>> << >>
Главная Выпуск 39 Conceptual Humor and Irony
Discovery or Joke?

Утверждение, что Сталин спас Израиль, поставляя оружие из Чехословакии, является вымыслом. В 1952 году Сталин казнил всех поставлявших оружие

Владимир Бачишин, журналист и исследователь, из Словакии
Декабрь 2022

Их убили в тюрьме, тела сожгли, а прах развеяли: так Сталин отомстил людям, вооружавшим Израиль

Владимир Бачишин

 
Утверждение, что Сталин спас Израиль, поставляя оружие из Чехословакии, является вымыслом. В 1952 году Сталин казнил всех поставлявших оружие.
Таким образом чехи, которые спасли Еврейское Государство, являются Праведниками Мира, героями, подобно Библейским Героям!
Убитыми на антисемитском процессе, который (в отличие от Дела Врачей) Сталин успел провести!

Хотя и возможность того, что после возникновения Израиля Сталин намеривался сохранить еврейское государство как свою марионетку на Ближнем Востоке, но после того, как это не получилось, наказал тех, кто поставлял оружие по его тайному приказанию, исключить нельзя.
 
Юрий Магаршак 
 
 
Сионистские заговорщики»: к 70-летию процесса над Рудольфом ...
 
на снимке - генеральный секретарь Коммунистической Партии Чехословакии Рудольф Сланский во время процесса над "Сионистскими Заговорщиками"

05.12.2022 16:00

70 лет назад, в ночь на 4 декабря 1952 года, в пражской тюрьме «Панкрац» по сфабрикованному антисемитскому делу казнили 11 человек. Еще трое получили пожизненное заключение. Это был печальный «рекорд»: за пределами СССР никогда не выносилось так много столь суровых приговоров в рамках одного судебного процесса, как по «делу Рудольфа Сланского».

Приговоренных повесили, тела кремировали. Затем прах казненных был вывезен сотрудниками госбезопасности куда-то за пределы Праги и там развеян.

Суд над Рудольфом Сланским был крупнейшим послевоенным политическим процессом не только в Чехословакии, но и во всем советском блоке. Известный под более длинным официальным названием «Процесс над руководством центра антигосударственного заговора во главе с Рудольфом Сланским», это было сфабрикованный политический процесс, проведенный под давлением Сталина в 1952 году. Судилище заняло всего неделю – с 20 по 27 ноября 1952 года. Большинство приговоренных к смертной казни были евреями.

Обвинение основывалось на сталинской теории об обострении классовой борьбы, которая постепенно трансформировалась в тезис о проникновении врагов в руководство коммунистических партий. Ее жертвами постепенно становились руководители всех коммунистических партий советского блока. В этом контексте на ситуацию в Чехословакии повлияло расследование венгерского дела László Rajk et spol. в 1949 году: там следователи пришли к выводу, что центр враждебной деятельности против социалистического блока находился в Чехословакии.

Главным обвиняемым был Рудольф Сланский – член ЦК Коммунистической партии Чехословакии, ставший в 1951 году ее генеральным секретарем. Большинство осужденных по этому делу во главе с Владимиром («Владо») Клементисом – словацким коммунистом, публицистом и дипломатом – ранее были задействованы в поставках оружия в формирующееся Государство Израиль. Хотя сам Клементис еврейских корней не имел, он руководил этой работой. Благодаря оружию, поставленному из Чехословакии, молодое еврейское государство смогло сдержать первый натиск арабских армий, стремившихся его уничтожить.

Начало контактов
Несмотря на существующий запрет на экспорт оружия в Палестину, Чехословакия тайно вооружала Израиль. В еврейском государстве к моменту его создания было очень мало обученных военных и оружия, когда Чехословакия предложила Израилю помощь. Оружие и подготовку личного состава обеспечили министр иностранных дел этой страны Ян Масарик и депутат Владимир Клементис.

«Хагана» испытывала постоянную нехватку боеприпасов. Когда лидеры Израиля начали проверять, в каких странах Европы можно купить оружие, Чехословакия привлекла их по двум главным причинам: у нее было относительно большое оружейное производство, да и к созданию независимого еврейского государства эта страна отнеслась положительно.

Заместитель министра иностранных дел Владимир Клементис еще в 1947 году обсуждал возможность поставок оружия в Палестину с местным представителем Еврейского агентства «Сохнут» Эхудом Авриэлем. Но поскольку еще в 1947 году ООН запретила экспорт оружия в Палестину, а 29 апреля 1948 года Совет Безопасности ООН призвал страны – члены организации прекратить поставки оружия в страны Ближнего Востока, страной назначения, в которую из Чехословакии стали доставлять оружие, решили назвать Эфиопию.

Первый президент Чехословакии Томаш Гарриг Масарик (отец Яна Масарика) к евреям относился тепло. В 1899 году он защищал еврея Леопольда Хильснера из деревни Польна в Богемии, обвиненного в ритуальном убийстве молодой девушки. Тогда судьи и следователи обвинили еврея, стараясь отвлечь внимание от собственной неспособности найти убийцу. Томаш Масарик лично посетил Палестину в апреле 1927 года. О его отношении к евреям свидетельствует его высказывание: «Я убежден, что любой, кто считает Иисуса своим религиозным лидером, не может быть антисемитом. Для меня это совершенно ясно: сам Иисус был евреем, апостолы были евреями и в старом христианстве, особенно в католицизме, было много еврейских элементов. Если я приму Иисуса, я не смогу быть антисемитом. Одно или другое. Христианин или антисемит!»

Первый послевоенный президент Чехословакии Эдвард Бенеш тоже открыто, в том числе на официальных встречах, поддерживал создание независимого еврейского государства. Так, 9 октября 1946 года Бенеш дал частную аудиенцию бывшему члену чешской Еврейской партии Анджело Гольдштейну. Говорили о политической ситуации в Палестине, затем Бенеш сказал: «Моя позиция в отношении сионизма остается неизменной… Я считаю создание еврейского государства единственно возможным и справедливым решением мирового еврейского вопроса вообще. Поэтому, если где-то появится возможность, я всегда помогу ее осуществить. Я поддерживал постоянный контакт с профессором Вейцманом во время войны, понимал его позицию и его тактику и полностью их одобрял».

Оружие
Первые поставки оружия из Чехословакии осуществляли представители и агенты Еврейского агентства – в то время оно было официальным представителем всех еврейских национальных интересов в Чехословакии в соответствии с действующим мандатом ООН. Оно же финансировало первые закупки. Позже, после провозглашения независимости, его функционеры стали представителями Государства Израиль.

Зафиксированы не все поставки – особенно первые, с 1947 года. Однако можно предположить, что оружие, направляемое тогда в Швейцарию, Пакистан, Эфиопию и государства Скандинавии, на деле полностью или частично реэкспортировалось в Израиль.

Голда Меир собрала деньги в ходе своего визита в США, а о закупке оружия договорились Эхуд Авриэль и бизнесмен Отто Феликс, находившийся в Чехословакии. До создания Государства Израиль Йозеф Наш-Нахт, до Второй мировой войны руководивший торговым представительством Tatra и Exlozia Semtín в Бухаресте, тоже пытался купить оборудование – но он просил слишком высокую комиссию, из-за чего сделка не состоялась. Заодно во время одного из своих визитов в Прагу он предупредил видного генерала Хелиодора Пику о неблагоприятных последствиях экспорта чехословацкого оружия в Сирию, и генерал принял его доводы.

Чехословакия тоже была заинтересована продавать оружие новому государству, поскольку ее ВПК из-за передела мира на восточную и западную зоны влияния терял традиционные рынки сбыта. Так, в конце 1947 года вмешательство США сорвало экспортный контракт на 13 миллионов долларов.

В итоге уже в сентябре 1947 года представители Еврейского агентства договорились о поставках оружия Ишуву с министром иностранных дел Яном Масариком. Позже они вели прямые переговоры с некоторыми оружейными компаниями. В январе 1948 года удалось убедить Чехословакию прекратить поставки оружия в Сирию, и министерство обороны Чехословакии запретило этот экспорт постановлением от 13 января 1948 года, а 3 февраля 1948 года в югославском порту была временно задержана партия из 8000 винтовок П-18 и 6 миллионов патронов к ним – по просьбе МИД Чехословакии. Оружие направлялось в Сирию через итальянский порт Бари, где его и потопили агенты «Хаганы».

Письменных свидетельств тому, что на экспорт оружия в Палестину власти Чехословакии получили принципиальное разрешение Москвы, нет – но это вполне вероятно. Владимир Клементис и представители фирмы «Ково» договорились о поставках оружия непосредственно с премьер-министром Клементом Готвальдом 11 марта 1946 года. Заказчик – еврейский ишув Палестины – требовал доставок в кратчайшие сроки и быстрым транспортом. Из-за этого оружейные компании не успевали выполнять заказы, и часто евреям отдавали оружие с армейских складов –передав сначала оружейным компаниям для ремонта, доработок и испытаний. Хорошие позиции в экспорте имели чехословацкие металлургические и машиностроительные заводы, а также заводы «Збройовка Брно» и «Шкода Пльзень».

Серьезной проблемой было определение цен. Минобороны Чехословакии часто устанавливало их на основе эквивалентов, существовавших во Вторую мировую войну, вне зависимости от технического состояния оружия и припасов. Возникали споры и об оплате: сначала военные просили 50-70% стоимости, потом согласились получать только стоимость сырья, использованного в производстве.

Контракты
Военная администрация также обеспечила соблюдение мер безопасности и принципов секретности. Перед транспортировкой с военной техники и материалов удаляли все маркировки и элементы, указывающие на страну производства.

Уже 14 января 1948 года заместитель министра иностранных дел Владимир Клементис с ведома министра Яна Масарика принял решение дать Эхуду Авриэлю разрешение на транзит 4500 винтовок, 200 пулеметов и 5 миллионов патронов из порта Братиславы на реке Дунай. В Палестину их повезли через Эфиопию. Еще одна партия оружия была доставлена в Бельгию, а оттуда кораблем в Хайфу.

Первая авиапартия оружия вылетела из аэропорта Прага-Рузне 31 марта 1948 года. Самолет американской авиакомпании Northern Airlines перевез 130 ящиков с оружием общим весом 7 тонн. Груз был заявлен как металлоизделия, инструменты для ручного труда. На следующий день самолет осмотрел американский военный атташе. В посольстве США интересовались, не доставляют ли «инструменты» в Грецию? А посольство Великобритании куда больше заинтересовалось одним из членов экипажа, который был англичанином. Однако чехословацкие власти помогли ему покинуть аэропорт незамеченным, и он вернулся в Великобританию другим маршрутом.

23 апреля 1948 года было заключено соглашение между Чехословацкими металлообрабатывающими и машиностроительными заводами, и L’Agence Juive pour la Palestine, на сумму 1 798 480 долларов США. Операция под названием «Балак» носила контрабандный характер. Были снижены цены на часть военной техники. А 5 мая 1948 года полномочный представитель Государства Израиль Отто Феликс договорился с командующим ВВС Чехословакии генерал-майором Алоисом Вичереком об обучении палестинских полевых пилотов.

Воздушный мост
Чехословацкая сторона предоставила для транспортировки оружия военный аэродром Жатец. Он служил базой для купленных или арендованных самолетов с панамскими регистрационными знаками. Их пилотировали в основном американские экипажи. В период с 19 по 21 мая 1948 года на аэродроме Станковица в районе Жатец приземлились первые транспортные самолеты, которые должны были перевозить оружие в Израиль.

Первым самолетом, приземлившимся в аэропорту, был Skymaster. А первый самолет Avia S-199 разместили в грузовом отсеке. «Хагана» купила десять таких. Avia S-199 был чехословацким самолетом, созданным на базе немецкой модели Messerschmitt Bf 109. Позднее Чехословакия продала Израилю 61 самолет Spitfire, на которых чехословацкие летчики воевали в Великобритании.

Ежедневно по назначению вылетало по одному-два борта, их экипажи состояли из американцев, поляков, французов, немцев, южноафриканцев и англичан. Летчики возвращались обратно на порожних самолетах, которыми перевозили самолеты Avia S-199 в Израиль. В каждой бригаде было от 20 до 50 человек. Самолеты прибывали в аэропорт Жатец из аэропорта компании Avia в Летнянах, там их демонтировали, вместе с другим материалом их части грузили в транспортные самолеты. Затем уже в Израиле их собрали пять механиков компании «Авиа», в аэропорту Дов в Тель-Авиве, и они сразу вступили в бой. Их решительная атака 29 мая 1948 года застала врасплох египетскую армию. В этот день взлетели четыре израильских самолета S-199, только что собранных. У каждого из самолетов под крыльями подвешивались две 70-килограммовые бомбы. Одним из пилотов был Эзер Вейцман, будущий президент Израиля. Самолеты остановили дальнейшее продвижение врага на Тель-Авив, от которого он находился всего примерно в 30 километрах.

В конце июня самолеты вернулись в Чехословакию.

Аэропорт Жатец стал временной базой для трех машин Boeing B-17 Flying Fortress – тяжелых четырехмоторных американских бомбардировщиков. Израиль купил их из американских военных излишков. Они прилетели в Чехословакию из Майами, штат Флорида, 12 июня 1948 года. В Жатце эти летающие крепости переделали в бомбардировщики. Со складов чехословацкой армии самолеты приняли бомбы массой 250 и 500 килограммов. Уже 14 июня 1948 года они двинулись в сторону Каира. Машина, пилотируемая Рэем Курцем и Харвеем Нахманном, даже попала бомбой во дворец короля Фарука! После той атаки египетские самолеты пришлось перебросить с израильского фронта на оборону египетской столицы.

Реакции
Международная реакция на крупномасштабную перевозку военной техники не заставила себя долго ждать. Говорили, что у Израиля есть авиабаза за железным занавесом. Помимо ненужной огласки были и дипломатические ноты посольства США. Первая, 8 июля 1948 года, требовала от чехословацких властей предоставить сведения о трех транспортных самолетах, нелегально вылетевших из США. В другой, от 28 июля 1948 года, содержалась просьба разрешить членам экипажа забрать паспорта и переправить их в США.

Интерес США проявился не только на дипломатическом уровне. Работники посольства США Томас Донован и Ральф С. Сол посетили Жатец 10 августа 1948 года. Они связались с несколькими американскими механиками в гостинице «Сталинград». Интересовались их работой и тем, куда летали. Посоветовали зарегистрироваться в посольстве. Некоторые техники так и поступили. Вскоре США получили подробную информацию о воздушном коридоре, поэтому авиаперевозка военных грузов в Палестину из аэропорта Жатец вскоре прекратилась – по приказу МИД Чехословакии 11 августа 1948 года.

Всего с 20 мая по 11 августа 1948 года из аэропорта Жатец в Израиль вылетели 92-93 транспортных самолета различных типов: Curtiss C-46 Commando, C-64 Norseman, C-54 Skymaster, Lockheed C-69 Constellation. Эти самолеты были куплены Израилем из американских военных излишков или временно арендованы, включая экипажи. Более 300 тонн материалов было доставлено в Израиль по воздушному мосту из Жатца. Позже материалы перевезли из аэропорта Куновице в Чехии и Малацки в Словакии.

Помимо оружия Израилю нужно было обеспечить подготовку военных специалистов, способных обращаться с закупленным вооружением и новой техникой. Чехословакия взяла на себя их подготовку. В отличие от Италии, где правительство только терпело подобное обучение, чехословацкие чиновники пошли гораздо дальше.

12-14 июня 1948 года министерство национальной обороны Чехословакии утвердило директиву о подготовке курсантов-пилотов в авиационной школе в Простеёве, подготовке механиков, оружейников и сборщиков парашютов в ВШЛМ в Либерце, подготовке специалисты по связи в LSŠ в Хрудиме, обучение парашютистов в Кумри.

Чехословакия предоставила свои военные школы и учебные заведения, которых не было у Израиля, когда он был основан. Это позволило в короткие сроки обучить израильских солдат и добровольцев. По запросу Израиля готовили летчиков (в том числе 35 истребителей), наземный персонал, инструкторов парашютно-десантной подготовки, танкистов, 20 офицеров связи.

Дело Сланского
Но затем, поскольку Сталин проявлял все меньше заинтересованности в поддержке Государства Израиль, чехословацкое правительство свернуло продажу оружия Израилю и прекратило обучение военных кадров. Офицеры, участвовавшие в сотрудничестве с Израилем, позже были уволены из армии или понижены в должностях и званиях. А кульминацией изменения отношения к евреям стал суд над Рудольфом Сланским, который состоялся в ноябре 1952 года. 14 высокопоставленных деятелей Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ), большинство из них – евреи и те, кто обеспечивал оружием Израиль, были обвинены и осуждены за шпионаж, троцкизм, титоизм, заговор против республики и вандализм. На суде они были охарактеризованы как враги чехословацкого народа и сионистские буржуазно-националистические предатели.

24 ноября 1952 года в редакционной статье Руди сионисты снова ассоциируются с так называемыми титовцами, троцкистами, буржуазными националистами и космополитами. Упоминаются различные лица, фигурировавшие в процессе Сланского либо в качестве подсудимых, либо в качестве свидетелей, и все они – еврейского происхождения. На них навесили ярлык «существ, торгующих всем, что для них свято, цинично предающих все и всех, кто оказывал им доверие». Критике подверглись налаживание контактов между Израилем и Германией, якобы бездействие сионистов во время Второй мировой войны, их предполагаемый союз с Муссолини и Гитлером. Сионизм преподносится как сочетание космополитизма с буржуазным национализмом – «две стороны одной грязной медали».

11 осужденных были евреями, еще двое – чехи и один – словак. Чтобы сделать судебный процесс как можно более эффективным и показательным, на роль жертв члены КПЧ были выбраны из самых высоких партийных должностей. Когда Советский Союз потерял возможность влиять на политику Израиля через левое движение после выборов в январе 1949 года, Кремль занял проарабскую позицию и развернул антисемитскую пропагандистскую кампанию. Это тоже повлияло на выбор подсудимых на процессе над Сланским.

11 ноября 1951 года в Прагу инкогнито прибыл близкий друг Сталина Анастас Микоян с указанием Сталина немедленно арестовать Сланского. В ноябре 1951 года президент Клемент Готвальд под угрозой самому получить обвинение об участии в заговоре дал согласие на арест Сланского, который был его другом.

Советские советники с помощью госбезопасности включили в «заговор» целый ряд людей: сталинистов Шваба и Райцина, умеренных коммунистов Клементиса и Франка, профессиональных экспертов Марголиуса и Фрейка. После месяцев физического давления и бесконечных допросов подсудимые впервые встретились в главном пражском суде, на Панкраце. Их обвиняли в шпионаже, троцкизме, титоизме, заговоре против республики и саботаже, называли врагами чехословацкого народа и предателями-сионистами, буржуазными националистами. Главным обвинителем был Йозеф Урвалек.

Все подсудимые должны были выучить наизусть свои показания, которые писали за них следователи. Перед процессом их несколько раз допрашивали – проверяли. Этот суд имел большой отклик в Чехословакии: более 8500 петиций было подано в поддержку приговора, и большинство их авторов требовали смертной казни для всех подсудимых. Когда 11 «заговорщиков» приговорили к смертной казни, Клемент Готвальд отказался их помиловать. Так, помимо Сланского и Клементиса были казнены:

Отто Фишль – заместитель министра финансов, посол Чехословакии в ГДР в 1949-1951 годах;
Людвик Фрейка, экономист и публицист;
Жозеф Франк, заместитель генерального секретаря Компартии Чехословакии;
Бедржих Геминдер, функционер Компартии;
Рудольф Марголиус – заместитель министра внешней торговли;
Бедржих Райцин (Фридрих Рейнцингер) – дивизионный генерал и агент НКВД, был начальником военной разведки, а затем заместителем министра обороны;
Отто Кац (Андре Симоне) – журналист и писатель, в сопротивлении нацизму он также использовал псевдоним Рудольф Бреда;
Ота Шлинг – чешский политик, после войны ставший высокопоставленным функционером Компартии Чехословакии в Брно;
Карел Шваб, партийный функционер и сотрудник госбезопасности.
Кроме них к пожизненному заключению были приговорены Вавро Хайду, в прошлом представитель Чехословакии в ООН, заместитель министра иностранных дел Владимирa Клементисa; Ойген Лёбл, словацкий экономист и педагог; а также политик и публицист Артур Лондон. В 1963 году все осужденные были реабилитированы.

Экспорт оружия имел большое экономическое значение для Чехословакии. В общей сложности израильская сторона заплатила 12 198 844 доллара США за оружие, что составило тогда около трети дохода Чехословакии в иностранной валюте. Чешские оружейные склады были спасены Государством Израиль.

Сотрудничество между Чехословакией и Израилем было возобновлено лишь после распада Восточного блока на рубеже 1989-1990 годов.

Владимир Бачишин, журналист и исследователь, из Словакии – специально для сайта «Детали». Фото: GPO, Wikipedia public domain √

Exclusive оружие для Израиля Рудольф Слански Сталин Чехословакия
Источник: https://detaly.co.il/ih-ubili-v-tyurme-tela-sozhgli-a-prah-razveyali-tak-stalin-otomstil-lyudyam-vooruzhavshim-izrail

Читайте также:

«ХВАТИТ ЛИКОВАТЬ!»: ПОБЕДА ГЛАЗАМИ СОВЕТСКОГО ПОЛКОВОДЦА

летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от "мусора"!»

Ленд-лиз – оружие Победы, без которого Советский Союз вряд ли мог победить Гитлера

В СССР традиционно было принято пренебрежительно относиться к помощи, которая поступала в годы Второй мировой войны в рамках ленд-лиза от западных союзников. Как на самом деле обстояли дела с помощью, полученной за время войны Советским Союзом с Запада, и ее ролью в победе над нацистской Германией?

ЗВОНОК СТАЛИНА БУЛГАКОВУ ПОСЛЕ ПОХОРОН МАЯКОВСКОГО

Сталин позвонил Булгакову на следующий день после того, как произошли похороны Маяковского, на которых за гробом поэта следовали десятки тысяч москвичей, образовав многокилометровую процессию, превратившую панихиду по умершему (убитому или самоубитому) поэту в молчаливый протест

Нет людей – есть проблема, есть люди  – нет проблемы

Есть люди – нет проблемы. Нет людей – есть проблема. Это надо иметь в виду и руководителям страны, и тем, кто встроен в вертикаль власти, и тем, кто ни в какой властной структуре не состоит. Прежде, чем принимать решения, надо проверить, есть ли люди, которые способны их выполнять. И, если таких людей в достаточном количестве нет, начать с того, что создать условия, чтобы они появлялись. Это же очевидно, не так ли? Вопреки суверенному пониманию.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация