>> << >>
Главная Выпуск 29 Жизнь во время и после КоронаВируса
Жизнь во время и после КоронаВируса

Лекарство, способное победить эпидемию, уже есть. Нужно начать использовать его!

HARVEY A. RISCH, MD, PHD , PROFESSOR OF EPIDEMIOLOGY, YALE SCHOOL OF PUBLIC HEALTH
Август 2020

 

 

Профессор Харви А. Риш
Профессор Харви А. Риш

The Key to Defeating COVID-19 Already Exists. We Need to Start Using It | Opinion

HARVEY A. RISCH, MD, PHD , PROFESSOR OF EPIDEMIOLOGY, YALE SCHOOL OF PUBLIC HEALTH

ON 7/23/20 AT 7:00 AM EDT

As professor of epidemiology at Yale School of Public Health, I have authored over 300 peer-reviewed publications and currently hold senior positions on the editorial boards of several leading journals. I am usually accustomed to advocating for positions within the mainstream of medicine, so have been flummoxed to find that, in the midst of a crisis, I am fighting for a treatment that the data fully support but which, for reasons having nothing to do with a correct understanding of the science, has been pushed to the sidelines. As a result, tens of thousands of patients with COVID-19 are dying unnecessarily. Fortunately, the situation can be reversed easily and quickly.

I am referring, of course, to the medication hydroxychloroquine. When this inexpensive oral medication is given very early in the course of illness, before the virus has had time to multiply beyond control, it has shown to be highly effective, especially when given in combination with the antibiotics azithromycin or doxycycline and the nutritional supplement zinc.

On May 27, I published an article in the American Journal of Epidemiology (AJE) entitled, "Early Outpatient Treatment of Symptomatic, High-Risk COVID-19 Patients that Should be Ramped-Up Immediately as Key to the Pandemic Crisis." That article, published in the world's leading epidemiology journal, analyzed five studies, demonstrating clear-cut and significant benefits to treated patients, plus other very large studies that showed the medication safety.

Physicians who have been using these medications in the face of widespread skepticism have been truly heroic. They have done what the science shows is best for their patients, often at great personal risk. I myself know of two doctors who have saved the lives of hundreds of patients with these medications, but are now fighting state medical boards to save their licenses and reputations. The cases against them are completely without scientific merit.

Since publication of my May 27 article, seven more studies have demonstrated similar benefit. In a lengthy follow-up letter, also published by AJE, I discuss these seven studies and renew my call for the immediate early use of hydroxychloroquine in high-risk patients. These seven studies include: an additional 400 high-risk patients treated by Dr. Vladimir Zelenko, with zero deaths; four studies totaling almost 500 high-risk patients treated in nursing homes and clinics across the U.S., with no deaths; a controlled trial of more than 700 high-risk patients in Brazil, with significantly reduced risk of hospitalization and two deaths among 334 patients treated with hydroxychloroquine; and another study of 398 matched patients in France, also with significantly reduced hospitalization risk. Since my letter was published, even more doctors have reported to me their completely successful use.

 

Лекарство, способное победить эпидемию, уже есть. Нужно начать использовать его!

 

Профессор Йельского университета Харви А. Риш 

Мы предлагаем вам ознакомиться с сокращенным переводом его статьи в журнале Newsweek.
 
В качестве профессора эпидемиологии в Йельской школе общественного здравоохранения я обычно выступаю с позиции мейнстрима медицины.                        На этот раз в разгар кризиса эпидемии я борюсь за лечение, эффективность которого полностью подтверждается научными данными, но которое по причинам, не имеющим никакого отношения к науке, было отодвинуто на второй план. В результате десятки тысяч пациентов с COVID-19 умирают.
Я имею в виду гидроксихлорохин.                                                                                                                                                                                                                Когда этот недорогой препарат вводится в начале болезни, еще до того как вирус успевает размножиться и выйти из-под контроля, это лекарство оказывается очень эффективным, особенно когда оно используется в комбинации с антибиотиком азитромицином и цинком.
Профессор Харви А. Риш
Профессор Харви А. Риш
 
27 мая я опубликовал статью в Американском журнале эпидемиологии (AJE) «Раннее амбулаторное лечение симптоматических пациентов с высоким риском COVID-19». В этой статье, опубликованной в ведущем в мире эпидемиологическом журнале, анализировались пять исследований, демонстрирующих эффективность и безопасность этого лечения.
Врачи, которые использовали эти лекарства перед лицом скептицизма, были настоящими героями. Они делали то, что было лучше для своих пациентов, часто с большим личным риском. Я сам знаю двух врачей, которые спасли жизни сотням пациентов с помощью этих лекарств, но сейчас борются с государственными медицинскими комиссиями, чтобы сохранить их лицензии и репутацию.
Со времени публикации моей статьи 27 мая еще семь исследований продемонстрировали аналогичную пользу. В длинном последующем письме, также опубликованном AJE, я обсуждаю эти семь исследований и повторяю свой призыв к немедленному раннему применению гидроксихлорохина у пациентов с высоким риском. 
Эти семь исследований включают: еще 400 пациентов высокого риска, которых лечил доктор Владимир Зеленко, с нулевой смертностью; четыре исследования, в которых приняли участие почти 500 пациентов из группы высокого риска, проходивших лечение в домах престарелых и клиниках по всем США, без смертельных исходов; контролируемое исследование более 700 пациентов высокого риска в Бразилии со значительно сниженным риском госпитализации и двумя смертельными случаями среди 334 пациентов, получавших гидроксихлорохин; и другое исследование 398 пациентов во Франции, также со значительно уменьшенным риском госпитализации. С тех пор как мое письмо было опубликовано, еще больше врачей сообщили мне об их успешном использовании данного лекарства.
Помимо исследований отдельных пациентов, мы видели, что происходит в больших популяциях, когда используются эти препараты. Это были «естественные эксперименты». В северном бразильском штате Пара смертность от COVID-19 росла в геометрической прогрессии. 6 апреля сеть государственных больниц приобрела 75 000 доз азитромицина и 90 000 доз гидроксихлорохина. В течение последующих нескольких недель власти начали распространять эти лекарства среди инфицированных. Несмотря на то, что новые случаи продолжали иметь место, 22 мая уровень смертности стал стремительно падать и сейчас составляет примерно одну восьмую от того, что было на пике.
 
Обратный эксперимент произошел в Швейцарии. 27 мая национальное правительство Швейцарии запретило амбулаторное использование гидроксихлорохина для COVID-19. Приблизительно 10 июня смертность от COVID-19 увеличилась в четыре раза и оставалась высокой. 11 июня правительство Швейцарии отменило запрет, а 23 июня уровень смертности вернулся к тому, что было раньше. Люди, которые умирают от COVID-19, жили примерно три-пять недель с момента появления симптомов, что делает очевидным доказательство причинно-следственной связи в этих экспериментах. Оба эпизода доказывают, что комбинация препаратов снижает смертность и должна быть немедленно принята в качестве нового стандарта лечения пациентов с высоким риском.
 
Почему гидроксихлорохин не принимается во внимание?
 
Во-первых, как все знают, лекарство стало сильно политизированным.                                                                                                                                                     
Для многих это рассматривается как маркер политической идентичности по обе стороны политического спектра.
Во-вторых, препарат не использовался должным образом во многих исследованиях.                                                                                                                       
Гидроксихлорохин показал большой успех при раннем применении у людей с высоким риском, но, как и следовало ожидать, гораздо меньший успех при использовании на поздних стадиях заболевания. Несмотря на это, он продемонстрировал значительное преимущество в крупных больничных исследованиях в Мичигане и Нью-Йорке, когда его использовали в течение первых 48 часов после поступления в больницу.
В-третьих, FDA и другие высказали опасения по поводу риска сердечной аритмии.                                                                                                                                 
FDA основывает свои комментарии на данных в своей системе отчетности о неблагоприятных событиях. Но FDA не объявляло, что эти неблагоприятные события были вызваны десятками миллионов пациентов, которые принимали гидроксихлорохина в течение длительного периода времени, часто для хронического лечения ревматоидного артрита. Даже если истинные показатели аритмии будут в десять раз выше, чем те, о которых сообщалось, вред будет минимальным по сравнению со смертностью пациентов с высоким риском COVID-19. Этот факт подтверждается исследованием Оксфордского университета.
 
Я полагаю, что в будущем этот ненормативный эпизод, касающийся гидроксихлорохина, будет изучен медицинскими социологами как классический пример того, как вненаучные факторы отвергли четкие медицинские доказательства.
Ради пациентов высокого риска, ради наших родителей, бабушек и дедушек, ради безработных, для нашей экономики и для нашего государства, мы должны немедленно начать использовать это лечение!
 
 
 
 
 
 
 
 

Читайте также:

ПРИВЕТСТВИЙ С СОПРИКОСНОВЕНИЕМ РУК И ПОЦЕЛУЯМИ У БОЛЬШИНСТВА ЦИВИЛИЗОВАННЫХ НАРОДОВ ДРЕВНОСТИ НЕ БЫЛО

Если смотреть на человечество в масштабах столетий и тысячелетий, то неожиданно выясняется, что люди Средневековья, Возрождения, Просвещения, а также Древних цивилизаций, без нужды не прикасались друг к другу. И приветствия у них соответствовали правилам гигиены эпохи распространенья короновируса.

What are differences the Covid vaccines?

The three Covid-19 vaccines are from Pfizer-BioNTech, the University of Oxford and Astra-Zeneca and Moderna. The Pfizer, Oxford and Moderna vaccines each require two doses and you are not fully vaccinated until a week after your second shot. But there are many differences between them.

"Сложно учиться, когда страшно". Какие проблемы вскрыла первая ковидная четверть в школах Британии

В октябрьском докладе Юнеско говорится, что именно дети в долгосрочной перспективе станут главными жертвами пандемии. Его авторы подчеркивают, что кризис затронул абсолютно всех детей, всех возрастов и во всех странах, но хуже всего придется детям из бедных социальных слоев.

Гендерное неравенство на века. Почему женщины пострадают от коронакризиса больше мужчин

И безо всякой эпидемии ученые отпускали целое столетие на устранение глубокой пропасти между полами в общественной и деловой жизни. Вирус уверенно сжигает один хлипкий мост за другим, отдаляя цель на века.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация
фото

Наум (Израиль)   04.08.2020 17:47

Предложенное лечение повидимому вызывает недовольство медицинского и фармалогического бизнеса. Другой причины противодействия не вижу.
 
фото

Наум (Израиль)   04.08.2020 18:07

Поддерживаю вывод статьи:
...в будущем этот ненормативный эпизод, касающийся гидроксихлорохина, будет изучен медицинскими социологами как классический пример того, как вненаучные факторы отвергли четкие медицинские доказательства.