>> << >>
Главная Выпуск 39 Воспоминания об Эпохах
Воспоминания об Эпохах

Дело врачей-вредителей - воспоминания человека, которая этих "убийц и шпионов" хорошо знала

Наталья Рапопорт
Январь 2023

Яков Фрейдин: Ай да Наташа! | Журнал "Чайка"

Тринадцатое января 1953 года. Ровно семьдесят лет назад. День, когда я впервые в жизни - и навсегда - не поверила советской пропаганде - сообщению ТАСС, по радио и в "Правде" об аресте преступной организации врачей-вредителей, совершавших чудовищные преступления по заданию разведок капиталистических стран.
"ПОДЛЫЕ ШПИОНЫ И УБИЙЦЫ ПОД МАСКОЙ ПРОФЕССОРОВ-ВРАЧЕЙ
Опубликовано в газете «Правда» 13 января 1953 г.
Сегодня публикуется хроника ТАСС об аресте врачей-вредителей. Эта террористическая группа, раскрытая некоторое время тому назад органами государственной безопасности, ставила своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза.
<...>
Прикрываясь высоким и благородным званием врача — человека науки, эти изверги и убийцы растоптали священное знамя науки. Встав на путь чудовищных преступлений, они осквернили честь ученых.
Жертвами этой банды человекообразных зверей пали товарищи А. А. Жданов и А. С. Щербаков.
<...>
Кому же служили эти изверги? Кто направлял преступную террористическую и вредительскую деятельность этих подлых изменников Родины? Какой цели хотели они добиться в результате убийства активных деятелей Советского государства?
Установлено, что все участники террористической группы врачей состояли на службе у иностранных разведок, продали им душу и тело, являлись их наемными платными агентами.
Большинство участников террористической группы — Вовси, Б. Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и другие — были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки — международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт». Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено."
<...>
Имени моего папы ещё нет в этом сообщении. Папа будет арестован через две с половиной недели, в ночь с 2 на 3 февраля 1953 года...
Почти всех перечисленных в сообщении 13 января я знала. Некоторые были близкими друзьями семьи, другие лечили меня или маму с папой. Мне недавно исполнилось 14 лет. При всей моей комсомольской преданности Партии и Правительству, сообщению ТАСС я поверить не могла.
Вот небольшой отрывок из моей повести, опубликованной в апреле 1988 года (№4) в журнале "Юность".
"…13 января 1953 года. Совершенно потрясенная, я в пятый раз слушаю радио. Я привыкла свято ему верить, но разум отказывается понимать. Этого не может быть! Этого просто не может быть! Вовси, Мирон Семенович Вовси, добрые руки и лучистые глаза которого прошли через все мое богатое хворями детство, – кровавый убийца?! И остальные – я ведь никого не обижала, исправно болея каждому по его специальности. Все они, еще так недавно шутившие, смеявшиеся за нашим столом, в нашем веселом, вечно полном гостей доме – «матерые убийцы, выродки рода человеческого, злодеи, надевшие белые халаты с единственной целью – зверски умерщвлять преданных деятелей Коммунистической партии и государства»?!
– Не может быть! – ору я, потрясенно глядя на окаменевших родителей. – Не может быть! Скажите же им, что это неправда! Бегите! Что вы стоите! Бегите и скажите им, что это неправда!
– Да, это ошибка, – сдавленным, чужим голосом, очень осторожно подбирая слова, говорит мама. – Это ужасная ошибка, и она, конечно, скоро разъяснится. Но ты никому, ты поняла меня? – никому не должна говорить, что ты этому не веришь. Ты можешь очень подвести папу и меня, а тебя (тут следует страшная угроза) исключат из комсомола. Ни с кем на эту тему не разговаривай, никаких разговоров не поддерживай!
Легко сказать – не разговаривай, когда всюду – по радио, в газетах, во дворе, в школе, в транспорте, в магазинах – только и разговоров, что о кровавых преступлениях разоблаченных вредителей. Я терплю, молчу, но, кажется, потихоньку схожу с ума. Где север? Где юг? Где правда? Где ложь? Почва уходит у меня из-под ног, я совершенно теряю ориентацию.
Как проклинал народ кровавых убийц и всю их нацию![2] Как жаждал возмездия! Как подогревали эти чувства все доступные в то время средства массовой информации! Ходили слухи, что лекарства в аптеках отравлены евреями-фармацевтами. У врачей-евреев отказывались лечиться. Пахло погромом.
В народе широко обсуждался вопрос, как будут казнить преступников. Информированные круги в моем классе утверждали, что их повесят на Красной площади. Волновались: будет туда открытый доступ или по пропускам. Сходились на том, что по пропускам: иначе любопытствующие подавят друг друга и могут снести Мавзолей. Кто-то говорил: ничего, наверняка снимут кино. А я видела во сне повешенного Вовси и просыпалась с криком…
И при всем этом ни на секунду, ни на одно самое короткое мгновение, ни тени мысли, что это может случиться с моим отцом…"
<...>
Дочь врача-вредителя
Я была болезненно привязана к маме. В детстве, когда они с папой куда-нибудь уезжали, я просто заболевала, переставала есть и спать, меня рвало, и мне все казалось, что я умру, так и не дождавшись маминого возвращения. Я считала дни, часы, минуты. Для мамы я была готова на все. Мама так радовалась моим успехам – после маминой смерти они надолго потеряли для меня смысл.
В те страшные дни маме было очень важно, чтобы моя жизнь не нарушилась из-за папиного ареста, чтобы я продолжала ходить в школу. И я ходила. Но с этого момента два страха стали полновластными хозяевами моей жизни, два страха, слившиеся в один беспрестанный ужас: дневной страх – что о моем позоре узнают в школе и ночной – что придут за мамой. Ночной страх начинался около одиннадцати вечера и продолжался до пяти утра: почему-то я была уверена, что ни раньше, ни позже маму не заберут. Ночной страх был так силен, что в эти часы меня била крупная дрожь, как в припадке. Я даже спать ложилась не в комнате, а в коридоре на раскладушке, всю ночь напряженно вслушиваясь в звуки и шорохи подъезда, и при стуке двери лифта на ближних этажах кричала от ужаса.
Дневной страх владел мною в школьные часы, превращая меня на это время в маленькую сжатую пружину. Только три девочки из моего класса знали, что у меня стряслось, – три девочки, жившие в нашем доме. Родители строго-настрого запретили им говорить хоть слово даже самым близким подругам – понимали, что завтра любая из них может оказаться на моем месте. И девочки молчали, хотя легко представить, чего им стоило носить в себе такую сенсационную тайну! А тайна рвалась наружу, жгла кончик языка…
Я изо всех сил старалась казаться естественной, такой, как всегда – общительной и жизнерадостной. И одна из трех не выдержала. На переменке эта девочка отозвала меня в сторону:
– Ты что, думаешь, если мы молчим, ты можешь вести себя как полноправный член нашего общества?
Трах! Многодневное напряжение разряжается звонкой пощечиной, которую я впечатываю в лицо обидчицы. Класс мгновенно замыкает нас в круг:
– Что случилось?
Поборница чистоты рядов глядит на меня со смесью изумления и ненависти, и всем своим вмиг ослабевшим существом, едва удерживаясь на ватных ногах, я физически ощущаю, как правда заполняет ей рот, просачивается сквозь зубы и сейчас, вот сейчас сорвется с губ…
Звенит звонок! Он выводит меня из оцепенения. Я лечу в класс, лихорадочно собираю свои вещи и ухожу из школы – может быть, навсегда…"
<...>
Главу о папином возвращении я поставлю в юбилейный день 4-го апреля. А здесь - небольшой эпилог истории с девочкой, которой я тогда, в феврале 1953 года, сгоряча заехала по физиономии. Прошло тридцать пять лет. Мы попрежнему жили в одном доме. Встречались во дворе, но я смотрела сквозь неё, не здоровалась и как бы не узнавала. Прошло 35 лет, и вышел журнал "Юность" с моей повестью. И вот я вижу в окно эту девочку (теперь уже пятидесятилетнюю даму), которая с огромным своим псом - золотым ретривером - направляется из своего первого подъезда в сторону моего пятого. Ой-ой, думаю, они с псом идут меня сожрать. И правда - хлопает дверь лифта, и раздаётся звонок в нашу дверь. На пороге - Л. со своим псом:
- Пустишь?
- Проходите.
- Чаем напоишь?
- Пошли на кухню.
- Это ведь ты обо мне написала?
- О тебе.
- Какая же я была дура!!! Прости меня, если можешь. Можешь?
Ну что вам сказать. Мы обнялись.
Сейчас её уже нет в живых.

Читайте также:

Массовый голод 1931-1933 годов в Казахстане стал небывалой в истории человечества ХХ века трагедией.

Сегодня, когда говорится о голоде тех лет в СССР, неизменно сообщается и о голоде в Украине. В тот период в Украине от голода умерли более 3 млн человек из 40-миллионного населения. В Казахстане же по состоянию на 1 января 1934 года в живых остались всего 3 млн 212 тысяч человек из 5 млн 965 тысяч проживавших в стране по данным переписи 1929 года. Это была ни с чем не сопоставимая по своим масштабам трагедия.

Ион Деген о первых днях войны

Бытует мнение о том, что настоящий ветеран всегда был скуп на слова. Старался не вспоминать и не рассказывать о том, что пережил. Ненавидел правду той войны. Ион Деген, напротив, не мог и не хотел забывать всё, что въелось в память. Много писал и часто рассказывал о той войне. Его стихотворение «Мой товарищ в смертельной агонии» признано лучшим стихотворением времен ВОВ, вошло в антологию русской поэзии «Строфы века».

«ПОЩАДИТЕ ЖЕ РОДИНУ И НАС»

  Используя факт убийства С.Кирова 1 декабря 1934 г., сталинское руководство обрушило на страну новую волну массовых репрессий. В первую очередь они коснулись Ленинграда. Только за два с половиной месяца после 1 декабря 1934 г. в городе было арестовано около 900 человек; тысячи ленинградцев, особенно представители старой интеллигенции, были высланы в отдаленные области СССР.

Новогоднее поздравление Путин сделал, одетым в френч, по образу и подобию Сталинских Комиссаров

Полувоенный френч Российского Президента в качестве новой моды одежды и формы для подражания руководителям Государства и Компетентных в населении Органов является намеком на то, что сорок семь лет со смерти Сталина до воцарения Путина российская история шла по неправильному либерастическому пути. Что время с 1953 по 2000 год должно быть как ножницами вырезано из Памяти и Сердец.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация