>> << >>
Главная Выпуск 6 New Concept symposiums
Интеллектуальные Камертоны

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН Или первые итоги 2014 года

Алексей Наксен


29 октября 2013 года в издательстве Random House вышла книга британского 
историка, профессора Оксфордского университета Маргарет МакМиллан: The 
War that ended peace: the road to 1914. Эта книга мгновенно стала заметным 
событием не только - и даже, не столько - в историографии, как в 
международной публицистике. Миссис МакМиллан нашла множество пугающих 
параллелей между событиями, приведшими к Первой мировой войне и тем, что 
она наблюдала в современной жизни. По ее мнению, на роль современных 
Балкан вполне подходил Ближний Восток. Если Иран получит ядерную бомбу, 
то в регионе начнется гонка ядерных вооружений. И что-то из того, что 
последует, может стать современным эквивалентом сараевского убийства. 
 

 

Следующей потенциально горячей точкой по выкладкам оксфордского 
профессора являлся Дальний Восток: в Китае и Японии все больше 
усиливались националистические настроения. «Рост военных расходов Китая и 
стремительное строительство военно-морского флота,- писала Маргарет 
МакМиллан,- дает основания американским стратегам полагать, что Пекин 
намерен бросить вызов Америке в качестве тихоокеанской супердержавы. 
Сейчас мы ясно видим начавшуюся гонку вооружений между главными 
мировыми державами в регионе.... Соблазнительно сравнивать сегодняшние 
отношения между США и КНР с отношениями острого соперничества, 
существовавшими сто лет назад между Германией и Великобританией». 
И в самом деле, соблазнительно. И даже увлекательно. Но события уходящего  
года внесли коррективы в прогнозы историка. Центром мировой напряженности 
оказался не Ближний Восток (что уже стало привычным), не Дальний Восток 
(как полагала мадам профессор), а... восток Украины. Именно там завязался 
нестерпимо тугой узел из уязвленного национального чувства, 
государственного суверенитета, права на самоопределение, бизнес-интересов, 
геополитики, истории и чего-то еще, что вообще с трудом поддается 
определению... скажем так, эмоций и настроений одного стареющего мужчины. 
И вообще - можно ли из-за непредсказуемости украинских событий сделать 
вывод об их случайности? Кстати, не только украинских, но и возникновения 
Исламского халифата, вспышки лихорадки Эболы. Именно эти три 
драматических события во многом определили ход истории в 2014 году. А если 
какие-то закономерности в этой картине мира все-таки присутствуют, то 
почему их пропустили все западные аналитики?
 

 

Еще одна параллель, на которую обращает внимание британский историк, это глубоко укоренившаяся и ошибочная, по ее мнению, мысль, что после длительного периода мира полномасштабная война между главными державами в ХХI веке невозможна. Точно такие же настроения безмятежной умиротворенности господствовали - замечает она - ровно сто лет назад.

«Сейчас так же, как тогда,- не сомневается Маргарет Макмиллан,- уверенная 
поступь глобализации усыпила нас и навеяла ложное ощущение безопасности. 
Сотая годовщина Первой мировой войны 1914 года должна заставить нас 
серьезно задуматься над нашей уязвимостью перед ошибками, внезапными 
катастрофами и чистыми случайностями». Действительно, наш 2014 год 
оказался просто переполненным подобными событиями, только иного 
характера. Ведь история далеко не всегда развивается по спирали и, тем 
более, не кинолента, которую можно прокрутить заново. 
 

 

КРИЗИС КРУПНЫМ ПЛАНОМ
С чего начать? Конечно, с решения Виктора Януковича отказаться от 
подписания Соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС. Это теперь 
так все понятно, а тогда... вряд ли кто-либо мог предугадать всю 
последовательность событий, последовавших за этим шагом украинского 
президента. И масштаб их воздействий на очень многие современные 
геополитические процессы, а может быть, и на ход истории в целом.
 

 

...Более года официальные лица, проправительственные СМИ уверяли 
украинцев сколь важен для страны европейский вектор развития. Как сможет 
измениться к лучшему стагнирующая экономика. Приводили примеры Польши, 
Румынии, Словакии... Пусть и не сразу, но Януковичу и Ко поверили. Да, 
конечно, он деспот, вор и обманщик, но... путь в Европу давал надежду на 
эволюцию режима, на выход из тупика деградирующей экономики и 
всеобъемлющей коррупции. Украинцы бесконечно устали от ничем не 
ограниченного произвола криминального режима. А тут Европа с ее 
верховенством закона, правами личности, сменяемостью власти. Свет в конце 
туннеля. Для украинцев присоединение к ЕС означало как элементарный 
порядок, так и долгожданный европейский путь развития, иной 
цивилизационный выбор. Представьте же, как было возмущено украинское 
общество, когда все его планы и надежды враз рухнули... 
 

 

21 ноября 2013 года, промозглый дождливый четверг. В центре Киева, на 
Майдане Незалежности собралось несколько сот человек, в большинстве, 
киевские студенты.  Они откликнулась на Facebook-пост журналиста Мустафы 
Найема, призвавшего всех неравнодушных собраться в центре Киева. Так 
Я помню как телеканал «Дождь» вел прямую трансляцию с места событий. На 
экране были видны совсем еще юные, почти детские, лица киевских студентов, 
их руки, державшие скромные самодельные плакаты: «Украина – это Европа». 
Вот и все, ничего более... На площади студенты простояли несколько дней, 
устали, многие стали расходиться. Постепенно становилось по-зимнему холодно 
и на Майдане под стеллой оставалось совсем немного молодежи... 30 ноября, к 
изумлению и ужасу киевлян,  на эту небольшую группу студентов власти 
бросили «Беркут». Очевидцы сообщали, что молодых людей, в том числе 
женщин, которые остались на ночь, били дубинками, тащили по земле, били 
ногами. Люди бежали в подземный переход, их там догоняли, снова били.
Проломленные головы, сломанные конечности, множественные травмы... 
Иррациональная жестокость случившегося была очевидна. Зачем? К тому 
времени Майдан практически сошел на нет, а оставшаяся горстка студентов 
никому не мешала. Их можно было смело проигнорировать, и через пару дней 
сами бы разошлись. Кому в Администрации президента пришла в голову идея 
устроить кровавое побоище? Или в другом месте? Это случай или 
Зная природу режима, можно назвать вполне закомерным все попытки 
подавления гражданского протеста опричниками Януковича. А вот степень 
решимости киевлян противостоять режиму оказалась сюрпризом как для власть 
предержащих, так и для большинства наблюдателей. После были столкновения 
под Администрацией Президента, избиение и исчезновение активистов по 
всему городу, «бандиты-титушки», бесконечные Народные веча, диктаторские 
законы 16 января, горящие шины, Грушевского и первые убитые – Сергей 
Нигоян, Михаил Жизневский, Юрий Вербицкий, очередная попытка зачистить 
Майдан, снайперские выстрелы 18-20 февраля, бегство Виктора Януковича 22-
Даже сейчас сложно определить сколь вынужденным (или закономерным) было 
это бегство, а сколь велика была в этом доля случайности. Но абсолютно 
закомерной была эволюция требований Майдана: от возвращения к 
переговорам по евроинтеграции - через наказание виновных в массовых 
избиениях людей - к отставке Януковича. Не случайной была и реация 
украинского политикума на бегство струсившего экс-президента – ее 
определила конституция страны. 22 февраля 2014 года Верховная рада 
объявила, что Янукович «самоустранился от исполнения конституционных 
полномочий» президента. Парламент взял всю полноту власти в свои руки. 
 

