя бы теоретически, на каких либо иных базистых элементах, или имеющийся набор аминокислот, нуклеотидов и липидов уникален и альтернативы ему нет? Фундаментальные вопросы, на который сегодня обоснованного ответа не даст никто. Заметим лишь, что одновременное выполнение in vivo двух совершенно различных требований – функциональности и обратимости жизни – было бы крайне маловероятным, если бы жизнь какова она есть была одной единственной возможностью удовлетворить только одно из них.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. При условии целенаправленных когерентных усилиях всех экономически развитых стран, переход цивилизации уже в ближайшие десятилетия, , в состояние 
1) с минимизацией отходов; 
2) в котором добыча новых полезных ископаемых и других ресурсов из недр земли будет сведена к минимуму; 
3) почти все создаваемое человеком будет почти обратимо 
возможен. Создание обратимых технологий и только их должно постепенно стать новым стандартом, подобным тем, которые сегодня государственно регулируют, например, выхлоп автомобиля. Такая стратегическая программа человечества являлась бы не только колоссальным стимулом для создания новых технологий во всех областях   и стволовым, магистральным направлением развития, отличным от пути, по которым шли до сих пор все технологические революции. Она совершенно преобразит жизнь людей  .

Обратимая цивилизация возможна. Более того – абсолютно необходима, ибо альтернативы ей нет. И приступить к комплексной реализации ее  необходимо as soon as possible,  пока окружающая человека среда не перешла за точку, хорошо известную из теории нелинейных систем – то есть такую, из которой не будет возврата. 

Юрий Магаршак 
Олег Фиговский 
2004г. Май. 
  
 

=============================================================== 
Об авторах:

Professor Oleg Figovsky -   director of the Research Center "Polymate" (Israel), the 
President of Israel Inventors' Association; editor-in-chief of the journal 
"Scientific Israel - Technological Advantages".   olf@borfig.com

Yuri Magarshak, Ph.D. –  President of MathTech, Inc. (New York, USA), 
Executive Vice-President of the International Committee for Intellectual Collaboration.        ym4@nyu.edu

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация