>> << >>
Главная Выпуск 35 Воспоминания об Эпохах
Воспоминания об Эпохах

Вера Стравинская - самая экзотическая и знойная женщина своего времени

Январь 2022
Вера Судейкина (Вера Стравинская, Вера Шиллинг) - актриса - биография -  советские актрисы театра - Кино-Театр.Ру Судейкина, Вера Артуровна — Википедия Стравинский с женой Верой Судейкиной в своем доме в Лос-Анджелесе - YouTube

Самой экзотической женщиной, которую мне довелось встретить, была, без сомнения, Вера Стравинская, вдова великого композитора.

Когда мы познакомились в Нью-Йорке в 1976 году, Вере Артуровне было восемьдесят восемь лет. Ошарашила она меня сразу, почти с порога предложив сначала выпить, а потом закурить. Я в смятении отказался. Стравинскую это нисколько не озаботило: сначала она с лихостью опрокинула стопку водки, а затем преспокойно задымила. Иностранец бы воскликнул: вот типичная русская женщина! Так когда-то подзалетел сам Томас Манн, написавший, что Стравинская - настоящая «русская красавица»...

На самом деле отцом высокой и дородной Веры Артуровны был француз де Боссе, а матерью - шведка, так что в жилах ее не текло ни капли русской крови. Лишнее доказательство того, что жизненное окружение лепит личность настолько же, насколько и гены. А это окружение у Веры Артуровны почти с самого начала было богемным и экзотичным: она вращалась в кругу «Бродячей Собаки», снималась у легендарного режиссера Якова Протазанова (Элен в «Войне и мире»). Вышла замуж за англичанина Роберта Шиллинга - рассказывают, отчаянного игрока. 
 
Здесь процитирую одну из баек Сергея Довлатова, тем более что в данном случае это чистая правда:
«Вера понравилась Таирову. Он пригласил ее в свой театр. Представляя молодую актрису труппе, говорил: «Не было ни гроша, да вдруг - Шиллинг...»... Но от Шиллинга Вера ушла к модному художнику Сергею Судейкину, одному из центральных персонажей той пряной и слегка бесстыдной эпохи. Образовался сложный шестиугольник: Вера - Судейкин - его бывшая жена Ольга - Александр Блок - молодой поэт Всеволод Князев - Михаил Кузмин... В результате всей этой истории Князев, как известно, в 1913 году застрелился...

Летом 1917 года Вера Артуровна с Судейкиным сбежали из Петрограда в Алушту. Здесь же оказался и Осип Мандельштам, обессмертивший её в стихотворении, начинающимся очень похожим портретом Веры:

Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
- Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем, - и через плечо поглядела...

(Кстати, это было одно из любимых стихотворений Иосифа Бродского). Рукопись этого стихотворения Вера Артуровна бережно сохранила, пронеся через всю свою бурную жизнь. И в Париже, и в Лос-Анджелесе, и в Нью-Йорке любила вынимать и перечитывать...

В эмигрантской Европе 20-х годов Вера стала подругой Игоря Стравинского, который к этому времени был уже пятнадцать лет женат, разводиться не собирался, но и с Верой не расставался. Она была его переводчицей, секретаршей, а в некоторых случаях и менеджером. Жена обо всем, по меньшей мере, догадывалась, в артистических кругах отчаянно сплетничали, так что ситуация была довольно напряженная. И длилась она без малого двадцать лет, до смерти жены...

Друзья считали, что Стравинский после этого на Вере не женится. Но - ошиблись. Композитор был человеком весьма вспыльчивым - клубок нервов, а Вера на него действовала успокаивающе, в жизни Стравинского это был необходимый наркотик...

Могу засвидетельствовать: в присутствии Веры Артуровны торопиться не хотелось. Возникало ощущение уюта, казалось - все образуется, неприятности рассосутся. Любой её жест, самый экстравагантный, производил впечатление непринужденности и уверенности. Разговор тек ласково и естественно.
Она была в высшей степени здравой женщиной и талантливой художницей. Её загадочные и фантастические пейзажи украшали стены огромной нью-йоркской квартиры Стравинских, выходившей окнами на Сентрал парк.
Смерть Стравинского в 1971 году не выбила Веру Артуровну из колеи. Она продолжала писать картины - когда ей было уже девяносто, успешные выставки ее работ прошли в Лондоне, Париже и Берлине. Но, конечно, Вера Артуровна постоянно вспоминала об Игоре Федоровиче...

О том, как он любил птиц, животных и цветы.

О том, как каждое утро, когда она составляла список неотложных дел, он неизменно сверху вписывал: «Сначала ты меня поцелуешь!»...
О том, как они вместе читали русских поэтов - Пушкина, Ахматову...
И добавляла: «Меня вечно спрашивают, каких великих людей я встречала. За свою жизнь я встретила только одного великого человека - Стравинского»...
Соломон Волков.
Журнал Чайка.
***
P.S.1.
Личное...
Письмо Веры Стравинской, написанное мужу, Игорю Стравинскому, после его смерти...
- Всем пишу, а всего больше хотелось бы написать тебе...
Как легко мне пишется тебе! Я очень страдаю, что не могу говорить с тобой - мне не с кем говорить, особенно по - русски, - я боюсь, что я скоро разучусь русскому языку...
Неужели я забуду русский язык? Последнее время, когда ты уже не мог много говорить, а я тебе рассказывала что-нибудь, чтобы развлечь тебя, ты смотрел на меня, и легкая улыбка расползалась по лицу! Что бы я дала теперь, чтобы увидеть эту улыбку! Я готова плакать, и совершенно напрасно я верю, что увижу тебя, - может быть, это будет неудовлетворительно, мы всегда желаем ту самую среду, в которой мы жили и были счастливы, - то маленькое café около NDame, где мы встречались тайком. Café было паршивое, но ты говорил:
„От добра добра не ищут“...
Под добром ты, конечно, подразумевал счастливые моменты...
Я уверена, что ты слышишь все, что я говорю и думаю. Ведь это делается духом, а не телом, которое сгнило, или костями, которые поддерживали тело, а дух ведь продолжает существовать...

P.S.2. Вера Артуровна Судейкина - Стравинская прожила вместе с Игорем Стравинским пятьдесят лет, разлучаясь лишь ненадолго...


После его смерти она прожила 11 лет и скончалась 17 сентября 1982 года в Нью-Йорке...

Похоронена в Венеции на кладбище Сан-Микеле, рядом со своим мужем...

Читайте также:

РАССКАЗ О ТОМ КАК Я НЕ СТАЛ СОЗДАТЕЛЕМ БИОЛОГИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ

Сейчас, оглядываясь назад, и узнавая отдельные детали просачивающихся в печать и на интернет программы создания советского бактериологического оружия под руководством Огаркова, а также генерала Ошмарина, имя которого как создателя бактериологического оружия не настолько известно поскольку еще более засекречено, я с изумлением замечаю, насколько многие ее стороны похожи на то, что я предложил. Случайно ли это сходство? Надеюсь, что на работу, которую описал Человеку номер 1 или 2 в создании советского бактериологического оружия, я никакого влияния не оказал.  

Совсекретная судьба создателя Советской Атомной Бомбы

Мать в Израиле,отец исчез в подвалах НКВД

«Пушкин — наше всё, но я бы не хотел быть его соседом»

Жизнь человека, на мой взгляд, это движение от одного кризиса к другому и преодоление этих кризисов.

ИОН ДЕГЕН мемориальный проект

во время войны – танковый ас и один из самых ярких представителей «окопной поэзии»; после войны – хирург-виртуоз, ученый-исследователь, автор почти сотни научных работ и опять же – поэт и писатель. А в декабре 2014 года он был официально удостоен титула «человек-легенда», что было подкреплено вручением ему премии «скрипач на крыше» в номинации «человек-легенда».

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Войдите в систему используя свою учетную запись на сайте:
Email: Пароль:

напомнить пароль

Регистрация