 

Какова же доля случайности в выборе тех или иных общественных деятелей на 
должности министров? Скорее всего, она присутствовала. Но вряд ли сейчас 
можно ответить, в какой мере. Важнее другое: они были назначены Верховной 
Радой. Конституционный процесс был соблюден - и это самое главное. 
Невзирая на мириады проблем, украинская демократия справилась с этим 
кризисом. Но тут немедленно подошел второй, неизмеримо более сложный и 
серьезный. Их отделили друг от друга всего 5 дней...
 

 

27 февраля в 4 часа 20 минут по местному времени 120 бойцов российского 
спецназа в полной боевой экипировке, но без знаков различия, заняли здания 
парламента и правительства Крыма. Над ними были подняты российские флаги, 
а у входа появились баррикады. Этой же ночью  другое подразделение 
спецназа заблокировало аэропорт Севастополя «Бельбек». Одновременно был 
захвачен и аэропорт Симферополя. В ночь на 1 марта сотрудники МВД 
Украины, по приказу из Киева, попытались вернуть штаб-квартиру крымской 
милиции, однако им помешал российский спецназ, спешно нареченный 
«отрядом самообороны». Это была первая и последняя попытка Украины 
сорвать начавшуюся операцию, о целях и размерах которой в Киеве могли 
только догадываться... Одновременно под контроль российских войск перешел 
весь центр Симферополя. 2 марта Пограничная служба Украины зафиксировала 
пересечение украино-российской границы десятью вертолетами Ми-8 и Ми-24 
Вооруженных сил РФ. В этот же вечер на аэродроме Гвардейское (13 км 
севернее Симферополя) сели первые военно-транспортные самолеты Ил-76 с 
десантниками из Пскова, Тулы и Ульяновска.
 

 

Безусловно, руководство Украины было застигнуто врасплох. Да еще как! И 
дело не только в пресловутом факторе внезапности, а в особых отношениях – 
привычно называвшихся братскими - сложившихся за многие годы между 
народами Украины и России. Более 300 лет они жили в одном доме, вначале 
называемом Российской Империей, а затем – Советским Союзом. И были 
больше, чем соседями по жилплощади. Но это, скорее, лирика. Отношения же 
между странами регулируются международным правом, закремленным в форме 
межгосударственных соглашений. Таких в новейшей истории Украины и России 
была два: Будапештский меморандум и «Большой договор» от 1997 года.
Согласно меморандуму, подписанному руководителями России, Украины, США и 
Великобритании 5 декабря 1994 года, указанные страны в обмен на отказ 
Украины от ядерного оружия «подтвердили свое обязательство в соответствии с 
принципами Заключительного акта ОБСЕ уважать независимость, суверенитет и 
существующие границы Украины», а также «обязательство воздерживаться от 
угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или 
политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не 
будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-
либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединенных 
Наций».  Было оговорено, что меморандум применяется с момента его 
подписания, и ничего не говорилось о необходимости его ратификации.
Территориальная целостность Украины была также подтверждена  Договором о 
дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и 
Украиной, заключенным в 1997 году и ратифицированным парламентами обеих 
стран. Ст. 2 гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны в соответствии с 
положениями Устава ООН и обязательствами по Заключительному акту 
Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе уважают 
территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость 
существующих между ними границ». Был еще и менее известный, но не 
менее значимый Договор об украинско-российской государственной границе, 
вступивший в силу в апреле 2004 года.
 

 

Таким образом, Россия трижды за короткое время взяла на себя обязательство 
уважать «территориальную целостность и нерушимость границ» Украины. 
Трижды! Украина добровольно отказалась от своей доли советского ядерного 
арсенала, поверив в искренность и чистосердечность российской стороны. 
Народы-братья, «вышли из одной днепровской купели»... Но оказалось, когда 
представился удобный случай, руководство России нарушило все договоры 
самым грубым и вероломным образом. Как и много раз в истории, излишняя 
доверчивость оказалась наказуемой. Кстати, все годы независимости Генштаб 
Украины готовился... к отражению агрессии НАТО в форме турецкой атаки на 
Крым. Абсурд? Скверный анекдот? Но тогда российский контингент в Крыму 
рассматривался как естественный партнер и союзник. Отношения между 
российскими и украинскими военными в Крыму были очень близкими. 
Даже если бы Киев отдал приказ о защите Крыма любой ценой, его мало кто 
выполнил. К исходу 20 марта, после того как Путин подписал указ о признании 
Россией званий украинских военных, командиры 72 воинских частей и 
кораблей, дислоцированных на Крымском полуострове, изменили присяге и 
приняли решение перейти в Вооруженные силы РФ. Когда и.о. президента 
Украины Александр Турчинов подписал 28 марта указ о выводе украинских 
частей из Крыма, только 4300 из 18 800 украинских военнослужащих выразили 
желание покинуть Крым и продолжить службу на материковой Украине. Итог: 
защищать принадлежность Крыма Украине оказалось некому. 
 

 

А может Крым и нужно было отпустить без единого выстрела и жертв, а? 
Ну хотя бы, чтобы в будущем иметь больше шансов вернуть - так же без 
жертв. Крымчане в подавляющем большинстве мечтали о российском 
подданстве. Это факт. Но со временем такие умонастроения могут 
измениться и отсутствие боевых действий только плюс... Хотя, «в 
будущее... надо ещё суметь попасть» – как однажды заметил хороший 
русский писатель Виктор Пелевин (прошу не путать со скверным Захаром 
С военной точки зрения оккупация и аннексия Крыма прошла безукоризненно, 
успех полный, а вот с политической - дело обстояло значительно сложнее. 
Референдум под дулами автоматов мир не признал, аннексию Крыма осудила 
Генассамблея ООН. Это общеизвестно.
 

 

А кто-либо может с полной уверенностью сказать, какова была доля случая или 
особого стечения обстоятельств в решении российского президента 
аннексировать Крым? Это операция готовилась исподволь и нужен был только 
подходящий момент для ее реализации? Или это была спонтанная реакция 
Путина на бегство его клиента Януковича? На волю народных масс, 
продемонстрированную Майданом? Мнения расходятся. Но по уровню 
подготовленности аннексии можно предположить, что операция готовилась 
долгие годы. Четкость, слаженность и эффективность действий 
российской армии и спецслужб свидетельствовали не только о 
длительном планировании, но и многочисленных репетициях... Придет 
время и публика узнает об этом в деталях, а пока стоит обратиться к тому, что 
Например, уже 2 марта хорошо информированный главред «Эха Москвы» 
Алексей Венедиктов, комментируя решение Путина о захвате Крыма, сказал: 
«И я повторяю, что я не понимаю, что сдетонировало. Да, силовой сценарий 
(аннексии Крыма), или военный сценарий тоже был в папках Генштаба, и в 
папках Совета национальной безопасности России. Только я не понимаю... Я 
знаю, что там было несколько папок. Может быть, не один десяток. Вопрос: что 
такое сдетонировало с 21 февраля? Ну, не бегство же Януковича».
 

 

Андрей Илларионов, советник Путина с 2000 по 2005 годы, был более 
конкретен во время слушаний в Европарламенте: «Некоторые аспекты будущей 
войны против Украины обсуждались в российском руководстве еще летом 2003 
г. В то время просто невозможно было представить, что обсуждавшиеся тогда 
безумные идеи со временем смогут привести к реальной войне... В следующем, 
2004-м, году, во время Оранжевой революции, рассматривалась возможность 
совершения того, что на самом деле было сделано десять лет спустя: 
оккупация и аннексия Крыма. Тогда, в 2004-м, эта попытка была отложена из-
за недостаточной подготовленности операции.» 
 

 

Здесь уместно напомнить, что на саммите НАТО в Бухаресте, происходившем в 
апреле 2008 г., Путин заявил, что Украина это несостоявшееся государство и 
что половина ее территории на самом деле принадлежит России. Лихо, да? 
Заявление было сделано в присутствии Джорджа Буша-младшего и 
руководителей других натовских государств. Как отреагировал тогда Запад? 
Сделал вид, что не услышал. А зря. Врачи говорят, что предупреждать болезнь 
В том же апреле 2008-го в «Русском журнале» была опубликована статья 
некоего Игоря Джадана «Операция «Механический апельсин». Там были 
расписаны три сценария силового вмешательства в дела Украины. Они 
выстраивались по наростающей. Первый - аннексия Крыма. Второй - 
завоевание Юго-Востока, расчленение Украины. Третий – захват Киева и 
уничтожение украинской государственности... Первый уже свершился...  и 
точность прогноза автора просто поражает. Итак, «при наиболее ограниченном 
варианте российские вооруженные силы могут занять только Крымский 
полуостров. ...заявив о необходимости усилить охрану объектов, Россия 
проводит десантную операцию силами морской пехоты по занятию ключевых 
элементов инфраструктуры Крыма: аэродромов, портов, дорожных узлов. 
Украинские части в Крыму прямой атаке не подвергаются, если только не 
оказывают сопротивление. Вследствие колебаний киевского руководства 
серьезное сопротивление при данном сценарии исключено». 
 

 

И как вам это? Еще немного и поверишь в материализацию духов... или в 
сознательную утечку из тех самых папок российского Генштаба, о которых 
Ну а история с российской медалью «За возвращение Крыма» просто 
восхитительна! Там отчеканены даты военной операции против Украины: «20. 
02.14 – 18.03.14». Получается, что официально война стартовала 20 февраля 
2014 г., за день до подписания Януковичем соглашения с лидерами оппозиции 
(в присутствии европейских министров) и за четыре дня до того, как Янукович 
покинул Украину. Следовательно, российская военная операция не могла быть 
ни реакцией на Революцию достоинства, ни на пропажу украинского 
президента. Простая логика очередности событий приводит к выводу, что 
Майдан и бегство Януковича могли быть поводом, но не причиной аннексии 
Крыма. Диалектика - почти по Гегелю.
 

 

Почти – потому что есть и другие мнения. Прямо противоположные. 17 апреля 
г-н Путин заявил: «...Россия никогда не планировала никаких аннексий и 
никаких военных действий в Крыму, никогда. Наоборот, мы исходили из того, 
что мы будем строить наши межгосударственные отношения с Украиной, исходя 
из сегодняшних геополитических реалий». 
 

 

А вот необъявленная, то биш «гибридная» война, развязанная Кремлем на 
Востоке Украины, с военно-стратегической точки зрения представляется 
закономерным продолжением оккупации и аннексии Крыма. Географически 
Крым отрезан от России. Это для Украины он полуостров, а для России – 
остров. Помните замечательную книжку Василия Аксенова «Остров Крым»? 
Согласно сюжету романа, Крым не связан никак с материковой Украиной и 
является островом в Черном море. Такая география позволяет «белым» отбить 
наступление большевиков. Крым начинает развиваться отдельно от СССР и 
становится чуть ли не европейским Гонконгом с процветающей рыночной 
экономикой... Но не буду пересказывать – читайте сами. Роман стоит этого. 
Лишний раз можно восхититься интуицей художника, его чувством истории. Но 
Аннексировав Крым, Путин встал перед проблемой соединения нового 
территориального приобретения с Россией – иначе Крым это остров. Конечно, 
есть паромная переправа через Керченский пролив. Но летом она не 
справляется с повышенной нагрузкой, а в штормовые осенне-зимние месяцы 
работает эпизодически. Следовательно, нужен мост. И дело, конечно, не в 
пресловутых курортниках, застрявших в многотысячных очередях. Не цацы, 
потерпят... Ну не может Путин оставить свою многотысячную воинскую 
группировку в Крыму без надежного снабжения. Не может... А грандиозное 
инженерное сооружение типа мост (построят ли вообще и когда это случится)  
под большим вопросом. Вот и рисуют российские генштабисты на своих картах 
так называемый сухопутный коридор. Это самый короткий путь, соединяющий 
Россию с Крымом по суше. Он проходит по украинской земле, 350 км через 
Донецкую, Запорожскую и Херсонскую области. 
 

 

Так выглядят «сегодняшние геополитические реалии» Кремля. Первый шаг 
подталкивает к следующим, уже получившим концептуальную завершенность. 
Таких концепций, объясняющих действия Кремля, по-моему, две. Первая - 
«Новороссия» или Расчленение Украины. Вторая – «Донбасс» или Большая 
В России, как известно, есть город Новороссийск, но нет никакой Новороссии. 
Даже не ищите. Но если обратиться к анналам истории, там можно обнаружить 
Новороссийско-Бессарабское генерал-губернаторство.  Правда, его 
расформировали еще... в 1872 году. Однако фантом Новороссии вдруг ожил 
спустя почти полтора века и начал будоражить сознание российского 
обывателя. В чем же дело? Опять-таки, стоит заглянуть в «апрельские тезисы» 
Путина, именно там «Новороссия» прозвучала впервые:
«... вопрос в том, чтобы обеспечить законные права и интересы русских и 
русскоязычных граждан юго-востока Украины. Напомню, пользуясь 
терминологией ещё царских времён, это Новороссия: Харьков, Луганск, 
Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские 
времена, это те территории, которые были переданы Украине в 20-е годы 
советским правительством. Зачем они это сделали, бог их знает. Это всё 
происходило после соответствующих побед Потёмкина и Екатерины II в 
известных войнах с центром в Новороссийске. Отсюда и Новороссия. Потом по 
разным причинам эти территории ушли, а народ-то там остался».
Это концептуальная основа для появления пресловутых ДНР и ЛНР. В этом 
иделогическая база вербовки русских добровольцев для войны в Украине. 
Наконец, обоснование вторжения регулярных частей российской армии в 
Донбасс в августе-сентябре 2014-го. 
 

 

Кремлевский проект «Новороссия» предполагал создание зависимого от 
Москвы государства на территории Харьковской, Луганской, Донецкой, 
Днепропетровской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Одесской 
областей Украины. Это 230 тыс. кв. км (больше, чем территория Австрии, Чехии 
и Словакии вместе взятых), выход к Черному морю с крупнейшими портами, 
мощная индустриальная база, высокие технологии, значительные запасы 
природного сырья. Это и стратегические предприятия, от которых критически 
зависят ВПК и атомная промышленность РФ: 
- запорожский завод Мотор Сич (двигатели для крылатых ракет и вертолетов)
- днепропетровский Южмаш (межконтинентальные баллистические ракеты) 
- харьковский Хартрон (системы управления для ракет и космических 
- николаевский Зоря-Машпроект (газотурбинные двигатели военных кораблей)  
- краматорский Энергомашспецсталь (корпуса реакторов АЭС)
- криворожский ВостГОК (добыча) и ГМЗ в Желтых Водах (концентрат урана) 
Если бы Кремль преуспел в задуманном, то произошло бы превращение 
Украины в отрезанную от моря, отсталую аграрную страну на задворках 
А как соприкасается концепция Новороссии с реальностью? Например, 
Харьков, мой родной город - да, говорил сплошь по-русски, могу 
засвидетельствовать, сам такой. Но Харьковская область – по-украински. 
В воскресные дни на городских рынках русская речь покупателей 
органично вплеталась в украинскую продавцов... Память погружает в 
теплое августовское утро на Благовещенском базаре. А у киевлян это 
Бессарабка, у одесситов – Привоз. Но везде это праздник жизни, 
праздник обильных даров благодатной украинской земли... Густой, 
сладкий аромат спелых дынь, груш, слив и яблок кружит голову, над 
длинными рядами расслабленно жужжат сытые осы, их никто не боится. 
Продавцы и покупатели оживленно переговариваются: 
- Дамочка, ось покуштуйте трішки. Та й дитині дайте... Ну як?
- Спасибо. Беру. 
- Та ні, Вам спасибі. 
 

Ниоткуда возникают стремительные перебранки и тут же исчезают. Смех, звонкие детские голоса: мама, купи... Настроение... ну что вам сказать: одни предвкушают сочную мякоть плодов, другие – живую копейку «детишкам на молочишко». Красота...

 

 

Сейчас в Харькове проживает чуть более миллиона жителей. В Харьковской 
области – свыше трех миллионов. Примерное отношение русскоговорящих к 
украинцам: 1 к 2. Так это русская земля или украинская? Или общая? Или 
Интересно, а как было в царские времена, которые упомянул российский 
президент? Вот как об этом написал в 1911 г. писатель и публицист Владимир 
Жаботинский: «За этими городами колышется сплошное, почти 
тридцатимиллионное украинское море. Загляните когда-нибудь не только в 
центр его, в какой нибудь Миргородский или Васильковский уезд: загляните в 
его окраины, в Харьковскую или Воронежскую губернию, у самой межи, за 
которой начинается великорусская речь, – и вы поразитесь, до чего 
нетронутым и беспримесным осталось это сплошное украинское море».
Сплошное украинское море... Если к этому добавить стремление очень многих 
русскоязычных граждан Украины жить в современной европейской стране, то 
станет понятным, почему все попытки сепаратистких мятежей за пределами 
Донбасса были обречены на провал. Отторжения востока Украины под 
новороссийским флагом не произошло. «Новороссия» оказалась мрачным 
мифом, мыльным пузырем, надутым российскими имперцами а-ля Дугин-
Жириновский-Проханов. Похоже, что теперь это признает и Кремль. Слово 
«Новороссия» уже не слетает, как ранее, с державных губ. Куда-то ушли 
словосочетания «Русский мир» и «уникальный генетический код». Вот и 
1. Бароны-грабители

 


Социалистический Донбасс называли кузницей СССР, сердцем стахановского 
движения, всесоюзной кочегаркой. Шахтеры были элитой рабочего класса, 
принадлежность к династиям горняков была поводом для гордости. Высокие 
зарплаты, автомобили «Волга», бесплатные путевки в черноморкие санатории, 
льготные пенсии, почет и уважение - все это сгинуло с развалом 
коммунистической державы. Реструктуризация угольной промышленности в 
Украине закрыла половину шахт. Их содержание оказалось новым владельцам 
не по карману. Сильнее всего это ударило по малым шахтерским городам, где 
такие предприятия были градообразующими. Лишившись работы, люди были 
вынуждены покидать насиженные места: сегодня многие шахтерские поселки 
превратились в «призраки» с заброшенными домами, где в многоэтажке могут 
проживать один-два человека без света, отопления и воды. Гиперинфляция 
сожрала сбережения. Ухудшилась демография, расцвел бандитизм. Проблемой 
молодого поколения стали алкоголизм и наркомания.
 

 

Капитализм, пришедший на смену социализму в Донбассе – впрочем, как 
повсюду на постсоветском пространстве – прошел две фазы в своем развитии. 
Первая, «бури и натиска» - когда тысячи в прошлом советских граждан взялись 
за новое для себя дело – бизнес. Когда туда, наряду с «красными 
директорами», инженерами и экономистами, хлынул криминальных мир. А в 
Донецке – группировка криминального авторитета Ахатя Брагина, он же Алик 
Грек. Дело быстро росло, жестокостью и насилием Греку удалось подмять под 
себя многие бизнесы и он, подобно американским донам, решил отделить 
развивающийся легальный бизнес от откровенно криминального. Возглавить 
легальную ветвь синдиката Грек поручил смышленному пацану Ринату 
Ахметову, своей правой руке. А представлять клан в большой политике он 
доверил еще одному своему корешу – Вите Януковичу по кличке «Хам». Так 
возникла крупнейшая в Украине финансово-промышленная группа, ставшая, 
после смерти Грека, основной частью бизнес-конгломерата Рината Ахметова. 
Так началась стремительная политическая карьера дважды судимого Виктора 
Вторая, которую с полным правом можно назвать феодальным капитализмом. 
По идее, этого быть не может. Феодализм уже давно пал под натиском 
капитализма, две несовместимые социально-экономические формации. Но в 
Донбассе они соединились в одно уродливое целое. К концу 90-х годов там 
сложились два мощных клана, подчинивших себе как деловую, так и 
политическую жизнь большого региона. В Донецкой области всем заправлял 
Ринат Ахметов, быстро ставший миллиардером из списка Форбс. В Луганской – 
комсомольский функционер, а затем банкир, депутат, губернатор - Александр 
Ефремов. Сферы влияния были поделены, они практически соответствовали 
административным границам областей. Ахметов и Ефремов были больше чем 
олигархами - в привычном понимании этого термина. Они стали современными 
феодальными баронами, на услужении которых были все органы власти, 
включая прокуратуру, суды и милицию. Политически их интересы обслуживала 
Партия регионов, которую они же и создали. 
 

 

Из курса американской истории нам известно об эпохе стремительной 
индустриализации страны, наступившей по завершению Гражданской войны. 
Во главе этого процесса оказались необыкновенно энергичные, умные и 
деловые люди, но не слишком обремененные совестью, состраданием и 
прочими интеллигентскими причудами. Платили своим рабочим гроши, а когда 
те бастовали, не гнушались ничем для подавления протеста. Точно так же 
жестоко расправлялись со своими конкурентами, подчиняя себе целые отрасли 
экономики. Острые на язык современники-журналисты окрестили их 
«баронами-грабителями». Да-да, теперь легендарные  Корнелиус Вандербилт и 
Эндрю Карнеги, Джон Рокфеллер и Джей Пи Морган, родоначальники 
знаменитых династий, были классическими баронами-грабителями. Не жалея 
ни себя, ни других, они сооружали железные дороги, возводили 
металлургические заводы, искали и находили нефть, создавали финансовую 
систему. Бароны-грабители выстраивали свои империи многие годы и великими 
трудами. Во-многом, благодаря их усилиям, к концу ХХ века Америка стала 
ведущей промышленной державой.
 

 

Ничего подобного не произошло в Донбассе... как впрочем, и во всей Украине. 
На почти нетронутой почве советской архаики выросла и укоренилась кланово-
олигархическая система, подменившая собой государство. Основные институты 
государства (президентство, парламент, правительство, региональные 
администрации, силовые структуры) стали бизнес-активами, подлежащими 
захвату, разделу и коммерческому использованию. Законодательство, 
применение права и судебные решения стали либо удобным прикрытием для 
деловых операций, либо инструментами в конкурентной борьбе за ресурсы и 
финансовые потоки. Донбасские бароны-грабители ничего не сооружали, 
возводили или строили. Откуда же пришло все их немыслимое богатство? Да 
еще за такое короткое время? Напомню, что в январе 2013 года Ринат Ахметов, 
по подсчетам агентства Bloomberg, занимал первое место среди богатейших 
людей Украины и 26-е в мире. Его состояние было оценено в ,3 млрд – 
больше, чем у любого из российских миллиардеров. 
 

 

Ответ прост: только за счет сверхэксплуатации людей. В Украине нефти, золота 
и алмазов нет, но есть хорошие рабочие руки. В Донбассе родился крайний 
вариант феодального капитализма. Когда-то гордый рабочий класс стал просто 
скопищем тяжело работающих людей. Власти забастовки горняков либо 
игнорировали, либо жестоко подавляли, как в 1998 году, когда на 
демонстрацию в Краснодоне бросили «Беркут». Многие тогда оказались в 
больницах с тяжелыми травмами, а шахтер Александр Михалевич в знак 
протеста совершил акт самосожжения... Единственным способом прокормить 
семью для шахтеров стали копанки - примитивные самодельные рудники, 
сооруженные без соблюдения техники безопасности. Встречаются они 
практически в каждом дворе. Работают в них семьями, посменно. Многие 
гибнут под обвалами, но люди все равно идут на риск. Жить как-то же надо... 
Михаил Волынец, председатель Конфедерации свободных профсоюзов 
Украины, приводил такой пример: тонна угля, добытая частником, обходится в 
50 долларов, а на госпредприятии затраты на добычу этой тонны составляли 
500 долларов. Горняки вкалывали буквально за центы...
 

 

Весна 2013 года выдалась столь тревожной, что некоторые украинские 
политологи даже стали прогнозировать горняцкий бунт в самое ближайшее 
Чтобы сохранить контроль над ситуацией донбасская элита, объединенная в 
Партию регионов, прибегла к очень действенному средству, которое 
академически называют подменой тезиса. Причиной всех бед были объявлены 
«киевские националисты», которые безжалостно «доили Донбасс, перекачивая 
все ресурсы в дотационные области «оранжевой» Западной Украины». То, что 
Янукович в 90-е годы был донецким губернатором, затем премьер-министром, а 
с 2010 года – президентом и был ответственным за очень многое в разрушении 
Донбасса, не отложилось в головах возмущенного рабочего класса. Не 
отложилось и то, что с Януковичем на все руководящие посты в Украине 
пришли выходцы из Донбасса. Именно этот клан довел и так проблемную 
экономику страны до полного развала. Социальный по сути конфликт бароны-
грабители смогли перевести в русло этнокультурного: русский язык против 
украинского, восток Украины против ее запада. Если еще шире – 
«притесняемые русские» против «угнетателей-украинцев». Примитивный 
трайбализм оказался сильнее правды и здравого смысла. Ничего нового в этом 
нет: divide et impera. Разделяй и властвуй.
 

 

...К тому моменту, когда Янукович бежал и власть в свои руки взяла Рада, 
социальная напряженность в Донбассе была близка к взрыву. А одной из 
ведущих тем Майдана – во всяком случае, ближе к завершению, стала 
антиолигархическая. Если к этому добавить, что власть в Киеве перешла к  
извечным противникам донбасского клана, днепропетровцам, то можно себе 
представить, сколь неуютно почувствовали себя бароны угля и стали в своих 
раззолоченных дворцах. Почва грозила уйти из-под ног... Тогда они и 
решились на многоходовую комбинацию, которую, как оказалось, им просчить 
Начиная с марта в юго-восточных регионах Украины стали проходить акции 
протеста против действий бывшей оппозиции, пришедшей к руководству 
страной. Десятки тысяч людей вышли на улицы и площади Донецка, скандируя 
«Россия, Россия», несли огромных размеров триколоры. Хотелось ли им 
реально в Россию? Тогдашние опросы общественного мнения показывали 25-
30% таких настроений. Для очень многих «Россия» на самом деле означала 
«СССР». Безумно хотелось туда, в то серпасто-молоткастое прошлое, в котором 
рабочий класс Донбасса был элитой великой страны.
 

 

Доведенные до отчаяния люди оказались заложниками политической ситуации. 
И в Донецке, и в Луганске как по мановению волшебной палочки возникли 
новые общественные движения. Протестующие отказывались признавать новые 
киевские власти, выступали за федерализацию Украины и против новых 
губернаторов, назначение которых считали нелегитимным, выбирали 
«народных руководителей» своих регионов. 6 апреля, после очередного 
митинга протеста, его участники захватили здание Донецкого облсовета.  Уже 
на следующей день там была провозглашена Донецкая Народная Республика. 
Какие-то совершенно новые люди, чьи имена никому ничего не говорили, 
оказались на авансцене событий: Денис Пушилин, Павел Губарев и иже с ними. 
Кто они, чем они занимались до сих пор, кого они представляли? Как ко всему 
относились хозяева Донбасса – Ахметов и Ефремов? Неужто без их ведома, вот 
такая самодеятельность масс?
 

 

Для внимательных наблюдателей уже в первые дни, если не часы, т.н. 
«народных движений» стало очевидным, что это проект донбасских баронов-
грабителей. Возникновение как-будто ниоткуда, во главе с ничем не 
приметными персонажами со странными биографиями (Пушилин – мммщик, 
Губарев - дед мороз на детских праздниках), говорило, во-первых, о 
сконструированности этих народных движений, причем, впопыхах. Во-вторых, 
об их полной несамостоятельности. В-третьих, о готовности распрощаться с 
ними в любой момент. Поэтому и не было там реальных личностей, уважаемых 
в Донбассе людей - лидеров профсоюзов, учителей, врачей, предпринимателей... Ефремов, луганский хозяин жизни, не мудрствуя лукаво, сделал «народным губернатором  ЛНР» Валерия Болотова, –«смотрящего» за его копанками. Еще одна давилка картонная.

 

 

Бароны Донбасса создавали свои ДНР-ЛНР с одной целью: иметь сильный 
козырь для торговли с Киевом, полагая, что там будут думать, что только с их 
помощью можно взять ситуацию под контроль. Киеву предлагалась сделка – вы 
оставляете в покое наши бизнес-империи, а мы усмиряем этих отморозков. Все 
это было оформлено в виде требования автономии региона под флагом 
федерализации страны. Но властители донецкого края перестарались – 
антиолигархические настроения в Киеве быстро сошли на нет, это были 
громкие, но ничем не подкрепленные заявления. Да и не мог украинский 
президент – между прочим, сам олигарх - возглавить революцию против своего 
класса. Но пока Ахметов-Ефремов это соображали, на донецком политическом 
поле появился неизмеримо более сильный игрок...
 

 

В отличие от ситуации, сложившейся после Грузинской войны 2008 года с 
отторжением Абхазии и Северной Осетии, крымская авантюра вызвала в мире 
абсолютное неприятие. Этого, судя по всему, в Кремле не ожидали. 
Примиренческая позиция Запада, подтвержденная «Перезагрузкой» - 
инициативой администрации Обамы в налаживании отношений с Россией, 
создала в Москве ощущение, что сытый, толстый и безвольный Запад проглотит 
всё. Получилось с Грузией? – получится и с Крымом. Жесткая и единая позиция 
США и Евросоюза по Крыму заставила Кремль искать какие-то варианты 
разрешения кризиса, обещавшего перерости в новую Холодную войну. Этого не 
В какой-то момент – история еще уточнит в какой – в Кремле решили 
использовать донецкий сепаратизм для большого торга с Западом. Схема была 
проста: вы признаете право России на Крым, мы возвращаем Донбасс Украине. 
Чтобы эта сделка выглядела весомой, мирное движение за культурную 
автономию, федерализацию и т.п. надо было превратить в кровавый 
сепаратизм по югославскому образцу. Многочисленные демонстрации, захваты 
административных зданий отнюдь не означали, что жители донецкого края 
возьмут в руки оружие. Тем более, что бароны Донбасса и Киев уже 
практически об всем договорились. 
 

 

А в добавок – почему бы и не создать зону постоянной нестабильности на 
Украине на долгие годы — такой себе аналог Чечни 90-х  - и обрушить 
индустриально-экономический потенциал Украины, помечтавшей о 
европейском будущем. И в НАТО дорога будет закрыта если не навсегда, то 
20 ноября в московской газете «Завтра» было опубликовано обширное 
интервью экс-полковника ФСБ Игоря Гиркина (Стрелкова). Оно представляет 
безусловный интерес для историков и юристов. А я выделю следующее: 
«Поначалу никто воевать не хотел... спусковой крючок войны всё-таки нажал я 
(Гиркин). Если бы наш отряд не перешёл границу, в итоге всё бы кончилось, 
как в Харькове, как в Одессе. Было бы несколько десятков убитых, 
обожженных, арестованных. И на этом бы кончилось. А практически маховик 
войны, которая до сих пор идёт, запустил наш отряд. Мы смешали все 
 

 

Да, верно, смешали карты донецких баронов. И не только смешали, а и 
заставили их залезть под стол. Появление Гиркина в Славянске означало, что в 
Кремле увидели в творении рук Ахметова-Ефремова уникальную возможность 
для своего геополитического торга. С этого времени судьбами ЛНР-ДНР стали 
распоряжаться далеко от Донбасса.
 

 

Что же касается самих жителей этого несчастного края... их просто 
использовали. Подло. Низко. Вначале одни властители судеб, затем – другие. 
Этих людей безумно жаль.
 

 

В юности мне пришлось жить в Донбассе, в городе Попасная, что 
практически на стыке Луганской и Донецкой областей. Работал мастером 
на вагоноремонтном заводе, жил в общежитии. Мой скромный рацион 
обеспечивала заводская столовая, а спецовка и ватник были основной 
одеждой... Даже сейчас, по прошествии лет, мне иногда снится мой цех 
(почему-то только в третью смену), полутемный, со сверкающими 
искрами элекросварки, отблескивающими в стальных бортах 63-х тонных 
полувагонов. Они перевозили уголь, а уголь в Донбассе был наше всё... 
Бегу вдоль нитки конвейера, надо торопиться, утром придет испектор-
приёмщик ЦТВР и найдет кучу огрехов. Я тогда завалю план... Завод жил 
выполнением плана, впрочем, как и любое советское предприятие. Утро 
начиналось с планерки начальника завода. Его откровенно боялись. 
Грозный рык товарища Калюжного можно было услышать, благодаря 
трансляции, в каждом уголке. Орденоносец виртуозно владел языком 
крепкого хозяйственника, который мне следовало бы записывать: такие 
формы матерного русского я более никогда не встречал... Да фиг с ним, 
этим краснорожим коммунистом. А вот рабочие моей смены, других 
смен... просто обычные труженики, которым каждая копейка доставалась 
тяжелым трудом. Они заслужили лучшую жизнь... а теперь беда пришла 
Но что можно сделать, когда их, как щепки, вертит и бросает в беспощадных 
водоворотах истории. И самом страшном из них – войне.

 


Война в Донбассе уже успела пройти несколько этапов. На этапе вооруженного 
захвата власти сепаратистов изображали несколько групп. Во-первых, 
подразделения российского спецназа, которые либо сами участвовали в 
штурмах административных зданий, либо прикрывали штурмующих. Во-вторых 
– «идейные» русские националисты. В-третьих, мелкие криминальные 
Второй этап военных действий начался примерно через месяц - с середины 
мая. Украинская армия вышла из коллапса и уже достаточно плотно обложила 
территорию будущих боевых действий, обозначив границы реального влияния 
Третий этап наступил с окончанием июньского перемирия. Подтянув тяжелую 
технику, украинцы овладели стратегической инициативой. В ответ российская 
сторона начала массированные обстрелы украинских частей, наступавшихся 
вдоль границы. Тогда армия стала довольно успешно применять тактику 
глубоких охватов группировок сепаратистов, запирая их в городах. Несмотря 
на серьезные потери, эта задача была практически решена. Уже в начале 
августа над полуокруженными Донецком и Луганском нависла реальная угроза 
 

 

Четвертый этап стартовал 7 августа, когда политическое руководство ДНР-
ЛНР было полностью сменено. Одновременно из Ростовской области 
выдвинулись российские тактические батальонные группы. Отборные части 
ВДВ, усиленные спецназом, армейской артиллерией, танками и Градами 
разгромили в районе Амвросиевки и высоты Саур-Могила оперативную 
группировку «Юг» (сектор «Б»). Стиснутые и перемешанные неожиданным 
ударом, остатки добровольческих батальонов были окружены в Иловайске.
Украинское командование не смогло оперативно оценить обстановку. Разгром 
был полным, потери украинской стороны в живой силе и боевой технике 
оказались неприемлимо велики. По сути это означало, что Украина проиграла 
«горячую» фазу войны за Донбасс. Стало понятно, Кремль ни за что не 
позволит ДНР-ЛНР погибнуть под ударами украинской армии. О военном 
решении конфликта украинские власти должны забыть. 
 

 

Пятый этап начался 3 сентября - с момента телефонного разговора Петра 
Порошенко и Владимира Путина. Президенты договорились о режиме, по 
которому планировалось прекратить боевые действия. К этому времени самая 
активная фаза боестолкновений завершилась. А уже 5 сентября в Минске 
состоялась встреча трёхсторонней контактной группы, завершившаяся 
подписанием соглашения о прекращении огня, оформленного в виде Протокола 
по итогам консультаций. После подписания документа режим прекращения огня 
вступал в силу в тот же день с 18:00 по местному времени. 
 

 

На момент подписания соглашения ДНР-ЛНР контролировали территорию, на 
которой проживало более трех млн человек. Зона контроля включала 
областные центры Донецк и Луганск. Украина сохранила за собой обширные 
территории центра и севера Луганской области, а также севера, запада и юга 
Донецкой. Ровно через две недели был подписан Меморандум, дополняющий 
Протокол. С этого момента уже можно было говорить о полномасшабном 
минском соглашении, определившем пути к миру в истерзанном войной 
Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штаймайер: «что 
касается переговоров о статусе юго-востока страны, то подписанный в 
Минске протокол подготавливает соответствующие шаги… Я считаю, что 
Россия должна исполнить свою часть соглашения о прекращении огня. 
Эта часть заключается в том, что все российские солдаты и вооружения, 
которые до сих пор находятся на украинской территории, должны быть 
отозваны согласно достигнутому соглашению. Международное же 
сообщество должно это проконтролировать.» 
 

 

Если же обратиться к собственно вооруженной борьбе, то сейчас ни у одной из 
сторон нет сил на новое наступление. После сентября, когда российские 
регулярные войска перестали активно участвовать в боях, у сепаратистов 
ничего не вышло. Ну а украинские силы не очень-то пытались отбивать новые 
территории: они делали все, чтобы удержать свои позиции, и этого добились. 
Сейчас стороны окопались, наступила позиционная война. В зимних условиях 
трудно представить себе масштабную эскалацию боевых действий. 
Из истории войн известно, что в такое время наиболее интенсивно ведется 
поиск политического решения конфликта. В конце концов, война это 
продолжения политики иными средствами – как однажды заметил мудрый фон 
16 декабря министр иностранных дел России Сергей Лавров дал интервью 
телеканалу France 24. Из этого интервью мы узнали по крайней мере две 
потрясающие новости. Во-первых, отвечая на вопрос, является ли украинский 
президент надежным партнером, Лавров сказал, что «Петр Порошенко — 
лучший шанс, который в настоящее время есть у Украины». Затем министр 
добавил: «Не могу сказать, что у нас есть какие-либо сложности в контактах с 
президентом Украины Петром Порошенко». Я ослышался? То есть, не было ни 
«киевской хунты», ни «бандеровцев», ни «вооруженного переворота»? Видимо, 
в последние месяцы обострились проблемы со слухом. 
 

 

Во-вторых, по словам Лаврова, Москва поддерживает территориальную 
целостность Украины и не намерена допустить в Донбассе «второго Крыма». «С 
российской точки зрения Украина, какой мы сейчас ее признаем, 
территориально целостна и должна быть поддержана в этой форме», — отметил 
министр. А вот это уже просто круто. Лавров не только не употребил 
идиоматические выражения «ЛНР» и «ДНР», но вообще произнес какую-то 
крамолу по меркам российской пропаганды еще недельной давности: «Это 
решать самим украинцам. Мы не предлагаем федерализацию или автономию».
Что это: новый курс или коррекция предыдущего?
 

 

Скорее всего, второе. Сам по себе Донбасс с его разрушенной 
промышленностью, миллионом пенсионеров и лихими сепаратистами Кремлю не 
нужен. Изначально мятеж, а затем война воспринимались как повышение 
ставок в геополитическом покере, разыгрываемом г-ном Путиным. Все та жа 
«большая сделка» предлагаемая Западу: вы признаете Крым нашим - а мы 
сворачиваем войну, Донбасс остается украинским - то есть вашим. Запад на это 
не соглашался, война разгоралась с пущей силой. Не обремененные 
интеллектом донбасские сепаратисты искренне верили, что их возьмут в 
Российскую федерацию. А им сейчас предлагают губу не раскатывать... Этим 
романтикам в камуфляже даже посочувствовать можно: они-то со всей душой... 
а оказались самыми мелкими картами в большой игре. 
 

 

Пока Запад обдумывает предложение Кремля (если обдумывает?) с Донбассом 
нужно что-то делать. Война его разорила: разрушены дома, затоплены шахты, 
остановлены доменные печи. Не хватает самого необходимого: еды, лекарств, 
воды и тепла. Неожиданная позиция Киева, отказавшего в дальнейшем 
финансировании социальной сферы и прекратившего все банковские операции 
в Донбассе, поставила Москву в сложное положение. Поддержав мятеж и 
развязав войну, Россия тем самым взяла на свои плечи ответственность за 
судьбу Донбасса. В нынешних условиях это многомиллиардные затраты. А 
зачем - как изначально Россия не собиралась его присоединять, так и не хочет 
сейчас. Тем более, сейчас.
 

 

Знаток Донбасса, журналист Новой газеты Павел Каныгин пишет в своей 
«Управляемой весне»: «Бурная «володинская весна» Крыма на Востоке 
Украины заканчивается тихой «сурковской осенью». В Кремле окончательно 
отказались от идеи независимости ДНР и ЛНР. И как отметил наш собеседник, 
близкий к проекту «Новороссия», желают «втолкнуть республики обратно в 
Украину на условиях какой-либо автономии». Сразу три источника «Новой» — 
в администрации президента, в правительстве и непосредственно в ДНР и ЛНР 
— подтвердили: о независимой Новороссии можно забыть. «Вталкиванием» 
восточных областей обратно занимается Владислав Сурков» (помощник 
Напрашивается вывод: пока «вталкивание» кажется в Кремле возможным, 
новой «горячей» войны не будет. И на том спасибо. Что же касается главного, 
«большой сделки», то последние санкции США и ЕС относятся именно к Крыму. 
Это лучшее подтверждение коллективной позиции Запада. Сейчас трудно 
предположить на какие шаги пойдет Кремль, когда окончательно убедится, что 
никакого размена не будет. 
 

Но хочется верить, что на разумные.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация