>> << >>
Главная Выпуск 32 2 New Concepts in Arts*
Literature

Вспоминая и перечитывая Иона Дегена

Марк Аврутин
Апрель 2021

Жестокая правда Иона Дегена – солдата, хирурга, поэта

 

28 апреля исполнится 4 года, как нет с нами Иона Дегена. Он был совершенно удивительным человеком, ещё при жизни удостоенным титула «человек-легенда». Буквально через несколько дней после окончания 9-го класса началась его военная биография. Стрелок истребительного батальона, командир взвода разведчиков отдельного дивизиона бронепоездов, а после окончания танкового училища – командир танка, командир танкового взвода, командир танковой роты отдельной танковой бригады прорыва. На его счету 16 единиц уничтоженной тяжелой техники противника. Для присвоения звания ГСС достаточно было 6 единиц. Но Деген этого звания не удостоился – помешал 5-й пункт.

Ион Деген был трижды ранен. Последнее ранение, 21 января 1945 года, было особенно тяжелым: осколок в мозгу, разбита верхняя челюсть, прострелены обе руки, осколочные ранения обеих ног, оторвана пятка правой ноги. Полученные ранения были признаны несовместимыми с жизнью. Под этим заключением стояла подпись такого авторитета, как Главный хирург Красной армии акад. Бурденко. Но случилось чудо, и Деген выжил.

Своё 20-летие Ион встретил тяжелым инвалидом (84% нетрудоспособности) и наркоманом (на протяжении нескольких м-цев ему впрыскивали по 5 мл морфина), без специальности и даже без среднего образования (к началу войны он окончил только 9-й класс). Но всё это не сломило его. Уже летом 1945 года, сдав экстерном экзамены за 10-й класс, в котором не учился ни дня, поступил в медицинский институт. После окончания института в 1951 году, работая практикующим врачом-ортопедом в городской б-це г. Киева, защитил кандидатскую, затем докторскую диссертации, получил звание профессора, оставаясь рядовым врачом. В 1977 году репатриировался в Израиль, где проработал ортопедом ещё 20 лет.

После выхода на пенсию в 72 года Ион Деген продолжал много работать: консультировал, редактировал научные и художественно-исторические произведения и сам много писал. Впрочем, он писал всегда, используя каждую свободную минуту. Его стихотворение «Мой товарищ в смертельной агонии ...», признанное лучшим стихотворением о войне, вошло в антологию «Строфы века». Его романизированная биография Эммануила Великовского – лучшая книга в этом жанре. Он автор 21 книги, сотен стихотворений и рассказов. Но главными были его способностипреодолевать Страх, никогда не падать духом, никогда не лгать и никому не завидовать.

 

В этом не типично большом по размеру стихотворении, мне кажется, Дегену удалось отразить всю свою жизнь, «хорошую, хотя и трудную», как однажды предсказала ему цыганка.

 

ЧИСТЫЕ РУКИ

 Надо мной много лет колуном-топором

Груз висит. И не сдвинуть руками.

Эта тема бикфордовым длинным шнуром

Подбиралась взорваться стихами.

От неё, непосильной, увиливал так,

Что порой было горько и стыдно.

Но попробуй сложи гимн о чистых руках,

Если рук этих чистых не видно.

 

Я на фронте о чистых руках тосковал.

Лоб в тавоте, в газойле колени.

В сон валился бессильный, как в смерть, наповал,

Не мечтая о мыле и пене.

Чистота!

Только даже во время еды

Мы о ней размышляли едва ли.

Временами дрожали над каплей воды,

А порой над секундой дрожали.

И шутили солдаты, мол, грязь – не беда,

Вымыть руки не худо оно бы,

Но важнее, что есть у солдата еда,

А от грязи – подохнут микробы.

Невзначай я копнул неприятный завал,

И немедля возникла дилемма.

Сам голодный, еду иногда воровал…

С чистотой согласуется тема?

Не в запас воровал боевой лейтенант

Чтобы только не сдохнуть до боя.

 

А в тылу прибирал всё к рукам интендант,

Смелый на руку, знал, как присвоить.

Он с быка получать умудрялся отёл,

Он ворочал едой и вещами.

А какими руками влезал он в котёл

С водянисто-солдатскими щами!

В штабе закусь и водка – широкой рекой.

И «герою» с расплывшейся мордой

Полупьяный начальник нечистой рукой

Императорски жаловал орден.       

Приписали ему моё место в бою,

Подчинённых моих достиженья…

И опять своровали награду мою,

Соблюдая закон сохраненья.

Не страшились большого начальства пинка

Под прикрытьем взаимной поруки.

Хоть рука руку моет, но наверняка

Оставались нечистыми руки.

 

Грязь нетрудно заметить на чистом полу.

Но останешься в схватке с фашистом

Чист в окопной грязи. Ну а тех, кто в тылу

Как разделим на чистых-нечистых?

Я не знаю, как выжил в смертельном бою.

Помню лишь госпитальные муки.

Перебитые руки в крови и в гною,

Разве это не чистые руки?

 

Было ясно на фронте, кто свой, кто не свой.

Было ясно, где чисто, где грязно.

А в гражданском житье я ходил, как слепой,

Подвергаясь нечистым соблазнам.

Как-то в частную лавку втащил меня друг.

Цены дикие в лавке. Но было

Бакалейных товаров обилье. И вдруг,

Как мираж – туалетное мыло.

Совершали мы в баню повзводный бросок,

Я смывал с себя грязи избыток.

Дурно пахнущий ржавого мыла брусок

Был нам дорог, как золота слиток.

Этим мылились мылом во время войны

И сейчас, в первый год невоенный.

Туалетное мыло! Мы были вольны

Только грезить о нём, незабвенном.

Положил на прилавок пахучий пакет

Сам хозяин, предельно учтивый.

Но увидел я вдруг: «Reines jüdisches Fett»*

На обёртке блестящей красивой.

Онемел. Задохнулся. Проклятья и мат,

Изрыгал я, от боли зверея.

Где-то в Пруссии мне показал наш комбат

Абажуры из кожи евреев.

Но, громя эту лавку, был верен себе:

Я, воспитанник подлой науки,

Не пошёл, не донёс, как учили, в ГБ,

Не запачкал стукачеством руки.

 

Юдофобская банда нагрянула в зал.

И конфликт нарастал постепенно.

Мой знакомый был рядом. Он видел, он знал,

Что я в драку ввяжусь непременно.

Джентльменством своим окруженье пленя,

Слывший в части морали красавцем,

Рук решил не марать. И оставил меня

Одного против банды мерзавцев.

 

Со студенческих лет, как священный обряд,

Медицинских законов зачаток:

В анатомке с перчаток смывал трупный яд,

А потом руки мыл без перчаток.

Редко сытый студент, фронтовые влача

Гимнастёрку в заплатах и брюки,

Восходил постепенно к высотам врача,

Сохраняя в стерильности руки.

Светлый образ целителя,  образ врача

Ярче титульных великолепий.

Из библейских времён к нам пришёл Элиша,

Из элинской легенды – Асклепий.

Летописцы, владыки, века не сотрут

Врачевателей славу бессмертных,

Кто больным отдавал ум, уменье и труд,

И себя – как последнюю жертву.

Мозг и сердце настроить на их частоту!

Ну, а руки?

Усвоил я чётко:

Невозможно создать этих рук чистоту

Только спиртом, и мылом, и щёткой.

Эти руки врача! Щуп найдите другой.

Кто способен всё снова, и снова

Сострадающей и осторожной рукой

Осязать ощущенья больного?

Пусть известно, что врач бескорыстен и свят, –

Как без денег прожить человеку?

Только грустно, что деньги порою грязнят

Даже без прикасания к чеку.

Но когда нечистот мы касаемся вдруг,

Повторяется истина вечно:

Экскременты больного не пачкают рук,

Если совесть врача безупречна

 

Клевету на меня  друг, услышав, застыл…

Оглушили его эти звуки,

Но смолчал малодушно. Он руки умыл,

Только стали ли  чистыми руки?

 

Чистота… Как и прежде, тоскую о ней.

Что есть проще простой этой штуки?

Но пойди, подсчитай, сколько раз, сколько дней

Пожимали мы чистые руки?

 

Не по мне эта тема.

Умерил размах.

Говорил про дела, про усталость,

Подбираясь к стихам.

И о чистых руках

Не сумел написать, как мечталось…

 

За ранения, за искажённую плоть,

За лишенья, потери, разлуки

До конца моих дней помоги мне, Господь,

Пожимать только чистые руки!

 

В рамках мемориального проекта вышла трилогия: «Жизнь и борьба Иона Дегена», «Юбилейные Дегеновские чтения», «Вторые Дегеновские чтения – Грани таланта».

Читайте также:

Русская ласка . Она же медвежьи объятия

История повторяет себя. Недавнее возрождение еврейского государства возвращает нас кистории возникновения первого – 33 века назад. Похожую Египту роль в современной истории евреев играет Россия.

Дегеновские чтения - памяти Ионы Дегена

«Существует хорошая традиция устраивать юбилейные чтения. Я предложил друзьям Иона Дегена провести виртуальные «Дегеновские чтения», посвященные его 95-летию. Возможностей провести такое мероприятие в реале по известной причине сейчас нет. Получив поддержку от группы друзей Иона, я приступил к подготовке юбилейного сборника, разослав десятки писем людям, с которыми общался Ион Деген. Не все смогли откликнуться, тем не менее, сборник состоялся, и мы предлагаем его вашему вниманию, дорогие читатели, выражая надежду, что эта традиция по отношению к Иону Дегену закрепится».

Афоризмы Черчилля

Черчилль стал единственным премьер-министром Великобритании, удостоенным Нобелевской премии в области литературы, и был первым, кого произвели в Почетного гражданина США. По данным опроса, проведённого в 2002 году вещательной компанией BBC, Уинстон Черчилль был назван величайшим британцем в истории.

Музыка Русского Времени

Статья написанная 8 лет назад, воспроизводится в журнале Новых Концепций в память о Великом Барде, Актере и Гражданине Владимире Семеновиче Высоцком. Сороколетие со дня смерти которого отмечает Русский Мир во всем мире

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация